Почему сессия начинается не вовремя?

Страница: 1 из 3

Многие студенты знакомы с ситуацией, когда очередной длинный и веселый семестр вдруг неожиданно заканчивается, и начинается кошмарное время сессии, а для подготовки к очередному экзамену вечно не хватает недели, дня или даже буквально нескольких часов. И, если в такой вот момент перед многострадальным студиозусом встает диллема: важный завтрашний экзамен или ластящаяся к нему полуобнаженная красавица — что же выбрать, чтоб потом не пожалеть?

*****

История эта произошла во время зимней сессии, когда я учился на втором курсе университета. Время в студенческие годы летит легко и весело, и, если бы еще не приходилось регулярно отчитываться о полученных знаниях, было бы совсем хорошо. Но обязанность такая все же есть, и никуда от нее не деться. Вот так и для меня, внезапно и неотвратимо наступило время этого тяжелого испытания (а, ведь, еще совершенно недавно казалось, что времени впереди — вагон).

В тот вечер я в одиночестве сидел в нашей общажской двухместке (лишь недавно, сложными интригами вырванной взамен прежней 4-местной толкучки) и честно пытался забыть об окружающем мире ради подготовки к завтрашней изуверской проверке, ну, скажем, по Сопромату. За окном падал легкий снежок, а в полумраке комнаты было тепло и от этого особенно уютно, лишь свет настольной лампы подсвечивал перелистываемые страницы. И вот, уже ближе к ночи, когда добрая треть параграфов осталась позади, раздался стук в дверь, и в комнату ко мне в качестве приятного сюрприза пожаловал совершенно неожиданный гость — героиня моего рассказа, четверокурсница по имени Маша.

Попробую вам ее описать. Девушкой Маша была, не то, чтобы крупной, но уж точно не худышкой. С кем бы ее сравнить... ? Ну, скажем, представьте себе Памелу Андерсон в молодости и с бюстом чуть поаккуратнее, с пышной гривой натуральных каштановых волос и зелеными глазами (мои любимые цвета в то время). Вот, что-то примерно в этом роде. Впрочем, в те годы мой вкус в отношении женщин еще не сформировался, и красивые лица для меня значили гораздо больше великолепных ног и фигур. Маша же напоминала собой молодую и яркую самочку-львицу, с сильными и мягкими движениями, жизнелюбивым характером и уверенностью в собственных поступках.

Собственно, ранее мы с ней особо близко знакомы не были, так как училась Маша на пару курсов старше меня, и, хотя, она с самого начала притягивала к себе мой взгляд, но у нее имелось множество поклонников среди старшекурсников, а я тогда был всего лишь застенчивым пареньком из райцентра, недавно приехавшим в большой город. Впрочем, на первых курсах красивых и более доступных девчонок хватало и без нее. В основном, я поглядывал на Машу издали, и лишь разок удалось пригласить ее на медленный танец во время нашей общажской дискотеки. Но, по видимому, тогда в танце мне вполне удалось создать чувство повышенного интима, так как прощальный поцелуй в шейку был воспринят с благосклонностью.

Она даже какое-то время соизволила посидеть и поерзать у меня на коленях (после чего мне пришлось довольно долго успокаивать перевозбужденный молодой организм).

Позднее мы с ней здоровались при встрече, иногда коротко болтали ни о чем, вот, в общем-то, и все. Потому-то я и был так, мягко сказать, удивлен этим ее ночным визитом.

Но так или иначе, ситуация прояснилась быстро и довольно банально: у старшекурсников уже который день шли большие гуляния (и действительно, на всех этажах шум стоял; да, собственно, Маша и сама была прилично навеселе), а ей ужасно хотелось спать, из собственной же комнаты ее бы вновь быстро извлекли, вот она и решила попроситься на ночлег к знакомому с младших курсов, то есть ко мне. В общем, объяснение понятное и вполне правдоподобное (хотя, если честно, видеть ее я был рад и безо всяких объяснений), лишняя кровать у меня сегодня «по любому» пустует, так что пусть располагается.

Но сам я готовлюсь к важному экзамену, а, значит, особого внимания уделить ей, к огромному своему сожалению, не смогу. На том и сошлись. Поскольку Маша только что пришла с улицы, то, как следует, еще не отогрелась, да и хмель из головы у нее еще не выветрился, поэтому спать она улеглась просто поверх покрывала и прямо в одежде, отвернувшись лицом к стенке.

Но, как я уже упоминал, в комнате было довольно сильно натоплено, так что хотя бы куртку-то Маша минут через 10 все же скинула, после чего отключилась уже окончательно. Я же опять вернулся к тяжкому бремени Сопромата, лишь периодически, в некоторых сомнениях бросая взгляд на спящую девушку.

*****

А вот здесь у нас и наступила, так называемая «точка бифуркации», иначе говоря — критическая фаза, развилка вероятностей. И от того, куда впоследствии повернут ближайшие события, может зависеть исход не только этой ночи, но и нескольких последующих лет.

*****

Вариант 1 (поучительный).

Час за часом, страница за страницей — так и наступило утро. Маша проснулась, потягиваясь, поблагодарила меня, что приютил, помялась немного, словно бы собираясь сказать что-то еще, но все-таки промолчала и, попрощавшись, ушла. А я, посмотрев ей вслед, подумал, как же по дурацки-то все сложилось: со мной наедине провела всю ночь эффектная девушка и осталась при этом совершенно нетронутой. Но, поскольку до экзамена оставались лишь 3 часа, то все отвлекающие мысли из головы быстро вылетели.

Так получилось, что в последствии, до определенного дня близко мы с Машей больше не сталкивались. Но однажды, уже к окончанию мной института, нам довелось встретиться на одной из местных вечеринок (она уже не училась, а просто заглянула в гости). После нескольких рюмок людей частенько пробивает на откровенность. Вот и Маша, усевшись мне на колени, решила немного излить свою душу. Оказывается, еще со времен моей учебы на первых курсах она выделила меня среди многих других и была почти влюблена (вот, пойми этих женщин, что значит почти?).

Как же странно порой бывает смотреть на недавних красавиц, которые неожиданно быстро сдают и теряют свою прежнюю свежесть и сексапильность. Я разглядывал ее и размышлял. Ну, что ж вы бабы сложные-то такие? Почему же ты мне раньше-то этого не сказала или хотя бы не намекнула попонятнее. Ведь чем хороши грубые намеки, так это тем, что их два раза повторять не приходится. А мужики — существа довольно прямолинейные. Достаточно было попытаться разговорить как-нибудь поигривее и поинтимнее, поприставать немного, шутя, или еще что-нибудь в этом роде (в студенческой тусовке — это ж обычное дело).

На худой конец, и снова могла бы заглянуть разок-другой — просто так, между делом, раз уж в ту памятную ночь я реально к экзамену готовился. Возможно, у обоих студенческие годы от этого могли бы получиться еще интереснее. А сейчас, ну, зачем ты мне такая нужна?

Я честно и старательно пробовал ее обнимать и целовать, прислушиваясь к себе, не зажжется ли внутри желание, хотя бы чисто физиологическое, но все было тщетно. Постепенно мы разошлись по разным углам, а после расстались уже навсегда. Ну, вот, зачем она приходила, да еще и с признаниями навязалась — только душу разбередила.

Теперь вместо светлых воспоминаний о роскошной рыжеволосой пантере в душе осталась только испорченная память о помятой поблекшей бабе и упущенной возможности. Грустная история.

*****

А теперь постарайтесь стряхнуть с себя весь тоскливый осадок от первого варианта, чтобы он не помешал со свежим восприятием прочувствовать развитие ситуации в другой реальности.

*****

Вариант 2 (развлекательный).

Позднее, часика через три (за это время я успел уже прилично продвинуться вперед в приобретении знаний), по видимому, немного выспавшись и чуть протрезвев, осоловелая и разморенная (ну, еще бы, в таком-то тепле в одежде спать), Маша поднялась с кровати, долго потягивалась и пошла в коридор умываться, по пути зачем-то взяв меня за уши и громко чмокнув в нос.

Вернувшись, она соорудила ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх