Жаркая баня

Баня, одно из величайших изобретений человечества! Ничто, кроме хорошего пара с веничком, не способно снять усталость, взбодрить и, вместе с тем, приятно расслабить тело. Где ещё, кроме бани, можно найти приятного, задушевного собеседника и за пивом или травяным чаем обсудить с ним любую тему, найти в его лице полное понимание и поддержку? Нигде. Разве что, в купе поезда дальнего следования.

Ещё один несомненный плюс, который дарит баня — присутствие обнажённых мужских тел и возможность любоваться ими без ограничений.

Любой из этих причин достаточно, чтобы стать завсегдатаем бани. Ну, а когда все они сочетаются в одном человеке, то ему просто не миновать этого искушения. Вот и я, один-два раза в неделю сполна отдавался ему. В одно из таких посещений со мной приключилась история, возбуждающая меня и по сей день.

Как обычно, раздеваясь неспешно, глазами ищу себе «жертву» на сегодняшний вечер — того, на ком можно было бы остановить свой взгляд и насладиться его видом. Как назло — никого. Зато «девочек» — не протолкнуться!

«Что ж, — подумал я, — сегодня буду отдаваться первому искушению — венику и парилке».

В помывочном было не особенно людно — в основном старики. Оно и понятно: будни, среда, к тому-же льготный день для пенсионеров.

Моё любимое место было свободным. С него, как ниоткуда, можно детально разглядеть того, кто принимает душ.

Разложил банные принадлежности, замочил веник в горячей воде и пошёл греться. В парной — никого. Ни старого, ни привлекательного.

Пропотев минут двадцать, обмылся и вышел в раздевалку перекурить, хлебнуть минеральной и, если повезёт, найти себе утешение для глаз.

Только закурил, вижу, ко мне на «всех парах» летит Гоша: местная Дива, изрядно потасканная от частых возлияний, но с большой претензией на привлекательность; с бритым прыщавым лобком.

 — У нас новая «причёска», — попробовал пошутить я.

 — Не тебе-же одному в красавчиках ходить, — парировал Гоша. И тут-же добавил:

 — Тут парень ходит со стоячим. Видал?

 — Нет, — говорю, — я только пришёл.

 — В натуре, со стоячим! — не унимался Гоша.

Надо сказать, что частенько в баню приходили братья-близнецы. Так, у них почти всегда «стояк» — просто, конституция такая. Думал, Гоша одного из них увидел.

Сходил в парную. Попарился. Вышел охладиться.

Два таджика в возрасте, выпивали пиво. Рядом с ними суетился паренёк лет 14—15. «Наверное, сын одного из них», заключил я. Однако, позднее, он остался один и оказался тем самым, «со стоячим».

В самом деле, парень ничуть не стесняясь, поминутно мял свой член, да так и расхаживал по бане. Пару раз проходя мимо меня он замедлял шаг. Тогда я не обратил на это внимание. А зря.

К тому времени я уже раза четыре побывал в парилке, подустал и решил помыться. Намылил мочалку. Стою, гоняю её по телу, уделяя особое внимание «заветным» местам. После яиц перешёл на ноги. Нагнулся. Тру.

Не знаю, что заставило, но я поднял голову. Передо мной, метрах в двух, стоял этот шкет и дрочил. Прилюдно! В будни народу совсем мало, но сам факт! Я обалдел! В этот момент в помывочное заходит земляк пацана — поджарый, жилистый, уже сложившийся кобель, лет тридцати с небольшим. С минуту они пошептались о чём-то, после чего «поджарый» оценивающе глянул в мою сторону.

Вообще, азиаты, как и цыгане, довольно бесцеремонны. Зная это, я не придал никакого значения восточной парочке.

С помывкой было закончено, душ к тому времени освободился и я пошёл смывать пену. Сделал воду погорячее. Стою, обмываюсь. Вдруг, чьи-то крепкие руки хватают меня за булки, а вслед за этим слышу жаркое:

 — Он тебя хочет!

После секундного замешательства я смыл пену с лица и обернулся.

Это был тот самый, Жилистый. Не смущаясь, глядя мне в глаза повторил:

 — Он тебя хочет!

Малой стоял немного дальше: дрочил и лукаво улыбался. Я глянул вниз. А у взрослого-то, у самого стоит! — упругий, жилистый и смуглый. На конце — тугой фиолетовый дюшес. Я не мог поверить, что это наяву!

Оставив поведение таджика «без внимания» я закончил с душем и пошёл к своему тазику, прокручивая только-что случившееся. Зачерпнул воды и зачем-то плеснул себе на уже чистый живот. Обернулся. Шкет — уже рядом со мной и снова дрочит! Взрослый, тем временем, неспеша растирал себя под душем прожигая хищным птичьим взглядом.

Обтерев ладонями тело от капель я взял веник и пошёл в парилку. Там — никого. Я даже не успел присесть. «Мои» таджики — тут как тут! И с порога — ко мне. Ни слова не говоря, Взрослый заходит сзади, загибает меня и пытается схожу «заехать» в очко.

Со словами: «Отсоси!» подбегает Малой.

 — Тебе лет-то сколько? — спрашиваю.

 — Шестнадцать, — отвечает Малой.

 — Болтаешь! — осекаю я.

 — Иди сюда, пидор, — зачем то произносит Взрослый, хотя его балбес уже вовсю трётся о мою жопу.

 — Иди сюда, пидор, — вторит Малой, пытаясь притянуть меня за шею к своему концу, проигнорировав мои претензии к его возрасту.

 — Подрасти, — бросил я и, не без труда освободившись от цепких рук, вышел из парилки.

Всю дорогу, пока добирался до дома, у меня был бессовестный стояк. Не удержавшись, сдрочил прямо на стоянке. Не помогло.

Я уже вовсю жалел, что не отдался, и что пацанёнку вряд-ли больше 14 лет. В мои планы не входило сесть в тюрьму за растление малолетки.

Дома я начал дрочить прямо с порога, по пути освобождаясь от одежды и бросая её тут-же на пол. Ни о чём другом я не мог думать. Меня терзали ситуация и упущенная возможнось грубого секса.

За этот вечер я передёрнул ещё 5—6 раз, но хронический стояк прекратился только во сне.

июнь 2006.

Stanok-21@yandex.ru

Stanok21@inbox.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх