Вместе — дружная семья

Страница: 1 из 3

Мне было 17 лет, когда нас бросила мать. Она вышла замуж за отца 18-тилетней девушкой и через год родила меня. А в 36 она встретила другого человека, хотя чего ей не хватало с моим отцом — до сих пор не пойму. Она ушла, а мы с папой остались вдвоем в двухкомнатной квартире.

Папа — доцент, преподаватель в институте, в ту пору ему было 38. Через год он женился на студентке, у которой был научным руководителем дипломного проекта. Они тихо расписались в районном ЗАГСе, а я той же осенью отправился служить в ряды Вооруженных Сил.

Через год отец написал мне, что они с Ирой, так зовут мою мачеху, живут у нее, наша квартира пустая, так что, когда я вернусь со службы, жилплощадь в полном моем распоряжении.

Демобилизовался я под Новый, 1991-й год. Ни к кому из друзей я встречать его не пошел, решил пойти к отцу. Отец обрадовался, Ира была тоже рада встрече со мной. Оказалось, что у нее есть младшая сестра, 15-тилетняя Оля — очень симпатичная девочка, я таких люблю — невысокого роста, худенькая, с маленькой грудкой. Ну, ненавижу я большие бюсты, что делать...

Пробили, как водится, Куранты, шампанское ударило в голову, я все вынашивал скабрезные мысли, как приударить за Олей, а может, и затащить ее в кроватку, когда отец с Ирой пойдут спать. Или пригласить ее к себе? Но, рассудив здраво, решил не связываться с малолеткой и отправился домой спать один, благо, что наши дома находились на расстоянии пешей досягаемости.

После Новогодних праздников я устроился на работу в типографию. Переплетчицы и брошюровщицы — молодые девки — липли ко мне как пчелы к своей матке, еще бы, молодой парень, да с отдельной жилплощадью. Так что недостатка в женских ласках я не испытывал, но никому ничего не обещал. Я все вынашивал маниловские планы: вот подрастет Оля, мы с отцом станем двойными родственниками. Я часто бывал у папы с Ирой в гостях с целью пообщаться с Олей, но мы больше становились братом и сестрой, чем будущими любовниками. Я еще не знал, что судьба распорядится по-своему, я еще не знал, что бывает любовь с первого взгляда...

Летом папа попросил съездить с ними на дачу. Когда-то это были ведомственные домики, принадлежавшие их институту, мы каждый год там отдыхали. Маленький домик на две семьи, на каждой половине веранда и комната, при каждой половине — участочек соток пять. На нашем участке стоял еще флигелек или застекленная беседка, мы называли это строение «охотничий домик». Я обычно ночевал там.

Теперь участки и дома приватизировали сотрудники института за какие-то копейки, и у отца, вернее у нас с отцом, появилась своя земля. Став взрослым, я стал бывать там реже, этим летом не был еще ни разу, но отец попросил кое в чем помочь и обещал накормить шашлыком. От этого трудно отказаться, опять же там будет Оля.

Мы выехали в субботу рано утром на отцовской «девятке». Напомню, шел 1991 год, тогда «девятка» по престижности была, что сейчас БМВ (нишу «мерседеса» тогда занимала «Волга»). Разгрузив вещи, мы занялись хозяйственными делами. Стоял жаркий июньский день, уже дней десять не спадала жара. Ольга носилась туда-сюда, у нее тут уже завелись подружки. Мы с папой утащили на свалку рухлядь, натаскали воды в душ, еще оставалось повесить занавески на веранде.

 — Принеси с чердака ящик с гвоздями, — сказал мне отец.

 — О"кей, — ответил я.

На чердак можно было попасть лишь с крыши веранды. Веранда у нас с соседями общая, отгороженная только стеной. От середины веранды по участку тянулся низенький штакетник, разграничивающий наши территории. Я приставил лестницу к крыше веранды и полез наверх. Ольга, поганка, нагло хихикнула. А ведь могла бы и предупредить. Поднявшись настолько, что мне открылась часть крыши, я остановился: там кто-то загорал. Кто-то лежал, раскинув руки, прикрыв лицо широкополой соломенной шляпой, похоже, дремал.

Нижнюю часть загорающего от меня закрывала ветка яблони, росшей у забора. Сначала я подумал, что это юноша. Грудь из-за раскинутых рук мало выдавалась вперед, подозрение вызывали только большего размера розовые кружочки вокруг сосков. Но когда я поднялся еще на ступеньку выше, то вместо мальчишеского членика и яичек увидел бритый лобок и щелочку между двумя нежненькими губками. Девушка лежала в позе морской звезды, ей было на вид лет 17—19, хотя я не видел ее лица и мог ошибиться. И почему я сначала принял ее за мальчика? Все-таки грудка достаточно выпуклая, и золотистые волосы виднеются из-под шляпы. Наверно потому, что у прежних наших соседей рос пацан, года на три младше меня.

Похоже, она постоянно загорает голышом, поскольку все тело уже слегка шоколадного оттенка, а белых следов от лифчика и трусиков не наблюдалось.

Когда я смог справиться с охватившей меня оторопью, я потихоньку, стараясь не привлечь ее внимание, спустился вниз.

 — Ну что, нашел? — спросил отец из глубины веранды.

 — Нет еще! — крикнут я как можно громче.

 — Чего так?

 — Сейчас, сейчас! Где лестница? Лестницу никак не найду!

 — Вот же она, разуй глаза-то!

 — Фу ты, черт! В упор не видел! Ну все, я полез!

Теперь я нарочито шумно стал подниматься по лестнице, раскачивая ее и топая по ступеням. Ольга, мерзавка, все хихикала. Когда я поравнялся с яблоневой веткой и поднял, наконец, глаза, девушка уже сидела в позе бронзовой русалки из Копенгагена, а все ее женские секреты были прикрыты широким полотенцем.

 — Здрас-с-сте... — растерянно промямлил я.

 — Привет, — ответила девушка тоже слегка смущенно и одарила меня немного грустной улыбкой. Однако во взгляде ее чувствовался интерес.

 — Я ваш сосед, я на чердак, за гвоздями... — что-то обожгло меня внутри, словно ударило током. Я понял, что уже люблю эту девушку.

 — Пожалуйста, пожалуйста, — сказала она, чуть отодвигаясь и плотнее закутываясь в полотенце.

Пока Ирина (как-то язык все не поворачивается называть ее мачехой — она старше меня всего на пять лет) подшивала занавески, мы с папой натянули для них проволоку. Ольга тем временем загорала в саду на раскладушке. В купальнике, конечно. Хотя посмотреть на нее без купальника мне было по-прежнему весьма любопытно.

 — Слушай, — сказал вдруг отец. — Возьми машину и свози девчонок на пляж. А мы тут с Иришкой пока с делами покончим. А когда вернетесь — шашлыки будем делать

 — Каких девчонок? — не врубился я.

 — Ольгу и Дашу. Соседскую. У нас же теперь соседи новые, я тебе не говорил? Съездите, проветритесь. Чего тут в жару париться.

 — А вы? — я посмотрел на изнемогающую от жары Ирину.

 — Ничего, — ответила она. — Мы тут под душем ополоснемся. Вода уж, поди, согрелась. Езжайте, правда, чего дома сидеть.

 — У меня ж нет доверенности.

Права я получил в армии, а водить машину меня отец научил в 14 лет. Тогда у нас была «Победа», еще дедова.

 — Ерунда, — сказал отец. — Тут гаишников — днем с огнем. Потом, ты же не угнал, ну оштрафуют — и все!

Ольга влезла в сарафан, мы вышли с ней со двора и постучались в соседскую калитку. Не дождавшись ответа, Ольга просунула руку между штакетинами и сбросила крючок. Мы вошли во двор. Женщина лет пятидесяти в классической позе огородника колдовала над грядкой с огурцами. Заметив нас, она выпрямилась и отерла руки о платье.

 — Здрась, теть Зой! — скороговоркой произнесла Ольга. — А можно, Даша с нами на пляж поедет?

Тетя Зоя посмотрела на Олю, потом перевела взгляд на меня.

 — Здравствуй, Олечка. А это кто с тобой?

 — Так это Сережа, сын Максим Палыча.

 — А-а. Ой, простите, Сережа, очень приятно. Надо ж, какой видный ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх