Жизнь после

Страница: 7 из 7

требовательно полжил руку на плечо девушки. Фрейа только улыбнулась в ответ и проворно опустилась на корточки. Её лицо утонуло в волосах у меня между ног. Двигалась она как-то очень быстро, легко касаясь языком члена. Пару раз колечки пирсинга врезались в дырочку головки, ударяя лёгкой болью. Потом она вовсе перестала работать языком и задвигалась быстро-быстро. Теперь я уже трахал её горло, по-другому и не назвать. Ноги начали деревенеть, и я отстранил девушку, чтобы по-нормальному лечь на ковёр. Фрейа вернулась к работе, а Лилит воспользовалась ситуацией, предоставив моему рту свою щель. Я не видел, но чувствовал, что Фрейа сменила позу и теперь скакала на моём члене.

Сёстры тихонько стонали. Временами Лилит ворочалась, подставляя моему языку свой зад или возвращая влагалище. Почувствовав, что я на пределе, Фрейа слезла с члена, и я снова ощутил её мягкие губы. Парой движений я наполнил девушке рот. Спермы вышло уже совсем немного, но Фрейа не преминула похвалить вкус. Лилит вздохнула и нехотя слезла с меня. Правда она быстро нашла себе новое занятие — принялась одевать оставленный страпон. Фрейа поцеловала меня, делясь остатками спермы. Промурлыкала:

 — Не бойся, это она для меня.

 — А я и не боюсь, — я взял её руку за запястье и направил к подрагивающему и всё ещу мягкому анусу. Девушка кивнула:

 — Умница.

И погрузила в меня свои очаровательные пальчики.

Я застонал. Конечно, только что кончив я не чувствовал ничего особенного, но постарался стонать как можно убедительнее. Наградой была лёгкая дрожь возбуждения, прокатившаяся по руке Фрейи. И вот что странно — в ответ на замедлившееся дыхание девушки, я сам ощутил лёгкое возбуждение. Меж тем подошла Лилит. Она чисто сестринским движением растормошила волосы на голове Фрейи, улыбнулась мне, и... присела рядом, обхватила шубами ещё дремлющий член. Она сидела как бы сбоку, и Фрейе не составило труда пристроиться к моему заду. Только теперь девушка работала языком.

Пламя страсти разгоралось внутри меня медленно, но эта неспешность была прекрасна. А потом, когда член только начал подниматься, полыхнуло, словно брызнули бензином. Мгновение, и плоть напряглась так, что заболела кожа. Лилит пару раз вздрочнула член:

 — Супер! Значит, я считаю, что пока мы ещё в состоянии двигаться, пора переходить к главному блюду. У меня главный вход. У тебя, Кирилл, запасной.

Она, не вставая, перевалилась на спину, шутливо толкнув меня в бок ногой. Сестра начала медленно насаживаться сверху. Когда её клитор коснулся блестящей чёрной кожи, девушка наклонилась вперёд, сливаясь с Лилит в поцелуе. Руки Фрейи недвусмысленно шлёпнулись на ягодицы. Просить меня дважды не пришлось. Я взял девушку за талию, секунду полюбовался видом натянутого на пластик влагалища, и направил член в свободное отверстие. Девушка ободрительно замычала, не разрывая поцелуй, и мы начали подбирать темп. Делать это на полу оказалось гораздо удобнее, а может — сказывался опыт девушек. В любом случае — не чьи ноги мне теперь не мешали, член самовольно не выскакивал, и вообще всё было отлично.

Нас словно пронизывал один, общий поток наслаждения. Он бурлил под кожей, наполняя собой каждую клеточку. Я бы не удивился, услышав мысли девушек, ведь уже несколько минут ловил их чувства. И самое сильное было общим. Я испытывал отголосок, слабый, но более чем достаточный, каждого их оргазма. И по тому не кончал сам. В эти моменты наш крик сливался в один общий, в мощное дыхание страсти. Кожа Фрейи стала мокрой от пота, а её сердце выстукивало какой-то запредельный бешеный ритм. Казалось — в такт с моим. На очередной волне — я давно сбился со счёта — я, наконец, не выдержал и добавил в поток немного своего личного счастья. Член долго не опадал, скользя в собственной сперме.

Кровь продолжала кипеть в нём, не желая успокаиваться. Но я постепенно приходил в себя, по телу разливалась накопленная усталость. Как только я отпустил Фрейю, ноги подкосились, и я медленно опустился на ковёр. Всё. Вот теперь я точно полностью выжат и не смогу даже сдвинуться с места, пока не посплю. Сёстра тоже были не в лучшей форме. Кое-как, с трудом, работая вместе, они смогли стянуть с Лилит страпон и тоже остались на ковре. Сознание провалилось во тьму.

Проснулся я от звуков медленного гитарного перебора. Фрейа пела какую-то песню из тех, что просто обязаны исполняться под гитару и исключительно женским голосом. Я открыл глаза. Девушка сидела на кровати, прислонившись спиной к стене. Одеться она, конечно же, не подумала. Гитара лежала на сложенных по-турецки ногах, закрывая живот. Моя гитара. Интересно, что её с утра понесло в шкафу рыться? Играл я посредственно и давно забросил это занятие. А выбрасывать инструмент было жалко, вот он и валялся в шкафу с одеждой.

Я подождал, пока девушка закончит песню. У неё был хороший голос, и мне нравилось смотреть, как поднимается, растёт её грудь, вбирая воздух перед очередной партией. Потом Фрейа замолчала, задумчиво перебирая струны. Я заговорил:

 — С добрым утром. А где Лилит?

Задумчивость мгновенно улетучилась, и девушка взглянула в мою сторону:

 — В душ пошла. По утрам она там подолгу торчит. Ничего, что я гитару?..

Сама Фрейа, похоже, успела побывать в ванной комнате. И ей гораздо лучше без косметики, честное слово.

 — Всё нормально. У тебя очень красивый голос.

Повисло неловкое молчание, ведь, по сути, мы были даже не знакомы. Фрейа поставила гитару на пол и вытянула ноги. И я, конечно же, сморозил первое, что пришло на ум:

 — А давно у вас так всё, — я замялся, — с сестрой?

Фрейа ответила сразу, не задумываясь:

 — Сколько себя помню. Ну, то есть — чувства. А так — где-то в начале средней школы всё произошло. Глупая история. Родители задержались на каком-то вечере, была сильная гроза, мы перепугались и зарылись в одно большое одеяло. Дальше — всё как-то само получилось. Очнулись только от звука открывающейся входной двери. Ну и пошло по нарастающей.

Всё-таки странно. Про имена говорить не хотят. А эту историю рассказывают спокойно. И ведь, наверняка, и Светка и Никита тоже её слышали. Хотя я и сам чувствовал, что готов рассказать девушкам гораздо больше, чем самым старым друзьям.

 — Слушай, я вот вчера заметил — у твоей сестры на лобке какой-то иероглиф выбрит.

 — Это руна. Только не спрашивай, что он значит. Без понятия. И у Лилит лучше не спрашивай, сомневаюсь, что она сама знает. Это ей Андрей выбрил, на память. Очень разными мифами интересовался. Он совсем недавно ушёл.

 — Ушёл?

 — Да. Ну... понимаешь, у нас люди долго не задерживаются, — она погрустнела, — например, студентов много. Заканчивают учиться, и уезжают искать счастье в городе покрупнее. Андрей вот — в Питер укатил. Другие влюбляются в человека более... консервативных взглядов. Кое-кто просто устаёт — уже не получает удовольствия. А некоторые — заходят слишком далеко, — она выразительно покрутила пальцем у виска, — плётки, зверушки... и наши пути расходятся. Так что — год, два. Не больше. Это вот у нас с сестрой большой опыт, и уходит, пока, не собираемся. Светка, кстати, тоже долгожительница. Она лет с 17-ти с нами. Кстати, эти кольца... Ну, у сестры и у меня... они ведь не просто так. Это традиция. Люди, когда уходят... Там на внутренней стороне у каждого — имя... Ой! Забыла совсем. Иди-ка сюда — посмотрю, не повредила ли тебе вчера что-нибудь.

Ничего подозрительного в себе я не чувствовал, но к кровати подошёл. Ведь понятно, что Фрейа просто хотела сменить тему разговора. Лёг животом на колени девушке.

 — Ну, на первый взгляд всё нормально. Трещинок точно нет.

Она достала из сумки сестры какой-то тюбик и принялась нежно массировать кожу вокруг.

 — Конечно всё в порядке. Я же не мазохист, а... мне понравилось.

Память услужливо подсунула пару особенно сильных воспоминаний. Член мгновенно поднялся и упёрся в ногу девушке.

 — Ага, я вижу, — и, как бы случайно, нырнула одним пальцем в меня.

 — Слушай... Вчера всё было немного не так. Немного не правильно.

 — Ой, прости. Мы не знали, что ты совсем новичок... — она замолчала. Затем нехотя выдавила, — Сок.

Понятно! Когда я открыл дверь, пачка была уже распечатана. Можно было спокойно подмешать что угодно. Наверное, стоило обидеться. Но я уже сильно возбудился от прикосновений девушки, и мысли текли совсем в другом направлении. Тем более — глупо было бы утверждать, что я хоть немного жалел о случившемся:

 — Всё нормально. А может — повторим отдельные элементы, пока сестра в душе? — Я провёл пальцем по своей коже, рядом со скользящими во мне пальчиками Фрейи. — А вот этого не надо! После вчерашнего точно повредим что-нибудь. Если не тебе, то мне. О! Знаю!

Свободной рукой девушка забралась в сумку и вынула вибратор. Тот, которым пользовалась вчера Лилит. Небольшой и достаточно тонкий — сразу понятно, для каких дел. Фрейа произнесла многозначительное «Бззззззззжжж!» и помахала вибратором в воздухе. Я согласился: «Давай». И почти сразу ощутил прикосновение холодного пластика. Он легко скользнул внутрь, зажужжал, ожил. Странное ощущение, почти не приносящее удовольствия. Зато второй рукой девушка массировала кожу вокруг, иногда проникая внутрь за вибратором, иногда — переключаясь на мои яйца или касаясь члена. Странное дело — он даже немного болел после вчерашнего. Вернее — лёгкой болью отзывалась на прикосновения кожа и лёгкой резью — венки.

Я нащупал влагалище Фрейи и выступил с ответной программой. Постепенно она стала всё чаще переключаться на мошонку. И, как только я подходил к опасному краю, оттягивала мои яйца от члена. Когда стало понятно, что это уже не поможет, она вынула вибратор и перевернула меня на спину, проворно присосавшись к члену. Потом мы целовались, пока не вернулась из душа Лилит. Её длинные волосы облепили кожу, полностью скрывая грудь. Капельки воды искрились на смуглой коже, словно она поленилась вытереться после душа.

 — С ложа не навернитесь, молодые. А вообще — гостеприимному хозяину было бы неплохо предложить девушкам мирской пищи.

Мы позавтракали. Я, как хозяин, смог наготовить только бутербродов и кофе, но сёстры и не просили большего. Это я так скоро привыкну есть в компании обнажённых людей... Говорили о каких-то глупых вещах. О том, что жара в этом году не бывалая. И о том, что дома у сестёр уже месяц как горячей воды нет. А у меня — дом старше почти в два раза, но перебоев с водой не бывает. Потом — обе дружески чмокнули меня в щеку, и пошли одеваться. Фрейа надела неприметное белое платье и серую жилетку-топ. Лилит собрала волосы в роскошный конский хвост и влезла в нетипично оранжевые узкие джинсы. Расправила и натянула смятую футболку-сеточку, совершенно бесполезную. Я не лез с расспросами. Попрощались. За руку. У Лилит оказалось неожиданно крепкое рукопожатие. У Фрейи — обычное, женское. Я остался один в пустой квартире.

e-mail автора: kgamboryan@yandex.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх