Колдунья

Страница: 1 из 2

Стоял жаркий июнь 1416 года. Франция практически опустела после всех войн, которые шли беспрерывно на ее территории. Англичане были хозяевами этой страны. Города разрушены и обезлюдели, деревни исчезали, французы прятались, где могли.

Мужчины истреблялись, оставались старики, женщины и дети. Лишь монастыри представляли собой остатки страны, некогда считавшейся одной из самых сильных в Европе. Да и тех становилось все меньше и меньше. Мародеры грабили и убивали даже монахов. Голод и нищета, смерть и разрушение были спутниками тогдашней Франции. Лишь безумцы выходили из своих укрытий на дорогу, где могли лишиться всего, даже собственной жизни.

В один из таких страшных июньских дней из монастыря Святой Елены неподалеку от Парижа вышла женщина в монашеской одежде. Она шла на юг, где, по словам матушки-настоятельницы, можно было еще найти истинных французов, так как тот край меньше других подвергся разорению. Отправляясь в столь опасное путешествие, монахиня получила подробные указания от своей наставницы: идти только ночами, днем прятаться в лесах, обходить города и деревни, занятые англичанами.

Матушка Анна, а именно так звали настоятельницу, не могла сдержать слез, потому что это расставание могло стать прощанием навсегда. Матушке шел 46-й год, в возрасте 17 лет она ушла в монастырь. И причиной этому была всего лишь одна ночь, проведенная с женатым мужчиной. Из 29 лет, что прошли в его стенах, семь лет она несла бремя управления монастырем и всем его хозяйством. С монахинями она была ласкова, терпелива, умела утешить и успокоить.

В свои 45 с половиной лет она сохранила женскую привлекательность: высокая, стройная с красивым, но строгим лицом; крупная грудь, даже не обвисшая, как у многих других ее ровесниц, под монашеской рясой угадывались контуры стройных ног и роскошного, довольно крупного зада. Все это было предметом зависти других монахинь, хотя монастырь есть монастырь.

С монахиней, вышедшей из стен монастыря, матушку связывали не только отношения наставницы и воспитанницы. Эти отношения выходили далеко за пределы того, что было дозволено в монастыре. Хорошо, что об этом никто даже не догадывался.

Монахиню, которую провожала настоятельница, звали Инес. Ей было 26 лет, и все эти годы она провела в монастырских стенах. Инес была красивой брюнеткой несколько восточного типа, и если бы не монашеское одеяние, то от поклонников просто бы не было отбоя. Она была высокого роста, стройна, имела большую упругую грудь. Тонкая талия, прекрасный зад, длинные стройные ноги — все это выделяло ее из окружающей толпы.

Жизнь занесла ее в монастырь почти сразу же после рождения, когда мать только что родившая дочь, неожиданно увидела между ножек малышки чуть выше женского отверстия маленький отросток. Увиденное так напугало женщину, что она, боясь быть заподозренной в колдовстве, отнесла новорожденное чудо в ближайший монастырь Святой Елены.

Тогдашняя настоятельница монастыря решила оставить младенца в живых и скрыла его особенность от других монахинь. Сама одевала, мыла и воспитывала его, пока не скончалась, так и не открыв тайны никому, кроме своей преемницы монахини Анны. Инес в ту пору было уже 18 лет. Это была уже красивая девушка, которую Бог наградил прекрасным женским телом.

Красота Инес поражала многих, поэтому с приближением англичан к Парижу ее стали прятать от окружающих, дабы те не прибегли к насилию над наивным созданием. Матушка Анна, которой тогда было 38 лет, с живым интересом приняла участие в судьбе девушки. Они стали подолгу засиживаться в покоях настоятельницы или в келье воспитанницы, ведя разговоры о церковных канонах. Анна, глядя на девушку, испытывала странное чувство, подобное тому, когда молодой женатый дворянин обольстил ее наивную девушку и лишил девственности прямо на обочине широкого поля в поместье ее отца. То чувство с годами исчезло, но теперь стало появляться вновь.

Настоятельница думала о том органе, который с такой болью проник в ее девственное влагалище и о том наслаждении, которое вскоре стало разливаться по всему телу. Правда, это удовольствие было недолгим, партнер кончил, а она не достигла оргазма.

В один из длинных зимних вечеров матушка Анна решила, что пришло время увидеть то чудо, о котором говорила старая настоятельница. Во время разговора о приближающемся Рождестве она неожиданно даже для себя положила левую руку на бедро Инес. Они обе сидели на постели в покоях настоятельницы. Инес от неожиданности вздрогнула.

 — Успокойся, милая, просто я хочу узнать, не больная ли ты? — проговорила настоятельница, — У тебя сегодня такой грустный вид.

 — Да, матушка, сегодня я себя немного нехорошо чувствую, — ответила Инес.

 — А какова причина твоего недомогания?

 — Не знаю, просто немного болит голова.

 — Может быть причина в том «секрете», который у тебя под рясой? — проговорила Анна, и голос ее дрогнул — Встань, дорогая, я должна осмотреть тебя.

 — Матушка, я стесняюсь, — проговорила Инес и густо покраснела.

 — Не бойся меня, я ведь твоя наставница.

С этими словами матушка Анна потянула за руку свою воспитанницу и та встала с кровати. Ее сердце забилось в предчувствии чего-то умопомрачительного.

Инес стала медленно поднимать вверх свою рясу, постепенно оголяя ноги.

 — Давай я тебе помогу, — проговорила настоятельница не своим голосом, сделала к девушке два шага и резко потянула ее одежду вверх. Тело Инес оголилось, а ее одежда была брошена на кровать наставницы.

Медленно опуская свой взгляд вниз по телу девушки, Анна оценила его совершенство. Совершенство линий, округлость бедер, налитость грудей, стройность ног — все это бросило настоятельницу в пот. Инес же закрывала руками что-то между ног. Анна в нетерпении разомкнула руки девушки и увидела внушительный мужской член.

Тело матушки затрепетало.

 — Инес, как ты прекрасна, — проговорила настоятельница как в полусне. Ее руки блуждали по телу девушки, опускаясь все ниже и ниже.

 — Я знаю причину твоего недомогания, — снова молвила Анна и опустилась на колени перед воспитанницей, — только не мешай мне, и я тебе помогу.

Взяв член в руку, они оценила его размеры и упругость. Более того, в ее руке член стал увеличиваться, приобретая поистине внушительный вид. Инес застонала от волны новых, неведомых ей ощущений. Матушка же тем временем, одной ей известным чувством поняла, что нужно сейчас делать. Она начала водить своей ручкой по члену, который стал словно деревянный.

Внезапно Инес громко застонала, член стал сокращаться, из него полетела жидкость, которая попала на лицо матушке. Тело девушки обмякло, и она опустилась на кровать.

 — Это было великолепно, матушка. Никогда мне еще не было так хорошо, — прошептала Инес. Анна же испытала настоящий шок. Она хотела иметь этот член в своем теле, но боялась его размеров.

 — Сегодня ночью приходи ко мне в покои, — сказала матушка-настоятельница, — мы должны закончить начатое сегодня. Иначе ты можешь попасть в сети дьявола.

Одев одежду, Инес ушла в свою келью, где долго не могла придти в себя от произошедшего. Все, что случилось в покоях матушки-настоятельницы так возбудило девушку, что она вновь ощутила тяжесть внизу живота и то, что было ее тяжким бременем всю жизнь стало приподнимать монашескую рясу и требовать выхода наружу. Монащка будучи не в силах что-либо поделать с собой заперла дверь в свою келью, легла на деревянную кровать, подняла перед своей рясы и рукой взялась за основание своего члена.

«Почему мне было так необычайно хорошо, что же со мной сделала матушка? — подумала Инес и начала водить своей рукой по члену от основания до головки.

Член быстро отреагировал на ее движения и стал наливаться силой. Девушка закрыла ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх