Красное к красному

Страница: 3 из 7

презервативе. Были и другие правила. Особое его внимание привлекло правило для любовниц, которое обязывала их не отказывать партнёру в анальном сексе. Он снова вспомнил о рубине в попе Марты, хотя его сильная эрекция не проходила почти с того самого момента, как он её увидел. Теперь эта эрекция тщательно скрывалась в складках его брюк.

Было несколько вариантов посещения, от этого зависела оплата. При любом раскладе, это было ненамного больше, чем посещение элитной проститутке. Но при этом намного безопаснее, потому что ни о каких справках в других случаях речи не шло. Оплата производилась в безналичном расчёте банковским переводом. Забавно, в назначении перевода нужно было указать «благотворительность».

На столе лежала анкета. Марта предложила её заполнить. Вопросы имели отношение исключительно к его предпочтениям в сексе. Какие девушки ему больше нравятся: блондинки, брюнетки, или рыжеволосые. Что его возбуждает больше всего: высокие каблуки, колготки в сеточку, какого цвета колготки, нижнее бельё, кружевное или мини. Нравится ли ему доминирование, в какой форме. Татуировки, латекс, пирсинг, какого цвета презервативы, какой производитель. И так далее.

Виктор тщательно заполнил эту анкету и прочитал правила клуба. Было очень много правил, касающихся безопасности в любом её проявлении. Знакомство начиналось и заканчивалось в клубе. Любовница и любовник не могли просто подойти друг к другу на улице и мило побеседовать. Это, конечно, имело свою логику. Это могло бы скомпрометировать мужчину или женщину. В конце Виктор подписался, что с правилами согласен и готов уже было собираться уходить, но Марта явно не торопила его.

Она взяла анкету (в правилах было сказано, что только противоположный пол имеет право получать эту информацию, и не имеет права разглашать её другим членам клуба) и пробежалась глазами по ответам. Это слегка напрягло Виктора. Не каждый день красивая девушка, от которой у тебя в штанах лежит торпеда уже полчаса, готовая взорваться в любую секунду, изучает твои сексуальные предпочтения. При этом на её лице не возникло глупой улыбки, которую он вот-вот ожидал увидеть, скорее это был огонёк в глазах. Губы её приоткрылись, и дыхание явно стало замедленным.

Наконец, она подняла глаза, игриво улыбнулась, но без издёвки, и спросила:

 — Так вам тоже нравится красный?

В анкете он упомянул, что ему нравятся красные презервативы, что в принципе полностью соответствовало действительности.

Она словно случайно раздвинула ноги. В этот раз Виктору даже не надо было искать отражение в нижней полке стеклянного столика. Он мог отчётливо видеть аккуратно выбритую полоску волос на её лобке. «Она по-прежнему меня дразнит, пора сваливать». Но, похоже, это было неправдой.

Неожиданно она встала и, всё также улыбаясь, глядя ему в глаза, села на корточки напротив него, рукой нащупывая торпеду. Он даже не думал сопротивляться. Внезапно всё, что ему захотелось, это расслабиться и обо всём забыть.

Не давая ему снять штаны, она ловко расстегнула ширинку, приспустила трусы и достала его разбухшую от желания плоть. Она достала также яички, приспустив резинку трусов под них. Теперь весь его инструмент торчал в её руке. Она начала медленно посасывать яички, постепенно подбираясь к головке члена. Наконец, достигнув её, она начала нежно облизывать её по кругу, оттянув кожу члена так, чтобы вся головка набухла и стала большой. Её взгляд был направлен на него. Он тоже любил смотреть, когда ему делали минет. Но Марта была первой, кто смотрела ему прямо в глаза, не отводя взгляда, и даже слегка улыбаясь.

Она явно не хотела, чтобы он кончил сейчас, он тоже не хотел запачкать штаны и рубашку. Тем не менее, она хорошенько прошлась по всему его члену пару раз, глубоко захватив его в рот. Он чувствовал, как её влажный шершавый язык нежно гладит область вокруг головки. В яичках уже давно начался процесс подготовки к извержению. Теперь тяжесть переместилась куда-то внутрь, но по-прежнему оставалась в яичках. К счастью в её руке появился презерватив, и он был красный. Она снова игриво улыбнулась ему и начала аккуратно надевать презерватив на член. Теперь он выглядел вполне воинственно. Марта развернулась и легла грудью на столик. Отведя руки назад, она закасала юбку и он увидел, что все его мысли о конусе и ручке и рубине оказались верными.

 — Красное к красному, — томно сказала Марта, и он понял, чего она хочет без лишних слов. Он снова вспомнил, как она ёрзала в кресле, пока они разговаривали и руки его слегка затряслись от возбуждения, когда он доставал конус из упругой попки Марты. Неожиданно в руке у Марты появилась маленькая пластиковая бутылочка, выдавив из которой несколько капель лосьона себе на руку, она быстро смазала его красный от презерватива член. Он понял, что это для смазки.

Он вогнал весь свой член в неё, соскальзывая по смазке в уже достаточно разработанной конусом попке. Едва достигнул предела, он почувствовал, как явно натренированный сфинктер Марты железной хваткой захлопнулся на корне его члена. Марта выкрутила шею, притянула его к нежному поцелую.

 — Добро пожаловать в клуб, — прошептала она ему на ухо.

Он начал трахать её, по другому и не скажешь, как никогда никого не трахал в своей жизни. И ей это нравилось, она продолжала ёрзать на его члене, только теперь не скрывая удовольствия, постанывала. Столик оказался не совсем стеклянным. Он явно был выбран с толком. Убедившись в этом, Виктор совсем потерял контроль и всем своим весом начал обрушиваться на неё всё быстрее и быстрее. Она не пыталась ему препятствовать, вместо этого она крепко вцепилась в край стола руками с одной стороны и внизу прижала колени к ножкам с другой, зафиксировав своё положение и раздвинув ноги максимально удобно для их обоих. При этом она полностью расслабилась и он уже почти не чувствовал ничего под собой.

Это не могло продолжаться бесконечно, и он кончил. Кончил так сильно и так обильно, как никогда в своей жизни. Ощущение блаженства взорвалось яркой вспышкой во всем его теле и сознании. Оргазм сопровождался громким, почти болезненным стоном с его стороны и лёгким блаженным с её.

Восстанавливая дыхания, он лежал на ней, пот градом катился по его лицу и спине, его член глубоко в ней. Она не пыталась высвободиться, она нежно целовала его руки, которыми он слегка подпирал своё тело о столик.

Он чувствовал благодарность к этой женщине, даже больше, он чувствовал что любит её. Она подарила ему мечту, и он готов был на всё, чтобы это чувство счастья не кончалось ни сегодня не завтра, никогда. Теперь он начинал понимать роль любовницы в жизни мужчины. Мысль о том, что это не совсем любовница, уже не посещала его.

Они расстались нежным поцелуем. По правилам клуба он мог приходить, когда ему заблагорассудится, предварительно договорившись и внеся первый взнос.

Марта напомнила ему о справках и показала свои, на которых стояли печати трёхдневной давности. По правилам клуба члены клуба должны были не только предоставлять эти справки, но и самостоятельно убеждаться в их наличии, прежде чем вступить в контакт. Параноидальным это ему не казалось, это только усилило его доверие к ней и к клубу.

 — Сегодня любовница сделала традиционный подарок на свой страх и риск для нового члена клуба и нисколько об этом не жалеет, — игриво сказала Марта на прощание.

Никаких обязательств, никаких выгулов по ресторанам и театрам, выбор девушек, индивидуальный подход. Теперь он начинал понимать, почему Андрей так боялся вылететь с клуба. Мысли Виктора бурлили по дороге домой.

III

Марта жила одна. В её жизни было много разных мужчин, которые её любили и не любили, и которых она любила, но никогда не подпускала слишком близко. Со временем любовь для неё поменяла своё значение. Теперь ей казалось, что единственный раз, когда она по настоящему любила, случился в ту далёкую шестнадцатую весну. Но об ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх