Моя троюродная сестра

Страница: 1 из 2

Я хочу рассказать вам о своем недавнем эротическом опыте, довольно скромном, но обостренном от соприкосновения с запретным для меня явлением — с инцестом (хотя и не очень близким).

Так повелось, что в нашей семье, во всех ее ветвях, как минимум с третьего колена родства, росли высокие и крепкие парни, а главное — стройные, длинноногие и очень симпатичные девчонки. Надо сказать, это во многом повлияло и на мои собственные повышенные требования к женской внешности. Красавицами в молодости (судя по фотографиям и рассказам) были и моя бабушка, и моя мама, и все тетки. Такими же длинноногими и соблазнительными были и мои двоюродные/троюродные сестры (родных, к сожалению, нет). Будучи подростком, я очень ими гордился.

Жили наши семьи недалеко друг от друга, так что со многими из сестер я был очень близок с младенчества. Детьми мы вместе барахтались на взрослых праздниках, пекли картошку на пикниках, регулярно собирались на шашлыки (только для братьев и сестер). С некоторыми же из сестер, по причине их отъезда в дальние города или из-за большой разницы в возрасте, я общался пореже. Мне довелось наблюдать, как с наступлением соответствующего возраста сестренки начинают встречаться с парнями, выслушивать рассказы об их девичьих переживаниях, а позднее и выдавать их замуж.

А однажды и я переехал жить в другой город, возвращаясь в родные места лишь раз в несколько лет.

Разумеется, в подростковом возрасте у меня был небольшой период, когда с теми из сестер, кто постарше, мы придумывали легкие эротические игры — первое знакомство с противоположным полом. Но по общему молчаливому решению это уже давным-давно было предано полному забвению (хотя, кто их знает?). А тем временем подрастали и младшие сестры...

Наверняка, некоторым из вас знакомо ощущение приятного удивления, когда уже взрослым взглядом наблюдаешь за расцветом и созреванием бывших детей, особенно девчонок. Как у них формируются соблазнительные припухлости в нужных местах, как появляется кокетство во взглядах и игривость в разговоре.

Изредка приезжая в родной город и встречая подрастающих младших сестренок, я с большим удовлетворением отмечал, какими же они становятся хорошенькими, какие длинные и ровные у них ножки, какие стройные фигурки и симпатичные мордашки. К этому времени у меня уже вполне сформировалось собственное представление о женской внешности: о холодной подиумной красоте — эстетической радости только для глаз, и о красоте, которую хочется еще и держать в руках, от прикосновения к которой волны тепла расходятся по всему телу. Отмечал я и то, насколько мои сестренки соответствуют моему личному идеалу внешности, его второму, теплому и земному воплощению.

Впрочем, все это было лишь удовольствие старшего брата, гордящегося младшими. Хотя во многих культурах сексуальные связи даже с двоюродными сестрами (кузинами), не говоря уже о троюродных, воспринимались обществом как вполне нормальные, мы-то все росли рядом, дружно и даже, пожалуй, несколько патриархально. Поэтому любые мысли о малейших сексуальных отношениях между братьями и сестрами воспринимались полноценным инцестом.

В результате абсолютно все более-менее конкретные фантазии, гонимые глубинными запретами, проскальзывали очень редко и мимолетно, по самой поверхности сознания. Но недавно, совершенно неожиданно для меня произошло преодоление первых слоев смущения. Именно об этом случае я и хочу вам рассказать.

Дело было на большой вечеринке, на которую я попал, в очередной раз вернувшись в родной город после долгого отсутствия. Народу на ней было довольно много — больше полусотни человек, среди них половина моей местной родни (особенно ее молодая часть), их друзья, друзья друзей и т. д. Там-то я повстречал свою троюродную сестру Дину. На этот момент ей исполнилось где-то двадцать с небольшим лет, при этом меня она младше примерно лет на десять. Мы не виделись с ней уже несколько лет. В свое время я присутствовал на ее свадьбе, потом видел ее лишь однажды мельком, и больше ее судьбой особо не интересовался (она не входила в число самых близких сестер, в том числе и по возрасту). Уже здесь я узнал, что, как это нередко бывает с красивыми девчонками, с первым супружеством у нее не сложилось, поэтому и на вечеринке она была одна.

Столкнулись мы с Динкой еще на торжественной части праздника, будучи почти трезвыми. Я не буду заливать, что все черты ее внешности были бесподобными или что-нибудь в этом роде, это было бы прилизанной подростковой фантазией. Но она очень близко соответствовала моим личным предпочтениям. Представьте себе довольно высокую (сантиметров, примерно, 175) натуральную блондинку (не выношу крашеных) с длинными, чуть вьющимися волосами, с немного веснушчатой смешливой мордашкой (не иконой, а просто хорошенькой и приветливой), в светлой обтягивающей безрукавке, с небольшими и еще высокими грудками — яблочками (это примерно 2-й размер, не так ли?), с почти плоским животом и узкой фамильной талией. Белые, с тонкой черной полоской облегающие брюки подчеркивали длиннющие стройные ноги и аппетитно кругленькую попку (мне нравится, когда она не слишком большая, но ягодицы обязательно должны расходиться в стороны, а не сжиматься).

*****

По настоящему красивые женские ножки (пропорциональные; стройные, но не очень худые; ровные, что точнее всего определяется при взгляде сзади; с высокими лодыжками и без выделяющихся икр и т. ) в реальности попадаются не чаще, чем у одной из тысячи девушек. Даже признанные фотомодели обладают ими далеко не всегда. Но и просто красивые ножки — это драгоценность, встречающаяся гораздо реже красивых лиц. И это непременное условие, чтобы при взгляде на девушку у меня заныло под сердцем. Лицо, фигура, грудь — все это может быть и просто хорошеньким, но ноги просто обязаны быть красивыми (эрекция, конечно, начнется и без них, но душа-то уж точно не запоет).

*****

Конечно, в 19 лет, на своей свадьбе Дина смотрелась еще свежее и трогательнее, зато сейчас в ней было гораздо больше взрослой женской мягкости и уравновешенности. И, тем не менее, для мужчины за тридцать она все еще казалась юной и нежной. Помню, как, разглядывая ее, я в очередной раз позавидовал избранникам моих сестер (и удивился тем, кто их отпускает). В первый раз и совершенно неожиданно для меня в голове скользнула мысль: так притягательно было бы сейчас обнять ее не по-братски, а по-мужски — с наслаждением.

Вечеринка постепенно вошла в свое русло, плавно переходя в банальную пьянку по поводу чего-то там. Мы ели-пили, болтали-танцевали, временно зависая то в одном месте, то в другом. Периодически мой взгляд натыкался на Дину, снова и снова пробегая по притягательным линиям и изгибам ее фигуры. В голове уже немного шумело, границы приличий понемногу отодвигались, пальцы временами мысленно чувствовали упругость Динкиной талии, нежность ее небольших грудок, мягкость бедер и попки. Теплые всполохи прокатывались по телу от столкновения волн «хочу» и «нельзя», от осознания того, что желания все дальше проникают за личную грань допустимого.

*****

Если новая партнерша искренне открывается мне навстречу, то я никогда не спешу с усилением контакта. Чтобы вдоволь насладиться свежестью восприятия, знакомство с ее телом должно протекать плавно, по нарастающей, постепенно проходя через всю гамму ощущений. Важнейшие впечатления в сексуальном контакте для меня дают зрение и осязание.

Любование красивой девушкой со стороны рождает спокойное внутреннее удовлетворение, похожее на удовольствие от гармоничного ландшафта, хорошей свежей шутки или марочного испанского вина. Еще приятнее разглядывать девушек в более доверительных ракурсах, как невинных, так и пикантных. Но что может сравниться с наблюдением за мимикой расслабленного девичьего лица, реагирующего на стимуляцию эрогенных зон?

При осязании же первое удовольствие я стараюсь получать исключительно через ткань, К обнаженной коже можно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх