Дочки-матери. Часть 1: мама

Страница: 3 из 5

и замираю пальцами в паре сантиметров от половых губ, уже обнаженных, ждущих, налитых. Поднимаю глаза, стараясь поймать Катин взгляд. Ужасно интересно, какие мысли сейчас проносятся в ее голове?

Снова пару раз коротко касаюсь вершинок внешних половых губ (сейчас ощущения должны быть еще острее), поглаживаю их сбоку, по окружности, и легонько касаюсь уже выпирающих внутренних (Катя опять вздрагивает). Расслабленной кистью снизу вверх провожу по всей ее киске и неожиданно прижимаю ладонь к ней крепко (Катя громко вдыхает воздух и на несколько секунд перестает дышать).

Вот теперь мне уже и самому нужна стимуляция. Не отнимая одной руки от Катиных гениталий, другой беру руку партнерши и кладу ее на свой напряженный член (обожаю женские руки!). Катя обхватывает его ладонью и начинает мастурбировать. Чуть придерживаю ее руку: медленнее, не спеши. Мне нужно лишь слегка оглушить мозг вбросом небольшой порции ФЭА (фенилэтиламина), чтобы снять остатки барьеров и подхлестнуть фантазию.

Я начинаю глубже погружать руку внутрь Катиной киски, поглаживаю стенки внешних половых губ изнутри, ласкаю и несильно сжимаю лепестки внутренних, слегка массирую клитор, неглубоко проскальзываю пальцами во влагалище. Катя течет и явно теряет внимание, так как перестает покачивать рукой мой член, а потом и вовсе обессилено роняет ее на кровать. Не страшно, я уже получил, что хотел. Поэтому, еще некоторое время поласкав Катю рукой, решаю повысить уровень ее доверительности и благодарности ко мне. А именно, напомнить, что кроме рук у меня есть еще губы и язык.

Раздвигаю партнерше ноги и располагаюсь между ними снизу. Катя сильно занервничала, что бы это значило? Неужели для нее в диковинку такой вариант мужской ласки? А как же бывшие муж и любовники? На каком же ограниченном пайке ее держали!

Целую внутреннюю сторону Катиных бедер, постепенно приближаясь к ее киске. Люблю, когда она чистая и розовая (чистая — не значит, выбритая), тогда я и сам получаю удовольствие, и доставить его могу эффектнее. Слегка поглаживаю мягкие дольки внешних половых губ партнерши пальцами, пошире раскрываю их и несколько секунд разглядываю содержимое. Очень часто женщины испытывают заметное смущение от моей бесцеремонности и волнуются, но это практически всегда быстро проходит. Некоторое время мои язык и губы повторяют предыдущее путешествие пальцев.

Катя, первоначально успокоившись и расслабившись, снова слегка напрягается, сжимает мою голову бедрами и начинает непрерывно и крупно подрагивать. Еще через пару минут она тянет меня к себе. Я уверен, что кончить она сейчас еще не могла, но это и не планировалось. Сеанс полноценного орального секса оставим на будущее, а сейчас Кате явно не терпится почувствовать внутри себя кое-что посущественнее. Похоже, она здорово изголодалась.

Однако, есть небольшая проблема: когда я собирался зайти по дороге в аптеку за презервативами, Катя меня удержала, сказав, что это не нужно. Я решил, что она либо не планирует сразу заходить так далеко, либо уже все заранее приготовила. Но что-то я их не вижу. Разумеется, я говорю Кате о своей озабоченности, а она в ответ озадачивает меня сюрпризом. Оказывается, у нее как-то хитро изогнуто влагалище (или что-то там еще по женской части), из-за чего она может забеременеть только специальным методом, а обычный половой акт для нее безопасен более чем на 99%.

Ну что ж, такой гарантии и презерватив не дает. Внимательно смотрю на Катю, несколько секунд размышляю: ни смущения, ни заминок в разговоре не наблюдается, мимика не напряжена, глаза не бегают (надо бы, в принципе, и на зрачки посмотреть, но сейчас для этого слишком темно) — поверим. Будем считать, что это мой бонус! И очень к тому же приятный. Сами знаете, насколько меняет ощущения даже самый тонкий презерватив.

Занимаю классическую позицию и прошу Катю своей рукой ввести меня в себя (дело вкуса, естественно, но мне так нравится). Секунду назад остывающая на открытом воздухе головка члена на мгновение упирается в нижний край половых губ и вдруг!... проваливается в мягкую и теплую облегающую влажность! Я не тороплюсь; пару секунд упиваюсь первым ощущением, большую часть сознания перенеся на чувствительные клетки головки; затем начинаю медленное движение вглубь, дохожу практически до конца и сильно вжимаюсь до самого-самого упора, прижавшись всем телом к телу партнерши. Несколько секунд лежу без движения и впитываю, впитываю это мгновение всеми клетками тела и всеми фибрами души!

С каждой новой партнершей этот момент повторяется лишь один-единственный раз, тот момент, когда ты впервые полностью и бесповоротно овладеваешь женщиной. Все изыски, которые будут позднее, это уже только дополнения, в первую очередь для тела, а не для души. Возможно, некоторые мужчины пренебрежительно не обращают внимания на особенность этой минуты, но уверен, что они здорово обедняют свои достижения. Отрешитесь на секунду от своего нынешнего положения и вспомните эту женщину в то время, когда она была для вас еще совершенно чужой, когда вы даже по попе ее хлопнуть ни с того, ни с сего сочли бы большим нахальством, и прочувствуйте, что сейчас она отдала вам себя целиком, вы в ней, в самой интимной ее глубине. ВЫ ЕЕ ТРАХАЕТЕ!

Говорят, что у французов есть семь различных слов для выражения семи разных степеней интимной близости. Что ж, патриархальность русской истории несколько обеднила наш язык в этом плане, зачастую просто не хватает слов, чтобы выразить свои мысли. Зато у нас широкая, чувствительная и искренняя натура.

Я понемногу начинаю волновое движение, прислушиваясь к своим ощущениям, нащупывая подходящий для меня ритм (чтобы и самому удовольствие получать, и не кончить раньше времени, ведь я же сегодня выступаю в роли подарка), наблюдая за Катиной реакцией. Вот это для нее явно привычно, она расслабилась и прикрыла глаза. Пока что она никак не помогает, но меня это вполне устраивает. Я полностью погружен в собственные ощущения, я робот, у которого сейчас работает лишь один, но сверхчувствительный датчик, расположенный на кончике члена.

Влагалище Кати уже не такое узкое, как у молодых девочек, но очень мягкое, гладкое и горячее. Не скованные никакой резиновой преградой клетки головки буквально поют, причем сложным многоголосьем. Нарастающее теплой волной наслаждение рождается даже не на самой головке, а где-то внутри паха, растекаясь по всей средней части тела и откликаясь даже в копчике.

Катя начинает оживать, приоткрывает глаза, затянутые какой-то поволокой, делает встречные движения, приноравливаясь к моему ритму. Через некоторое время она начинает крупно подрагивать и при этом явно подталкивает меня ускорить ритм. Э, нет, милая, в таком темпе меня надолго не хватит. Чуть-чуть притормаживаю и внутренне расслабляюсь, приглушая уровень чувствительности. А вот теперь можно и плавно ускоряться. Минута, другая, третья. Катю начинает всерьез и как-то неравномерно потряхивать, такие непроизвольные дерганые движения здорово сбивают с ритма, но я стараюсь справиться.

Дыхание Кати становится резким и прерывистым, мимика лица плывет (временами во время секса я действительно ощущаю себя независимым сторонним наблюдателем). Вот крупная дрожь переходит в мелкую, внутреннюю (и все это молча; стонать или кричать пока, видимо, стесняется, сдерживается),... задержка дыхания,... еще несколько конвульсивных движений,... и Катя расслабляется, растекается по кровати.

Я замедляюсь, но не останавливаюсь. Выждав минуту и поймав Катин взгляд, шепотом спрашиваю: «Можно?». Она с легкой улыбкой кивает, потом, спохватившись, начинает мне помогать. Спасибо, конечно, но это уже совершенно не обязательно.

Разрешив себе повысить чувствительность, я вновь сосредотачиваюсь на собственных ощущениях. Волна наслаждения быстро взлетает к самой границе, минуту удерживаю себя на ней, не переходя (больше уже не могу!) и со сдавленным стоном бурно кончаю. В момент этого оргазма буквально перестаю чувствовать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх