Утоленные спермой «Голубой спуск»

Страница: 2 из 3

здоровый под два метра, девочек уже не раз пробовал. Это я на тот момент девственником был, поэтому и возбуждался так от Смайлика — «на безрыбьи и рак рыба». Тут я чуть успокоился, думаю, что двое — Юрик и Анрюша — сами улеглись. Теперь осталось Коляна уложить. Он сам мне говорит: «Ща, Васюта, докурю, поссым и спать!» Ну, ладно...

Захожу в комнату, вижу Юрка уже на койке посапывает — заснул, а Смаил сидит у него на койке и вино из кружки допивает. Я ему построже так, чтобы привыкал: «Ну ладно, Смайл, спать пошли, время не ждёт». Сам свой наливающийся кровью кух рукой поглаживаю. Тут Никола с веранды орёт: «Ладно, Смаил, пошли поссым и на боковуху!»

 — Пошли, — согласился захмелевший Андрюха — Смайлик, поднялся и пошел на улицу.

Я пока в маленькую комнату зашёл, на диванчик для виду падушку положил, сам кроватку готовить начал, вафледром значит. Простынку поправил, подушку большую положил, чтобы удобно на ней было полулёжа, плавки заранее снял и залез под одеяло, в мудях ковыряюсь, Смайла жду. Представляю, как он в комнатку заходит и к моей кровати крадётся, потом с головой ныряет прямиком к вафле. Даже член уже вставать начал. А прямо над моей кроватью открытое окно, которое на бок дома выходит, там лужайка, а дальше умывальник и чуть ниже с горочки — туалет.

Вот лежу и слушу голоса с лужайки. Я в окошко зыблю. А ночь лунная — хорошо видно, ещё глаза к темноте привыкли. Метрах в пяти от окна, на лужайке у куста смородины стоит Никола, прижал к себе Андрюха Смайла. А разница в росте у них офигенная, так что пахом Колян упирается «девочке» куда-то в солнечное сплетение и трётся о его живот. Смайл в рубашонке на распашку и в белых плавках. Стоит, руки по девчачьи положил на плечи «ухажеру» и смотрит преданно ему в глаза. Никола в одних широких семейных трусах. Я присмотрелся, а под трусами куище у него уже торчком и вот этим стоячим членом он сквозь трусы об Смайла трётся, чего-то ему наговаривает. Тут он слегка Андрюху выпустил и порезче так ему: « Ладно, как целка! Я же видел, как ты сейчас на койке у Юрки отсосал...»

Тут, вижу, Смайл, правую руку опускает и залезает в трусы к Николе, вытаскивает наружу его шланг солидных размеров, никак не меньше чем у меня, нежно так рукой подрачивает. А Никола его по голове поглаживает, слегка к низу давит, мол, приступай к продувке. Говорит ему: «Ты мою вафлю полюбишь, тебе это дело понравится, а я теперь тебя вафлять буду когда захочу!»

Андрюша весь задрожал как-то и стал покорно на колени опускаться перед Николой. Уткнулся носом ему в яйца, рукой за член держится, и начал языком его облизывать от основания, по стволу к головке и обратно, От основания к здоровой головке и обратно... Никола стоит болдеет, ноги расставил, руки в боки — стоит как господин перед рабом и приказывает: «А ну докажи, как мой куй любишь! Залупу целуй!» Смайл нежно чмокнул его в самую залупу.

 — Воооот! — довольно говорит Никола, — будешь моей рабыней. Когда прикажу будешь приходить и отсасывать. А сейчас скажи: а-а-а-а. Шире! — и поддав корпус вперед всунул хуй в рот Смайлу, поглубже. Застонал от удовольствия, прогнувшись плечами назад: «Соси, вафля, соси! Сосать надо с азартом, живее, чтобы я видел, как ты мой хер любишь, чтобы у меня желание было тебя в рот гребать! Понял?»

 — Чего мычишь? Вытащи куй изо рта и ответь: понял или нет?

 — Понял, — отозвался Андрюша, освободив свой рот от вафли.

 — Надо отвечать, как положено рабыне: «поняла, мой господин», «да, мой господин»! — перебил «хозяин».

Тут Никола подобрел и даже с какой-то нежностью добавил: «Ладно сосни ещё мальца, да надо отлить, а то так и не поссали».

Смайл снова взял в рот и раз десять почмокал губами. Я вдруг опомнился от спектакля за окном и понял, что дрочу себе член.

«Вот же сволочи, пидорасты проклятые», — злился я. И, скорее всего потому, что это не я даю вафлю...

Колян-Никола повернулся к кусту и стал порциями выбрызгивать мочу. Смайл всё так же стоял на коленях и наблюдал за новым объектом своего поклонения.

 — Вот, бля, стоит — никак толком не поссышь — расстроился «господин». Наконец, более-менее полная струя начала вылетать из николеного шланга прямо на куст смородины.

Когда он поссал, то приказал рабыне: «Ну-ка промакни хорошенько от ссак», и направил член в губы новой вафлёрке. Та отозвалась: «Да, мой господин», хорошенько облизала член хозяина и с каким-то упоением принялась сосать здоровенный куй и дрочить толстый ствол правой рукой.

 — Хорошо сосёшь, — похвалил Колян Андрюху, — только я, бляха, пъяный — так не кончу, — и добавил: «А ну-ка иди сюда!»

Он ещё пошире расставил ноги в упоре, взял левой рукой Смайла за волосы, а правой начал быстро мастурбировать прямо над лицом рабыни. Андрюша закрыл глаза и опять заулыбался своей блаженной улыбкой. Я тоже начал дрочить свой куй с максимальной скоростью, словно это я, а не Никола занимается ананизмом над лицом одноклассника.

Вдруг — бах! — порция спермы ударила в андрюхин глаз, ба-бах! — второй выстрел накрыл другой глаз... Пах! — и между глаз Смайла потекла малафья...

 — Оооо... Закебись, — простонал господин и вытер о щеку рабыни свой член. Потом поводил им по улыбчивым губам Андрюхи и приказал: «Отсоси до конца».

Смаил взял в рот кончик головки и, отсосал всё до капли, а потом поцеловал на прощание. Всё это довело меня до точки невозврата, нахлынувшая волна сильного оргазма заставила мой хер мощно выбрасывать на стену обильные струи малафьи. Я откинулся на спину, а мой гаврик ещё раз двадцать конвульсивно дёрнулся. С улицы я слышал, как Никола сказал Андрюхе, чтобы тот умылся. Слашно было, как журчит вода и Смайл полощит рот. У меня в голове роились злобные мысли, типа, «вот, суки, все тут перегреблись, гады»... Я достал из-под кровати запасённый на ночь припрятанный пузырь портвейна и сделал пару больших глотков.

Но тут до меня донеслась одна фраза, сказанная Коляном, которая заставила напрячь слух:

 — Значит тоже хочет... Сейчас пойдёшь к Васюте, залезешь к нему под одеяло и будешь сосать. У него тоже здоровый — тебе понравится. Раз по полной, так по полной!

 — Да, мой господин, — отозвался Смаил.

И откуда только берутся силы и желание? Я поспешно, как был голый, залез под одеяло и стал ждать, чувствуя, как кровь приливает к моему паху и наполняет каменной эрекцией член, как выпитое вино приятно греет желудок и впитывается в кровь. Я даже почувствовал, какое-то злобное желание отодрать вафлёрку как можно более изощрённее, заставить её стоять на коленях, целовать меня в жопу, глотать мою сперму, пить мои саки и ещё чёрт знает что! За что? Да за измену! За всё это бляство и наконец за то, что мне пришлось тут поливать спермой стены...

В большой комнате послышались шаги. Я поднялся повыше и поудобнее устроился на подушке, притворился спящим. Тихонько скрипнула дверь и в темноте появился силует Смайла. Он стоял некоторое время привыкая к темноте, но потом мне надоело ждать и я сказал:

 — Там справа на стене выключатель — включи свет...

Андрюха пошарил рукой и — счёлк — в комнате загорелась тусклая лампа.

 — Иди сюда, — перешёл я на командный тон, откинул одеяло, заголив своего эрогированного здоровяка и раскинул ноги.

Смаил оказался сообразительным. Он скинул с себя рубашку и в одних беленьких трусиках (ну как девочка) улёгся на живот между моих ног лицом к моим мудям. Я чувствовал, что от моего толстого шланга исходит запах свежей спермы, остатки которой я ещё не успел стереть. Вот сейчас он мне её и оближет! По опыту с Николой, я понял, что здесь любят жёсткость и силу, поэтому я стал руководить:

 — Хорошенько ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх