Ненормальная . Часть 2 "Как все продолжилось".

Страница: 1 из 2

Снова какая-то чертовщина. Мне снились божественные ласки. Опять. Горячие, влажные губы, скользящие вверх-вниз по члену в медленном, своеобразном ритме... отчаянно вырываясь из глубин сна... пока не понял, что здесь что-то не сходилось. Очередное обжигающее прикосновение язычка заставило меня дёрнуться и двинуть бёдрами куда-то вперёд, и я приоткрыл глаза. Впервые за долгое время это было реальностью...

Я недоверчиво протянул руку к тёмному силуэту склонившейся надо мной девушки и прикоснулся к шёлковой волне волос. Она была реальной. Я постарался напрячь мозги и вспомнить, где я, что здесь делаю и кто, в конце концов, эта девушка, так нежно ласкающая мой напряжённый член короткими, быстрыми движениями язычка. Но, хотя невыносимая боль в голове и притихла, думать было практически невозможно. Губы с силой сжали головку, и в неё буквально вдавился быстрый язычок.

 — Ааа! Ммм... — прохрипел я, растеряв абсолютно все мысли.

Снова сделал слабую попытку сконцентрироваться, но губы и язык упорно продолжали своё мучительное дело. Я почувствовал, как волны сладости накатывают на мозг. Меня выгнуло навстречу этому жаркому, несущему ласку рту. Губы раз за разом засасывали головку, выпускали и всасывали её обратно, а язычок неустанно впивался в её чувствительную поверхность.

 — Мммм... хва... мммммм... хва... тит... оохх... по... жалуйста... — с трудом простонал я, потому что меня снова изгибало.

Я молил о пощаде, но пощады не следовало.

Снова и снова этот язычок, то сжавшийся до твёрдости, то широкий и мягкий, жалил головку и уздечку, облизывал всей своей шириной и резко прижимался к ним. Это начинало сводить меня с ума. Губы засосали головку, и пытка продолжилась в жаркой и влажной глубине рта.

Я стонал и извивался, кусал губы, сжимал простыни и всхлипывал, не в силах говорить. Каждое прикосновение доводило меня до исступления, и я судорожно вздрагивал.

Губы впились в уздечку сильным засасывающим поцелуем. Я прикусил свои что было силы. От напряжения, в котором долго находились все мои мускулы, по моему телу начали пробегать болезненные судороги. Я застонал от боли пополам с наслаждением, и губы внезапно покинули головку. Я почувствовал эту странную девушку рядом, как она тихо легла, вытянувшись вдоль моего тела и прошептала на ухо:

 — Тише... успокойся. Расслабься, сейчас всё пройдёт.

Уже от одного этого тишайшего, нежного шёпота стало немного легче. Но тело сдавливали судороги. Я невольно сжал руки в кулаки и согнул ноги в коленях, напрягаясь всё больше.

Молча она присела рядом и стала гладить меня по груди. Её ладони были мягкими. Затем её пальцы сжали сведённые судорогой плечи и размяли их. Помассировали шею неспеша. Я смог глубоко вздохнуть. Погладили грудь, слегка массируя, живот. Она наклонилась и поцеловала низ живота. По нему сразу пробежала тёплая волна, расслабившая пресс. Размяла ладошками каждую руку, разжав мои сжатые в кулаки ладони. Судорожное, болезненное напряжение стало отпускать. Не прикасаясь к члену, она провела ладонями по бёдрам, вниз по ногам к сжавшимся икрам. Натянула стопу пяткой вперёд и пальцами на меня, и икры постепенно расслабились.

Затем слегка размяла их и погладила успокаивающе. Я невольно сладко вздохнул и застонал от блаженства. А она... она тихо сидела рядом и гладила меня своими горячими ладонями, которые, казалось, излучали целительное тепло. Поглаживания погружали меня в сон, но... я ещё не хотел спать. То есть я-то хотел, и даже очень, но я и всё моё тело с сознанием на пару давно жили отдельной жизнью, и они жаждали этих томительно нежных, сладостных прикосновений. Пульсация в утихшем, было, от боли члене снова усилилась, заставив меня сжать зубы. Я прикусил губу и хотел перевернуться на бок, не знаю, с чего вдруг, наверное, что бы она не подумала, что я какое-то бронхитичное стонущее похотливое плохо выбритое чудовище, которому только и надо, что кончить (хотя, против правды не попрёшь...).

Но она остановила меня, припав губами к шее и исторгнув из моей булькающей груди очередной стон блаженства. Она посасывала, покусывала и просто целовала чувствительную кожу моей шеи, и доводила меня этим до исступления. К её счастью, сил двигаться у меня не было, иначе... Что иначе? Я ничего, ровным счётом ничего не смог бы сделать с ней против её воли. Прижалась губами к коже за мочкой уха... коснулась языком мочки... провела прохладную влажную дорожку от моей шеи к соскам.

 — Мммфф... — сказал я и снова, опомнившись, сжал губу зубами.

Она же сжала зубками сосок, но так, что это приносило только томительную сладость... И другой... обняв каждый по очереди губами, она ласкала их мягкими, посасывающими поцелуями, которые отдавались покалывающими мурашками на кончике головки.

Я облизал пересохшим языком пересохшие губы, что не принесло мне никакого облегчения, и погладил её по волосам, с усилием подняв руку. Она подняла лицо на секунду и едва ощутимо коснулась середины моей ладони губами... да что за чёрт?! От нежности у меня захватило дыхание, и рука обессилено упала на кровать. Всё же, я поднял её личико за подбородок и сощурил глаза, всматриваясь в него в темноте. Разглядеть я смог только блестящие тёмные глаза.

Она смотрела на меня зачарованно и нежно несколько секунд, затем встряхнула головой, как будто отмахиваясь от наваждения, и села мне на ноги. С новыми силами, которые черпались, видимо, в идолопоклонничестве (иного объяснения я не видел), она пошла в новую атаку на меня, менее утончённую, но не менее сладостную, чем все предыдущие. Совершенно неожиданно она просто обхватила головку губами и сразу же засосала член в рот до самого упора.

 — МММММ!!! — сказал я на это, вздрогнув так, будто через меня пропустили ток. Ощущение, пожалуй, было в чём-то похожим.

Медленно выпустила член изо рта. Мееееедленно-мееееедленно, мягко сжимая его зубками и губами попеременно.

Я согнулся на кровати, хватая ртом воздух. Перед глазами снова замелькали вспышки. А она вновь и вновь резко и глубоко погружала член в свой жаркий ротик, заставляя меня корчиться от наслаждения. Мягко перекатывая в ладонях яички, она мерно покачивала головой и засасывала и выпускала член. Я тщетно пытался расслабиться, ощущая, как головка проезжает по нёбу глубоко в её ротик до самого упора, прижимаемая языком, и так же выскальзывает обратно, и так бесконечно много раз... Она взяла спокойный, неторопливый, монотонный ритм, так что хриплые стоны моих сладостных мучений монотонно и ритмично вылетали из моих искусанных губ.

Туман заполнял мою голову всё сильнее, по позвоночнику всё быстрее пробегали волны сладострастной дрожи. Я снова вцепился в многострадальные простыни вздрагивающими пальцами и молился, чтобы она не останавливалась, и молился, чтобы она остановилась и задержала эти моменты неземного счастья. Она остановилась. Я ослабил хватку. Напрасно. Плотно обхватив ладонью мою влажную от смазки и её ласк головку, она сделала рукой медленное вращающее движение.

 — Аааа!!! — я задёргался, хватая ртом воздух.

Движение повторилось снова, только медленнее, а затем очень быстро, и от головки по спине вверх пробежала волна головокружительного наслаждения. Я бессознательно двинул бёдрами, и член проскользнул дальше, сквозь колечко плотно сжимающей его ладони... ммммм... двинул ещё раз... и ещё... На большее сил не хватило, но она улыбнулась своей спокойной улыбкой и продолжила движения ладошкой сама. Я издал какой-то рык и стон, откидывая голову, не в силах контролировать свои телодвижения. Жаркие волны накатывали на меня снова и снова, я вздрагивал всем телом, изгибался и без конца кусал губы, чтобы не выдавать себя хотя бы стонами, пока её пальцы вновь не легли на мой рот.

Другая её рука не останавливалась ни на секунду, и от этой непрекращающейся, решительной ласки мои яйца и член уже пылали ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх