Вместе - дружная семья

Страница: 2 из 3

сын у Максима Павловича. А мы всего два года соседи. Вы же все это время в армии были, да?

 — Да, — ответил я.

 — Так что, теть Зой? — тараторила Оля. — Мы на машине, мы быстро, часочек искупнемся — и назад!

 — Конечно, пусть съездит, поплавает, — раздался сзади мужской голос. — Жара-то, какая!

На крыльце веранды стоял мужчина лет шестидесяти, с брюшком, в полосатых пижамных брюках и с голым торсом. У него была седая бородка клинышком, такая же седая кучерявая поросль на груди, а на носу — круглые очки в золотой оправе.

 — А он хорошо водит? — с сомнением спросила тетя Зоя.

 — Конечно, хорошо! — воскликнула Оля.

 — Два года в армии за баранкой, — подтвердил я.

 — Ну ладно. Даша! К тебе пришли!

Из-за веранды, очевидно спустившись с крыши, вышла моя копенгагенская русалка, завернутая во все то же полотенце. Из-под широких полей соломенной шляпы падали на плечи вьющиеся золотые волосы. Она обожгла меня искрами голубовато-серых глаз, которые по-прежнему были немного грустноватыми.

 — Привет, — сказала она нам обоим. — Подождите немного, я сейчас.

Даша исчезла за дверью веранды. Оля обменивалась с Дашиной мамой стандартными фразами вежливости. Тетя Зоя сетовала, мол, какая жара, и давно стоит, и воды на полив не натаскаешься, а сорняки все равно лезут и лезут. Мы с Олей поддакивали, хотя она вряд ли чего понимала в сельском хозяйстве — Ира с отцом огородом почти не занимались — разве что зеленюшечку к шашлычку выращивали. Дашин папа все стоял на крыльце, но в разговоре участия не принимал. А наша попутчица что-то задерживалась.

 — Даша, ты скоро?! — крикнула тетя Зоя, словно прочитав мои мысли. — Тебя ждут!

 — Сейчас, сейчас! — донеслось из дома.

 — Ты в чем поедешь на пляж?!

 — Можно сказать, ни в чем, — прокомментировал Дашин папа.

Она появилась в дверях все в той же шляпе и в двух тесемочках, одна из которых прикрывала соски, а вторая — щелку и бритый (как я уже знал) лобок.

 — Тьфу, срам какой! — воскликнула тетя Зоя.

 — Ничего вы не понимаете, — сказала Оля. — Последний писк, я тоже такой хочу!

 — Тебе еще рано.

 — Почему это? Наоборот. Я два года назад вообще без лифчика купалась.

 — Ладно, не смущайте мальчика, — тетя Зоя покосилась в мою сторону. — Поезжайте.

 — У нас сегодня шашлыки, — сообщила Ольга. — Придете?

 — Всенепременно, — ответил Дашин папа.

До реки было всего 12 километров. Ольга, задрав нос, уселась на переднее сиденье рядом со мной, Даша села назад, посередине. В зеркальце заднего вида я мог наблюдать ее серо-голубые и немного грустные глаза. Домчались мы минут за десять, оставили машину на высокой терраске и сбежали по крутому склону вниз к реке. На пляже было многолюдно. Мужики, отрываясь от пива, смотрели вслед Даше с отвисшими челюстями. Я испытывал при этом чувство гордости и ревности одновременно. Мамаши отворачивали от нее головы мальчишек-подростков, которые пялились на Дашу с нескрываемым интересом.

Мы протолкались сквозь толпы плескающейся у берега детворы и добрались до глубины, где Ольге было по грудь. Оля — миниатюрная девочка, на голову ниже меня. А Даша — повыше, ее макушка доставала мне до носа. Она озорно зыркнула на меня серо-голубыми глазками, крикнула «Догоняй!» и брассом поплыла на другую сторону. Я еле догнал ее кролем. Даша перешла на баттерфляй и пошла в отрыв. До противоположного берега было метров тридцать, Даша обогнала меня, она дотронулась до мостка, сходившего с берега в воду, когда моя голова была еще на уровне ее попки. Мы вылезли на мосток.

 — Где ты так плавать научилась?

 — Я занималась. В детстве. А когда до юниорок выросла, стала неперспективной, поэтому бросила.

Я с удивлением посмотрел на ее худенькую, почти без мышц, фигурку. Совсем на пловчиху не похожа. Но факт — есть факт, обогнала здорового мужика! Правда, я-то пловец не ахти, я больше плавать в лодке люблю, но все равно...

Я посмотрел на ее мокрое личико, на мокрые волосы, разбросанные по спине, по плечам и по груди. Вода стекала с них по животу, по рукам, по бокам и по бедрам на нагретые солнцем доски мостка. Я взял ее за плечи, посмотрел ей в глаза. В плавках моих кое-что зашевелилось, я подогнул колени, чтобы незаметно было, приблизился к ее губам. Она сначала потянулась мне навстречу, но потом преградила мой порыв ладошкой и отвернулась.

 — Не надо, Сереж, поплыли назад, там Оля скучает, наверно.

Она поднялась во весь рост, взмахнула руками и, грациозно согнувшись, почти без брызг, вошла в воду. На этот раз она не сильно отрывалась от меня, до Ольги мы доплыли одновременно. Девочка плескалась на том же месте, где мы ее оставили.

 — Чем вы там занимались? — спросила моя сводная тетя. — Целовались, наверно?

Мы с Дашей смутились.

 — Ладно-ладно, не бойтесь, я никому не скажу.

Мы поплескались еще немного, потом я оставил девчонок одних, а сам пошел на берег сохнуть, переодеть мокрые плавки мне было не во что. Через полчаса вернулись мои русалки. Пляж был дикий, кабинок для переодевания нигде не наблюдалось. Оля надела сарафан, развязала тесемки верхней части купальника, сняла ее, приподняла подол и быстро стянула мокрые плавочки. Даша накинула на плечи знакомое мне полотенце, соединила кончики возле ключиц и сказала мне:

 — Подержи.

Под полотенцем она сняла свои тесемочки, отжала их и снова надела. А я в это время смотрел в ее глаза, пытаясь понять, испытывает она ко мне что-то или нет. Лично меня она уже сводила с ума.

 — Не бойся, сиденье не намокнет, — Даша смутилась и отвернулась.

 — А я и так не боюсь, с чего там мокнуть-то! Можно было и не отжимать.

Мы стали взбираться к машине на пригорок. Даша впереди, за ней — моя тетушка, а я — замыкающий. На середине подъема я посмотрел наверх. Девочки уже стояли на уступе. Сарафан у Оли был коротенький, ветерок чуть приподнял его, и мне открылись все ее тайны. У моей тетушки тоже был бритый лобок. Оля опустила подол сарафана, а я уже поднялся наверх.

Шашлыки мой батя делает всегда замечательные. Как, впрочем, и плов, и разные другие деликатесы. Мы запивали их каберне, Дашин папа произносил какие-то замысловатые научно-разбойничьи тосты, в основном за прекрасных дам. Я пытался ухаживать за Дашей, подливал ей вина, рассказывал армейские байки. Она даже пару раз улыбнулась, отчего кровь начинала бурлить во мне. В полдесятого, после программы «Время», начался какой-то голливудский фильм, их тогда уже закупало наше телевидение, правда, не самого лучшего разряда. Меня сюжет не вдохновил, и, сославшись на усталость, я отправился спать в «охотничий домик».

С полчаса я провалялся с книжкой, но сосредоточиться на чтении не мог. Я все еще видел перед собой Дашины серо-голубые глаза, а еще то, что мне открылось, когда я в первый раз залез на крышу. Вдруг распахнулась дверь, и на пороге нарисовалась моя тетушка.

 — А меня сюда спать выгнали, — заявила она. — Там я мешаюсь.

 — Так на веранде еще диван есть.

 — Ну и что, мне тут хочется.

Я сидел на узкой кушетке, другого спального места здесь не было. Как мы тут вдвоем поместимся? Мне что, на пол перебираться? Оля подошла ко мне ближе. Она была все в том же коротеньком сарафане, в котором ездила на пляж. Ее маленькая грудка, скрытая тоненьким ситцем, оказалась напротив моего лица. Я вспомнил, как ветерок приподнял подол этого сарафанчика там, на утесе. Бьюсь об ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх