Любовь или свобода

Страница: 4 из 7

живот. Потом пошёл выше и начал посасывать сосок, изредка его покусывая его зубами, что придавало остроту ощущения. Вороница вся истекала любовными соками, а он пил их с неё. Он снова вернулся к её губам, сжимая её ягодицы. По щекам Вороницы катились ещё слёзы, но она их не замечала. Закрыв глаза, она вжала голову в подушку, и лёгкий стон наслаждения сорвался с её губ. Внезапно всё прекратилось. Вороница тяжело дышала. Её пробил озноб. Постепенно она обрела власть над своими руками и ногами. Она открыла глаза. Элайя лежал рядом, облокотившись на подушку и, как всегда разглядывал её.

 — Мне очень холодно, — прошептала Вороница, еле шевеля губами от слабости.

Элайя накрыл её одеялом. Он пролежал с ней рядом около 30 минут. Пока она полностью не пришла в себя

 — Скажи мне честно, тебе было хорошо? — спросил Элайя, глядя ей в глаза.

 — Почему, ну почему? Я ведь этого не хотела, — к глазам Вороницы снова поступили слёзы.

 — Нет, хотела, — возразил он. — Если бы ты не хотела, ты бы только возбудилась, не было бы такого наслаждения. Ты просто ещё сама не осознала чего хочешь.

Он отстегнул её. Потом встал и оделся.

 — Ужин подадут через полчаса. Пожалуйста съешь его. Я приду завтра в 18 часов.

Элайя наклонился чтобы поцеловать её, но Вороница хотела его оттолкнуть. Он взял её за руки, отодвинул их и, украв очередной поцелуй, вышел из комнаты.

На следующий день Вороница с ужасом ждала Элайю. Перед его приходом Вороницу опять привязали к кровати. На этот раз она даже не оказала сопротивления. Всё равно смысла не было. Элайя пришёл ровно в 18 часов.

 — Привет, красавица, — улыбнулся он. — Заждалась?

Вороница даже не потрудилась ответить ему.

 — Настало время для второго урока. — медленно прошептал он, наклоняясь к ней.

 — Не смей. Я буду кричать. — проговорила Вороница.

 — Я знаю, — шептал ей на ушко Элайя. — Из-за меня это часто бывает.

Вороница не успела ему ничего ответить. Он впился в её губы. Когда он наконец оторвался от неё, Вороница увидела, что его одежда трансформировалась в халат Элайя его скинул и опустился на колени между её ног.

 — Сегодня мы продвинемся ещё дальше, — сказал он опускаясь на Вороницу.

Очутившись в стальных объятьях Элайи, Вороница мгновенно поняла опасность своего положения.

 — Не смей меня больше целовать, иначе я закричу!

 — И кто же тебя здесь спасёт? — насмешливо спросил Элайя. — Кроме того, пока я тебя целую, ты не сможешь кричать.

Вороница глубоко вздохнула, слегка приоткрыв рот. Когда она осознала свою ошибку, было уже поздно. Элайя сразу воспользовался ситуацией. Смутная мысль о необходимости сопротивляться забрезжила в её сознании и тут же исчезла под натиском чувственного наслаждения, коварно завладевшим её телом. Губы Элайи впивались в её губы с дерзкой настойчивостью, язык, проникавший в рот, расточал неспешные, утонченные ласки, от которых разгорался пожар страсти. Искушение было слишком велико. Воронице стало жарко. С каждым разом ей становилось всё труднее отвергать его поцелуи.

 — Нет, — еле слышно прошептала Вороница.

Это было единственное слово, которое ей удалось произнести непослушными, мягкими как воск губами. Стук сердца оглушал её.

Элайя приостановился, его глаза блеснули из-под полуопущенных век.

 — Почему нет? — он с улыбкой вздёрнул брови, внимательно изучая лицо Вороницы. — Тебе ведь нравиться мои поцелуи, Вороница.

Вороница попыталась скрыть дрожь, но безуспешно. Она усилилась, как только палец Элайи коснулся её нижней губы.

 — Тебе нравиться мои поцелуи. Мне нравиться целовать тебя. Зачем же лишать себя удовольствий?

Растеряно моргая, она смотрела на пиратскую ухмылку Элайи. Через мгновения он снова впился в её губы.

Поцелуи Элайи действовали на какую-то потаённую, глубинную часть её существа, она-то сейчас диктовала свои условия. Поэтому Воронице нужны были его томите5льные ласки, поэтому её губы открывались сами собой, бесстыдно позволяя Элайи проникать внутрь и пробовать её на вкус сколько душе угодно.

Элайя принялся целовать глаза, нос, рот, потом губы его скользнули по её груди, животу, потом коснулся губами её соска. Его руки блуждали по её телу и наконец добрались до её заветного тайника. Вороница закусила губу, чтобы не закричать.

 — Расслабься, моя дикая роза.

 — Не надо! Пожалуйста, не надо! — просила она его громким шёпотом.

 — Успокойся, Ягуар, мой. — палец его осторожно вошёл в неё.

 — Нет, не надо! — Вороница вздрогнула, но палец уже задвигался взад — вперёд, и Вороница инстинктивно подалась на встречу.

Элайя поцеловал её в губы, ощутив привкус крови потому, что она прокусила себе губу. Его длинные пальцы стягивали с неё трусики, потом он рванул их с такой силой, что порвал, оставив Вороницу совершено голой, скинул обрывки на пол.

Передвинувшись в низ он поцеловал подъём её ступни, губы его медленно двинулись выше, покрывая поцелуями сладкий путь. Элайя уткнулся лицом в белоснежный живот Вороницы. Затем опустился ниже. Крупная сладкая дрожь сотрясала её тело. Горячий язык Элайи неутомимо ласкал её сокровище, и она уже перестала осознавать себя, её дыхание рвалось, переходя в хриплые прерывистые стоны.

О да! Никогда ещё она не испытывала ничего подобного! Никогда!

 — Элайя! — крикнула она, не слыша своего голоса. Когда он поднял голову, Вороница прочла в его чёрных глазах выражение торжества.

Медленно, очень медленно он поднялся на руках, накрыл её своим горячим сильным телом и прошептал:

 — Отдай мне контроль над своим телом, подчинись мне.

Он снова коснулся губами своей нежной плоти. Элайя жадно ласкал губами и языком её пухлые губки наслаждения, а Вороница тяжело дышала и вдруг пронзительно вскрикнула от восторга. Он оторвался от неё, поднял голову и прошептал:

 — Давно бы так.

Он целуя её начал подниматься выше. Добравшись до груди, Элайя стал играть с её соском. Вороница чувствовало его тело, его возбуждение. Ей было немного страшно. Но наслаждение было столь велико, что она не могла ему противиться. Что же он сней делает?! Он сейчас сведёт её с ума! Вороница чувствовала, что больше не может терпеть. Оковы, которые её удерживали, мешали ей дышать. Она знала, что если сейчас не пошевелит руками, не обнимет его, то произойдёт нечто ужасное. Вороница поняла, что хочет его, всем своим существом хочет, чтобы он овладел её полностью.

Элайя лаская её грудь поднял голову. На мгновение их глаза встретились, и потому, как померк её взгляд, он понял: от страсти она потеряла сознание.

Элайя, изумленный, отодвинулся от неё. Такое он видел впервые в жизни. Девушка ещё не ставшая женщиной потеряла сознание от остроты желания. Хотя больше часа назад она трепетала от страха. Он освободил её от оков. Прижимаясь к ней, что бы согреть, он смотрел на неё и думал, что она сведёт его сума.

Эльс, известный ловелас и женский искуситель влюбился, как мальчишка в строптивую, вредную девчонку, причём влюбился с первого взгляда и похоже очень надолго. Он точно знал, что никого не желал так страстно, как её.

Наконец Вороница пошевелилась.

 — Что... что случилось? — спросила она, открывая глаза.

 — Ты потеряла сознание. — Элайя гладил её по голове. — От того, что страстно хотела меня...

 — Нет! — воскликнула она

 — Да, — возразил он. — Ты можешь отрицать это. Говори всё что хочешь, но тебе не изменить сущности.

 — Я ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх