День Рождения Любви. Молодожены.

Страница: 2 из 4

в замешательстве, какие чашки ставить — для чая или кофе. Но тут из кухни появились наши выдумщицы, неся всевозможные банки, баночки, вазочки и баллончики со сливками и кремом для тортов. Составив всё на краю столика, Аня принялась распоряжаться дальше:

 — Так, а теперь ты, мама, ложись на стол. Ну пожалуйста, мамочка, это наш сюрприз, — поторопила она Таню, видя что та продолжала стоять с непонимающим видом.

Пожав плечами и понимая, что ничего такого, чего можно было бояться, её дочь не сотворит, Таня легла на столик. Аня помогла маме расположиться так, что она оказалась лежащей целиком на столике, закинув руки за голову, с согнутыми коленями, упираясь пятками в край стола. После чего они с Юлей стали покрывать все тело Тани вареньями, джемами, всякими сладостями, под конец украсив своё творение взбитыми сливками и свежими ягодами. Мужской части компании приходилось лишь сидеть на своих местах с интересом наблюдая за происходящим, не предполагая даже, что за этим может дальше последовать.

 — Ну вот, теперь наша мамочка стала ещё слаще, — откладывая в сторону вазочки и любуясь своим творением возвестила Аня и, уже обращаясь ко мне, — Ну папка, попробуй теперь откажись от сладкого!

Невесть откуда в руках у ребят оказались новогодние хлопушки.

 — Ура! С праздником! — загалдели все, образуя круг и в воздух полетели конфетти.

Тут же вокруг стола завертелся хоровод с песней «Как на Танины именины испекли мы каравай», а я наклонившись принялся целовать жену, пытаясь пробраться сквозь сладкое украшение. Взяв губами клубнику с одной груди, я поднес её к губам Тани, чтобы в поцелуе разделить её с ней. Но Тане видимо захотелось и меня «украсить» и она вместо того, чтобы откусить половинку, неожиданно сжала зубы, не пропуская ягоду в рот, замотав головой из стороны в сторону раздавила и размазала клубнику по нашим с ней лицам, добавив к этому ещё и крем, который был в виде розочек на её щеках.

Под всеобщий дружный смех я, уже не боясь испачкаться, принялся с ещё большим жаром целовать Таню, носом, языком и подбородком раздвигая кремовые нагромождения словно ледокол. Я обласкал, начиная с сосков, оба полушария прекрасной Таниной груди, забрался языком в ямочку пупка, обнаружив там орешек фундука и, наконец раздвинув ножки, припал к покрытому шапкой взбитых сливок лобку. Сколько мог глотая, остальное раздвигая, я постепенно пробирался к заветной щёлке, которая уже давно изнывала в ожидании ласки, в чём я убедился, как только покончил с основной массой крема. Тогда я начал старательно вылизывать наружные половые губки и, по мере их раскрытия от нарастающего возбуждения, постепенно проникал к внутренним нежным лепесточкам, буквально истекающими соком, ещё более сладким, чем весь съеденный крем.

Перестав в какой-то миг осознавать, что происходит вокруг, я не сразу ощутил прикосновение чьих-то пальцев на своём члене. Оказывается наша весёлая компания прекратила шумное веселье, заворожено наблюдая за нами. Юля стояла прижавшись к своему Кириллу спиной, склонив голову ему на плечо и заведя руку назад, ласкала его пенис. Кирилл, обнимая подругу, одной рукой ласкал её грудь, а второй поглаживал бедро. По другую сторону стола, так же не отрываясь от происходящего, Виктор сжимал в кулаке свой стоящий торчком пенис. А наша затейница расположившись у моих ног рукой ласкала мой наливающийся желанием член. Когда я оторвался от ласк Таниной киски и выпрямился, дочь сделала ещё несколько движений рукой на всю длину пениса и, убедившись в его достаточной твёрдости, произнесла:

 — А теперь папулечка и нас угостит десертом.

С этими словами она покрыла мой член взбитыми сливками из баллончика и отпуская недвусмысленно указала на истомившуюся щёлку Тани. Я приблизил ещё более увеличившуюся от обилия крема головку к Таниной промежности и хотел было уже с силой надавить, но от достаточного сильного возбуждения моей любимой и добавочной смазки в виде крема пенис легко проник внутрь, часть крема увлекая с собой, а часть — размазывая по нашим лобкам. Тогда я обнял руками разведённые в разные стороны бёдра начал размеренные движения, с каждым разом ощущая всё более сильные накрывающие нас волны страсти и обожания друг другом. Я уже ощущал неминуемое приближение финала, но не тут то было. Аня остановила меня, ласково, но настойчиво отстраняя от Тани.

 — Эта долька для меня, — произнесла она и взяла мой покрытый кремом и соками любви член в рот.

Вобрав его почти полностью, она сделала несколько движений, от которых я, и так уже пребывающий на грани терпения, чуть было не кончил. Чувствуя это, Аня сдавила головку моего начинающего вздрагивать пениса зубами не до боли, но ровно настолько, чтобы не дать ему преждевременно разрядиться. Выпустив член изо рта, она снова покрыла его слоем крема и направила в Танину щель. Я продолжил движения в разгорячённом влагалище, теперь уже как бы на втором дыхании, всё более и более отчётливо чувствуя первые еле уловимые волны её приближающегося оргазма. Тем временем, Аня подозвала Юлю и усадила с собой рядом. Не дав мне в очередной раз пересечь финишную черту, дочь вновь остановила меня и повернула к Юле, которая уже без стеснения взяла в рот мой блестящий и сладкий пенис.

Движения её ещё несмело сжатых губ почти не улавливались кожей моего перевозбуждённого члена, но то, с какой нежной и самозабвением она это делала, переполнило чашу моего терпения. Я, пересиливая желание тут же кончить её в рот, нежно отстранился и, повернувшись к Тане, уже не сдерживая своих чувств, с одного раза вогнал свой член в неё на всю длину. Таня застонала от захлестнувших её чувств, рывком поднялась, обняв меня руками и прижимаясь всем телом, сама принялась насаживаться на мой пенис. С каждым разом её стоны становились всё громче и громче, постепенно переходя на вскрикивания. Я кончил при первых же движениях, но мой член и не собирался слабеть от казалось нескончаемых вибраций содрагаемых оргазмом стенок влагалища.

Постепенно возгласы страсти и движения замедлились и Таня затихла в моих объятиях, положив голову мне на плечо, шепча мне в ухо слова благодарности.

Аня, схватив баллончики со взбитыми сливками, принялась покрывать ими Юлю, Кирилла и Витю, остатки выдавив на себя. После чего они парами обнялись и, целуясь и ласкаясь, принялись кружиться вокруг нас, умудряясь при этом ещё и шлёпать сладкими ладошками всех до кого могли дотянуться. Доставалось и нам, постепенно втягивая нас в общую заварушку. Когда все вдоволь навеселились и стали выглядеть одинаково, мы остановились шумно дыша и облизывая сладкие остатки десерта.

 — Хорошо то как! — вздохнув всей грудью, протянула Таня, — Спасибо вам, родные, любимые мои! А теперь праздник перемещается наверх, но сначала — мыться, — и мы тесной гурьбой потопали в душ на втором этаже.

В ванной комнате нам пришлось разбиться на две группы по количеству имеющихся душевых кабинок. Аня с Юлей прильнув ко мне втиснулись в одну, а Кирилл и Витя галантно пропустив Таню во вторую по очереди ныряли следом. Парни довольно быстро смыли с себя липкие остатки крема и всё больше помогали мыться Тане, что больше походило на плохо скрываемые попытки непосредственного знакомства со строением женского тела. Таня поначалу помогала ребятам, в основном Вите, освоиться в новой роли, направляя движения их рук, и, когда всё стало проходить более естественно, принялась и сама ласкать их крепкие мускулистые тела всё чаще и чаще ниже пояса.

Когда смывать уже явно было нечего и ласки стали принимать откровенный характер, вся троица перебралась в центр ванной комнаты и парни начали по очереди целоваться с Таней, лаская её грудь, таллию и бёдра, пока правда не решаясь на более откровенные ласки. Таня же, отвечая на их поцелуи со свойственной ей страстностью, сразу же начала уделять внимание и их окрепшим пенисам. Естественно ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх