Подружка дочери

Страница: 1 из 3

 — Папик, Юлька переночует у нас, я звонила в Хельсинки, мама разрешила. Нам надо подготовиться к майскому балу... — дочка влетела в комнату, где я лениво щелкал пультом.

 — Какой еще «майский» бал? — пожал я плечами, внутренне загораясь. Уж больно была хороша эта подружка дочери! По внешности ангелочек, но в лукавых зеленых глазах мне постоянно чудился развратный чертенок.

Я поднялся, чтобы пройти поприветствовать Юлю, а заодно и полюбоваться на нее. Да и себя показать. Мне хоть и 37, но формы я не потерял — тренажерный зал плюс бассейн — в общем, женщины на меня западали. Несколько бурных романов на моем счету где-то даже подогревали интерес к жене. Ее работа — она часто моталась по делам в Чухню, — немало способствовали интересным встречам. Впрочем, я не был Дон Жуаном. Наоборот, скажу по секрету, подойти познакомится к женщине, или пригласить коллегу в ресторан — каждый раз я проделывал это с некоторой долей робости, где-то даже с неким внутренним сопротивлением.

 — Привет, Юль, — выйдя в прихожую, поприветствовал я подружку дочери, вешающую куртку на вешалку.

 — Добрый вечер, дядя Влад!

Ох, хороша! В короткой джинсовой юбочке, в белом топике, оставляющем открытым плоский загорелый живот, Юлька была просто неотразима. Ее взгляд был до безобразия невинен во время моего, прямо скажем, довольно наглого осмотра. Никак ее не пойму. То ли она не осознает своего воздействия на мужчин, то ли притворяется, что не понимает. Вот и сейчас, Юлька нагнулась, чтобы скинуть туфельки. У меня дух захватило, от вида ее полуобнаженной, по-женски полной груди в вырезе топика.

 — Дядя Влад, вы самый лучший папа на свете, — промурлыкала Юлька проскальзывая за дочкой в ее комнату. При этом ее грудь скользнула по моему локтю. Ух-х!!! Вот нарочно она это, или я слишком усиленно изображал столба, стоя на пути девочки?

Не знаю, что там придумали девчонки, но они то и дело сновали через гостиную — из спальни в комнату дочери и обратно. Я был совсем не против, любуясь стройными ножками подруги моей дочери, ее точеной фигуркой, втайне облизываясь... Сколько это продолжалось — не помню, закемарил в какой-то момент...

Очнувшись где-то в 12, я прислушался — подружки вроде угомонились. Я принял душ и поплелся в спальню.

Опа! На моей кровати спала дочь. Заснула, бедная, прямо в одежде. Я погасил свет и пошел к комнате дочери, чтобы разобрать ей постель и перенести в собственную кровать. То, что Юлька должна была остаться на ночь, вылетело из головы напрочь.

Я открыл дверь... И черт меня возьми — на разобранной постели на боку лежала Юлька. Да как лежала! Одеяло сбилось, обнажая стройные ножки и, главное, смуглую попку с белыми полосками от стрингов. Юлька была зимой на курорте, и эти полоски... М-м-м... Какая прелесть!

Не смотря на заманчивый вид и определенное набухание в паху, я попытался сосредоточится на том, что мне теперь делать — Юлька лежала по диагонали, и дочь здесь явно не поместится.

Ее пизденка была совершенно очаровательна — очень аккуратная, две ровненькие розовые полоски внутренних половых губок между тщательно выбритыми внешними половыми губками. Так и хотелось до них дотронуться. Рукой, языком... Чтобы ощутить их нежность, готовность к моим прикосновениям. А попка! Она была такой гладкой, такой шелковистой даже на взгляд...

Ладно, я только накрою ее, а сам пойду спать в гостиную... Когда дверь закрылась, свет из проема перестал падать на постель, однако занавески были не задернуты, и Юлькины попочка и ножки по-прежнему возбуждали меня не по-детски.

Я присел на краешек, с жаждой вдыхая слабый аромат духов. Член стоял уже так, что, казалось, он сейчас прорвет ткань брюк. Дрожащей рукой я коснулся попки. Кожа упругих ягодиц действительно была очень нежной.

Девушка не просыпалась, и я, осмелев, начал гладить бархатистые округлости. Не видя никакой реакции, я с замиранием сердца двинул ладонь в расщелинку между ягодицами и дотронулся до пизденки. Мой средний палец скользнул вдоль лепестков, уперевшись в клитор. Губки были еще нежнее, и они были, я хорошо это почувствовал, влажными. Юлька протяжно вздохнула. Да так, что я едва не выпрыгнул из штанов, чтобы засадить ей со всей дури.

На самом деле, я замер, боясь пошевелиться. Однако ничего не происходило, и мой палец скользнул в нежную, влажную глубину. Какое-то время я ласкал девушку, то глубоко проникая, то легкими касаниями поглаживая клитор и верхний уголок киски. Одновременно я любовался лепестками, обхватывающими мой палец. Губки явно набухли и чуть раскрылись, темный, узкий зев пизденки уже не закрывался, когда его покидал мой палец.

Юлькино дыхание участилось? Или мне это показалось? Я осторожно приподнялся и посмотрел на ее лицо. Пухлые губки полураскрылись, верхняя чуть приподнята, обнажая полоску белых зубов, глаза по-прежнему были закрыты... Лицо было столь прекрасно и сексуально, как бывает только у женщины, которую ласкают между ножек.

Спит или не спит? Да мне уже было все равно, я продолжал манипуляции, и Юлька в какой-то момент тихонько и коротко простонала.

Это было последней каплей. Я скинул штаны и пристроился сзади. Моя пышущая жаром головка коснулась нежных лепестков. Задохнувшись от страсти, я какое-то время ласкал головкой пизденку, а потом осторожно вошел.

Юлька никак не среагировала. И я, все еще боясь ее разбудить, двигался плавно. Но задвигал член очень глубоко. Девушка была мокрая и очень тесная, Мне хотелось ощутить ее натянутой по самые яйца. С Юлькиных губ срывались короткие, еле слышные стоны. Или громкие вздохи.

Я положил руку на бедро, чтобы двигать молодое тело навстречу своему члену, мои движения участились, а Юлька стала стонать все громче и даже, как мне показалось, немного поддавать попкой, чтобы насадится на мой член поглубже. Моя рука охватила упругое полушарие груди, ощущая на ладони твердый бугорок соска. Я восхитился твердостью девичьей груди и сильно ее сдавил.

 — Потише, — вдруг услышал я шипенье.

Я замер на мгновение, но потом, поняв, что до этого делал все правильно, начал загонять член резкими, быстрыми ударами. Юлька уже стонала, не переставая, в такт моим движениям и ходящей ходуном попке. Мне хотелось разорвать это упругое, стройное, трепещущее тело, столь покорное мне. Я, рыча, повернул девушку на живот и продолжал вгонять твердый член во влажную глубину.

 — О, нет, не надо! — стонала Юлька. А сама прогибала спинку и вздергивала попку, чтобы мои проникновения были поглубже.

 — Нет-нет, еще не хочу! — вдруг вскрикнула девушка. Потом ее выгнуло, она тоненько застонала. Я почувствовал, как сокращается ее тесное и узкое влагалище. Я приподнялся и увидел, как сокращается темный в полумраке анус. Не выдержав, я вытащил член и, рыча, окропил загорелые округлости спермой. Оргазм был долгим и пронзительным. Пока я кончал, Юлька покорно лежала, окатываемая моей спермой.

Я устало опустился рядом с девушкой и осторожно коснулся оголенного плеча губами.

 — Дядя Влад, я хочу спать. Нам завтра в шесть вставать...

Голосок звучал капризно. Ничего больше в нем не было. Словно я будил ее, чтобы она помыла посуду...

Я пробормотал что-то типа того, что она была восхитительна, получил в ответ совсем сонное «Я знаю» и поспешно ретировался в гостиную.

Выкурив две сигареты подряд с мыслями «чего же я наделал», я завалился спать и на удивление быстро заснул.

Приснилось мне продолжение ночных приключений. Как обнаженная Юлька припала к моему паху и своими восхитительными губками целует мой член, лижет его. Я пытаюсь объяснить ей, что можно еще сосать, но она не понимает и продолжает только немного забирать головку в ротик.

Каково было мое удивление, когда я открыл глаза! Белокурая ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

+8.6 (94)
21438
2
26 мая 2015
4
 
наверх