Дочь губернатора

Страница: 1 из 2

Княгиня Ольга находилась в скверном настроении. Ее отец, губернатор орловской области, решил выдать ее замуж. Ну что ж, 16 лет, наверное уже пора, но Ольга, конечно, сперва закатила истерику, затем пыталась не разговаривать с матерью, а потом ей стало уже все равно, ведь родители не обратили малейшего внимания на ее протесты. И теперь ей приходилось испытывать все тяготы переезда из Орла в какой-то другой провинциальный город, о котором она даже не слышала до недавних событий. В дороге она провела уже 2 суток, оставалось ехать полдня, и как обещал кучер завтра за обедом она уже могла попробовать тамошних яств. Стояла невыносимая июльская жара, мошкара порядком надоела, но самой главной напастью была скука.

Ольга читала и смотрела в окно — вот и все занятия за 2 дня. Спать было невозможно и как-то не хотелось. На одной из остановок она пожаловалась своей гувернантке — фройлен М. — на скуку, но та была также порядком раздражена дорогой и пригрозила повторением французских глаголов, если Ольга не перестанет ей докучать.

Ольга тупо смотрела в окно на проплывающее медленно поле и с досадой думала о гувернантке. Неудивительно, что эта 30-ти летняя женщина еще не замужем, несмотря на безупречную немецкую фигуру и весьма красивое лицо. Наверное такую холодную и строгую женщину мужчины обходят стороной...

Ольга вспомнила о своем женихе. Отец описал его как 40 летнего мужчину весьма недурственной внешности. Ей было с равно, ведь она понимала, что раз он не нашел в свои 40 или сколько там, себе невесту сам, то это скорее всего наискучнейший тип в духе ее отца — не зря он ему понравился.

Стало темнеть, заходящее солнце потихоньку скрывали деревья густого леса, в который они въехали уже порядка часа назад. Ольгу стало клонить в сон и она задремала...

Она резко вскочила с неудобного деревянного сиденья от громкого хлопка. Может быть приснилось? Нет, секунду спустя со всех сторон стали слышны крики и такие же хлопки — выстрелы, как поняла Ольга. Она высунулась в окно и замерла — карета с охраной, ехавшая впереди ее стала валиться набок, и упала совсем. Ее карета моментально остановилась, послышался выстрел и кучер упал на землю. Она поспешила спрятаться обратно в карету. О боже, что же происходит? Что случилось?

Крики стали приближаться и в окне кареты появились два грубых мужских лица. Один из них громко позвал кого-то, и они открыли дверь и схватили Ольгу за рукав платья. Мужик, державший рукав, без труда выволок ее из кареты и скрутил руки а спиной так, что она не могла пошевелиться. Он грубо толкнул ее вперед, приказывая идти. В голове Ольги помутилось и она повиновалась приказу. Отойдя несколько шагов от кареты они остановились и мужик, державший ее стал оживленно разговаривать с кем-то из все нарастающей вокруг них толпы. Ольга огляделась.

вокруг свалки бывших карет толпилось порядка 20 мужиков. Они выволокли мертвые тела охранников, и сложили их горой неподалеку от кареты, а сами, тем временем, грузили какое-то барахло, чемоданы и ее приданое. Справа послышались крики и ругань фройлен М. Ольга обернулась и увидела как двое мужиков связали ее, надели на голову мешок, перекинули неподвижное тело через седло. Один из тех, кто связывал фройлен запрыгнул на лошадь и поскакал.

Ольга почувствовала, что ее руки отпустили, она попыталась вырваться, но кто-то ловко ухватил ее снова и стал связывать руки за спиной, болезненно выворачивая их. Она закричала, но никто не обратил внимания. Закончив с руками, ей связали ноги, надели мешок на голову, завязали его у груди, и ее тело кинули на телегу.

Ольга не могла пошевелиться и стала тупо ждать. Где-то через полчаса, судя по звукам, погрузка барахла закончилась, крики стихли и она начала различать звуки удаляющихся телег. Вскоре ее телега также тронулась.

Неудобства переезда в карете показались ей ничем, по сравнению с таким манером езды, солома колола ее в бок, пот заливался в глаза, к тому же несколько мужских голосов, хозяева которых сидели на той же телеге, изрыгали такие ругательства, обсуждая добычу, что покраснел бы и тот орловский трактирщик, который был выпорот ее отцом именно за брань.

Зачем они взяли меня и фройлен? Почему не убили на месте? Наверно им мало украденного приданого и они хотят получить у отца выкуп за меня.

Ольга не знала сколько они ехали. наконец путь был окончен и телега остановилась. Ее подхватили чьи-то руки и поставили на землю. Мешок сняли с головы. Телеги остановились перед хутором из 3-х развалин. Весь двор между ними был наводнен народом. там было человек 30 мужиков, и Ольга не разглядела ни одной бабы. Ее снова толкнули по направлению к ближайшей избе.

Когда они вошли, Ольга чуть не упала на пол. От увиденного ее ноги подкосились. В комнате стояло примерно 10 человек, все столпились вокруг огромного дубового стола. На столе лежала фройлен... Вся одежда сорвана и висит лохмотьями, ноги широко раздвинуты — их держат двое верзил, между ног орудует обычного вида мужичок и смачно кряхтит. Голова запрокинута назад и свисает с края стола. Во рту орудует другой мужик, мощно загоняя свой член и медленно высовывая обратно. Вдруг он с невероятной силой вгоняет член ей в горло и начинает спускать. Глаза фройлен округлились, она начала извиваться, за что получила невероятной силы шлепок по ягодице.

Кончив, он вытащил член изо рта и начал размазывать свои выделения ей по лицу. Как только у гувернантки освободился рот, она дико завопила, иногда выкрикивая проклятия. Ольга стояла и просто смотрела на эту картину, она не могла пошевелиться, но и никто не принуждал ее идти дальше. Мужик, орудовавший у фройлен между ног токже кончил и отошел, на его место сразу же встал следующий. Насилуемая гувернантка уже не кричала, она умоляла прекратить, но никто, ясное дело, ее не слушал. В ее криках читалась адская боль.

Мужик, стоявший позади Ольги, очевидно решил, что она насмотрелась вдоволь, схватил ее и потащил к столу. Там был поставлен широкий выкорчеванный пень. Ольга начала немного соображать. Он сделают со мной то же самое! О боже, лучше бы они меня убили! Где же отец, почему он меня не спасет?

Ольга закричала во весь голос, когда ей до отказа вывернули руки и стали срезать корсет. Державший ее сзади наклонился к ней и на ухо прошипел: — Ну что, барская дочка, так за тобой еще не ухаживали? Ори сколько влезет — тебя никто не слышит! И засмеялся.

Ужас пробрал Ольгу до костей. Насильники справились с корсетом и стали яростно рвать платье, панталоны и вскоре она осталась совсем без одежды. Ее схватили и положили животом на довольно высокий пень так, что живот был полностью на пне, а попка и груди свисали. Она стала извиваться, но это не помогло — ноги не доставали до земли, однако своими рывками она принесла неудобство пытавшимся закрепить ее тело. Мужики вокруг стали громко ругаться, но один из них сообразил. Он сел на Ольгу в районе поясницы. У нее потемнело в глазах. Казалось что ее сейчас раздавит вес сидевшего, кроме того она не могла пошевелиться и на сантиметр. Тем временем сидевший на ней поймал ее руки и скрутил из за спиной.

Она почувствовала, как ноги развели пошире. Что-то твердое и горячее стало возить по ее киске. Все — подумала она — сейчас начнется, будет дико больно! хоть бы я потеряла сознание от боли!

В ее промежность начал щемиться член насильника. Ольга завыла — было непереносимо больно, а этот зверь входил очень медленно. Наконец член уперся и насильник остановился. Она не успела и подумать о том, что боль на секунду кончилась, как тот сильнейшим толчком загнал свой кол до самой матки. Ольга вопила так, как будто ее жарили живьем. Насильник же полностью вытащил из нее член и опять резчайшим тычком вогнал его до отказа.

Вход во влагалище болел, стенки саднили от грубого обращения, ее тело покрылось потом, по ноге стекала струйка крови, сама Ольга не могла уже кричать,...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх