Просто такая сильная любовь

Страница: 2 из 6

на что обиженный.

Ненавижу...

Дэвид привстает со своего места, привычно пересчитывает нас взглядом и, успокоенный, садится. Как будто отсюда можно куда-то убежать... Фантазер, блин!

 — Том, ты сильно сердит? — робкий голос моего брата справа.

Конечно, он сидит рядом. Последние дни мы не расстаемся с ним больше, чем на пару минут. Объясняем это тем, что перед налетом на Америку (это термин Дэвида) мы особенно нуждаемся в поддержке друг друга.

Острое чувство нежности пронзает меня. Я сразу забываю о том, что ненавижу летать. Машу головой отрицательно. Билл еле слышно вздыхает.

 — А я, представляешь, каждый раз, как в первый...

 — Угу, — поддерживаю я разговор.

 — По сути, ведь что такое самолет? — продолжает нервно рассуждать Билл, — Листы железа, скрепленные гаечками плюс какой-то там двигатель... Вот и все. Считай, что консервная банка. А мы — в ней...

Я беру его холодную ладонь в свою и слегка сжимаю, побуждая продолжать говорить. Люблю, когда он такой.

 — Вот... И мы все просто висим в воздухе, правильно? Как мухи... Хотя нет, при этом мы еще и летим. Это же просто бред сумасшедшего — несущаяся с огромной скоростью консервная банка, начиненная живыми людьми...

Я молчу. Интересно, куда дальше заведет его фантазия?

Но он тоже замолкает. Смотрит в одну точку и молчит. Я понимаю, что он рядом, только по тому, как ласково его пальцы поглаживают мою ладонь. Мне приятно, слегка щекотно и я чувствую, как туго скрученная внутри меня пружина потихоньку распрямляется.

Он переплетает мои пальцы со своими, и я окончательно расслабляюсь. Как я заснул, не помню.

* * *

Резко открываю глаза. Наверное, слишком резко — все как-то расплывается. Я заботливо укрыт пледом, кепка лежит на соседнем сидении.

А Билла нет. Где мой Билл?

Недоуменно верчу головой, осматриваюсь по сторонам. Большая часть людей в салоне тоже спит, кто-то читает, кто-то работает за ноутбуком. Ищу своих. Все, как всегда — Георг дрыхнет, смешно перекосив открытый рот, а Густав режется сам с собой в какую-то дурацкую видеоигру. В детстве, видать, не доиграл. Усмехаюсь мысленно.

А Билла нет...

Встаю с кресла и иду искать своего брата, чувствуя себя при этом персонажем зауряднейшего ужастика. Усмехаюсь второй раз.

Мы сталкиваемся с ним возле туалета. Буквально налетаем друг на друга. Я рефлекторно обхватываю его тщедушное тельце руками, в ответ он сильно-сильно прижимается ко мне, положив голову мне на плечо. Его безумная прическа щекочет мое лицо, но я терплю.

Все-таки, как же сильно я люблю этого маленького вредного человека!

 — Том, я люблю тебя, — говорит он мне в ту же секунду и поднимает голову.

Медленно-медленно приближает свои губы к моим, как будто еще сомневаясь, как будто еще не до конца решившись, как нужно поступить.

Не могу ждать — рывком преодолеваю оставшееся расстояние и чувствую его мягкие губы под своими. До чего же хорошо... Он начинает целовать меня первый, сначала верхнюю, а потом нижнюю губу, стараясь не задевать мою сережку (моя визитная карточка, фирменный знак). Знает, что я этого не люблю. Как-то неловко проводит своим языком по моему, как будто предлагая... Я не отказываюсь... Как я могу?

Чувствую, как начинаю буквально дуреть, стоя тут с ним за тоненькой шторкой и целуясь, словно в первый и последний раз в жизни.

Он отрывается от меня:

 — Кто-то идет. Пойдем, Том.

Я никак не могу отойти, тупо киваю головой и все равно стою на месте.

 — Я первый пойду, ладно? Чтоб без палева...

Практичный ты мой, блин. Обожаю тебя.

Билл выходит из нашего убежища и идет к нашим креслам.

На выходе я сталкиваюсь с каким-то лысым мужиком. Так вот кто нам помешал... Чувствую к этому товарищу немотивированную неприязнь, улыбаюсь тут же своим злобным мыслям и иду на свое место.

Усевшись поудобнее, протягиваю руку Биллу. Он радостно хватается за нее.

Я спокоен. Он счастлив. Обожаю летать.

__________________

Глазами Билла

Я стою перед зеркалом и тщательно подвожу правый глаз. Наташа, конечно, хорошая визажистка, но я всегда чуть-чуть переделываю ее работу на свой лад. Чтоб глаза были еще чернее, чем она делает. Правда, становлюсь похожим на вампира, но, наверное, за это меня и любят...

Сегодня вечером у нас всех важное мероприятие — даем выступление в клубе «Рокси». Честно говоря, надеялись на большее, поэтому слегка разочарованы, но Дэвид справедливо заметил, что вот так сразу стадион на 50 000 людей нам никто не предоставит. Мы подумали и согласились.

Дэвид говорит, что нас должны заметить для начала. Ну да, я помню, как все начиналось дома, в Германии — сначала сингл, потом альбом, потом турне. Кажется, здесь, в Америке, все будет происходить по той же схеме. Разве что денег вложат на порядок больше.

Стою, крашусь и нервничаю. Я вообще ужасно нервный тип, не знаю даже, как меня Том терпит.

Том...

Мое солнце...

Мое счастье...

Моя любовь...

Что ты делаешь сейчас? С самого утра ушел куда-то, едва чмокнув в щеку на прощание. Блин, даже мама с Гордоном целуются горячее, а они уже сколько лет вместе...

Том...

Вернись ко мне скорее, ладно? Я скучаю...

* * *

Мне жарко, жарко, жарко, жарко.

Я стою на сцене, в наушниках воет гитара Тома и колотится бешеным пульсом барабанный стук. Я почти ничего не вижу, прожектор слепит глаза, боюсь свалиться с края сцены.

Кричат фанатки, размахивают руками, швыряют на сцену игрушки и нижнее белье. Блин, вот картина когда-нибудь будет — Билл Каулитц спотыкается о чьи-то трусики и летит вниз головой со сцены!

Пользуясь перерывом между песнями, поворачиваюсь к залу задом, крепко зажмуриваю глаза и резко открываю. Еще и еще раз. Это почти помогает — в глазах уже не кружат разноцветные искры, и я различаю силуэты Тома и Георга.

Последняя песня — «На твоей стороне».

Они кричат еще громче, я делаю вид, что смотрю в зал, что посвящаю песню нашим поклонницам... Что ж, может, раньше так оно и было — тогда, когда я искал свою единственную любовь. Не зная, что она рядом... Так близко, как только можно себе представить...

Оглядываюсь на Тома. Он, не отрываясь, смотрит на меня и улыбается едва-едва, самыми уголками губ. Только для меня.

* * *

Концерт окончен, мы сгрудились в гримерке — я, Том, Густав, Георг, Дэвид, Наташа и еще куча народу. VIP-фанатки, всеми правдами и неправдами отвоевавшие пропуск за сцену, столпились у дверей и строят нам глазки. Уже добрых пять минут возле Тома трется какая-то блондинка. Я, конечно, все понимаю, но вот так нагло тереться об моего Тома грудью — это уже вообще ни в какие рамки не лезет! Вот только... Что я могу сделать? Подойти и вцепиться ей в волосы? Представив себе эту картину, начинаю тихо давиться от смеха. Немного успокаиваюсь и продолжаю смотреть на своего брата и его слишком уж преданную фанатку.

 — Что, хочешь со мной сфотографироваться? — мурлычет Том и кладет руки ей на живот, обнимая сзади.

Эй! Ты что делаешь?!

Я замираю в шоке. Мне больно... Я не ожидал...

Том замечает мой взгляд и виновато опускает глаза — мол, прости, работа такая...

Понимаю, понимаю, я все прекрасно понимаю, но мне-то от этого не легче! Подрываюсь с дивана и быстрым шагом иду в туалет. Почти бегу. Убегаю. Заскакиваю в кабинку, закрываю за собой дверцу и прислоняюсь к ней спиной.

Мне больно. Но от чего? Как будто я в первый раз наблюдаю такие картины, честное слово... Блин, но ведь раньше все было по-другому... Я совсем запутался.

Стук в дверь....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх