Почему сессия начинается не вовремя?

Страница: 2 из 3

нам по кружке кофе (растворимого, конечно же) и устроилась на своей кровати, искоса поглядывая на меня и что-то там себе обдумывая. Через несколько минут, забрав из моих рук пустую кружку, Маша ушла на кухню (за занавеской) и вернулась обратно в уже соответствующем комнатной температуре почти домашнем виде — в легкой светло-зеленой блузке и мягко спадающей с ее округлых бедер такого же цвета, но более темной юбке чуть выше колен (свитер, колготки и что-то там еще, стали явно лишними). Вот только вместо того, чтобы продолжать отсыпаться, она подошла ко мне, посмотрела, что там такое я учу, и улеглась на ту же кровать, свесив ноги вниз, а голову положив мне на колени.

Ну, может быть, для кого-то это и не было бы проблемой, но все же представьте себя на моем месте. Мои 19 лет, ночь, теплая и уютная комната, легко одетая, расслабленная и давно желанная девушка, принимающая такую доверительную позу... Ну, как тут сосредоточиться на экзамене, когда молодой организм просто автоматически начинает вбрасывать в кровь порции тестостерона? А, ведь, я еще прекрасно помню прошлую сессию, когда сидел в университетской библиотеке и учил материал по древнеиндийским религиям, опустив в это время одну руку между ног своей тогдашней подружки.

Промучившись так некоторое время в попытках уловить различие между буддизмом и индуизмом, с тех пор я зарекся совмещать учебу с присутствием любимых девушек.

Какое-то время я мужественно боролся с искушением и даже прочитал еще несколько страниц, лишь разок погладив Машу по щеке, легонько и шутливо ткнув кончиком пальца ей в уголок губ, отчего они сразу растянулись в улыбке, и убрав за ухо непослушный бордовый локон. А она все это время молча и ласково глядела на меня снизу вверх, лишь периодически поводя плечами. В момент очередного такого шевеления верхняя пуговка на Машиной блузке как бы случайно расстегнулась.

Среагировав на посторонний звук, я коротко взглянул на приоткрывшиеся глазу аппетитные холмики и, перевернув очередную страницу, автоматически положил руку на кружевную чашечку бюстгальтера (невероятно уютное ощущение; эх, если бы еще и не экзамен!). «Мр-р-рр», — сказала Маша (в смысле: «Ну, наконец-то!»). Медленно переведя на нее задумчивый взгляд, в котором еще отражались формулы Сопромата, постепенно зафиксировав его на девушке и сообразив, что делаю, я аккуратно прикрыл ее заманивающую «охотничью ловушку» и убрал руку. «Мр-р-ррр?», — удивленно приподняла брови Маша (в смысле: «Мсье, как это понимать?»).

Да уж, пожалуй, не по-гусарски как-то получается, мысленно согласился я, еще минутку посидел в раздумьях, посмотрел девушке в глаза, обреченно вздохнул и вернул свою руку на место, то есть на Машину грудь, начав легонько ее массировать. «Мррр-мяу», — промурлыкала Маша (в смысле: «Ну, вот, совсем другое дело»). Посмотрев на нее через некоторое время, я увидел, что Машуня прикрыла глаза и тихо млеет с легкой полуулыбкой на губах. Обожаю, когда у девушек во время ласк на лице отражается искренняя радость. Не просто судорога возбуждения или расслабление истомы (хотя и это тоже впечатляет), а именно тихое девичье счастье.

Чуть позже Маша решила поменять позу: перевернулась в другую сторону, головой улегшись на подушку, мягкой круглой попкой плотно прижавшись мне к бедру, а ноги закинув на перила. Свободная юбочка медленно и соблазнительно заскользила вниз, к ее талии. Пару долгих минут мы оба внимательно наблюдали, как медленно стекают по Машиным ногам складки ткани, постепенно обнажая ее темно-синие шелковые трусики. Затем она взяла мою руку, попросила расслабить пальцы и ладонь, ничего не делая самому, и начала, орудуя ею, как мягкой кистью, водить себе по животу, бедрам, теплой киске.

Любопытная игра, вроде бы и рука чужая — партнера противоположного пола, но находящаяся при этом в полном твоем подчинении. Запомнив ее, в последующем я не раз пробовал таким же образом ласкать как других девушек, так и себя их руками.

Чуть погодя, Маша на какое-то время отлучилась, чем предоставила мне возможность несколько умерить свою эрекцию и попробовать все ж таки вернуться к учебнику. Но не тут-то было. Вернувшись, она принялась за меня уже всерьез: сначала сделала несколько поглаживающих движений по члену через ткань спортивных брюк, после чего, игриво улыбнувшись, приспустила их и извлекла мое пока еще полунапряженное достоинство на свободу, начав им баловаться.

Она покачивала его пальчиком сбоку набок, затем слегка подкидывала вверх, заставляя достоинство с каждым подбрасыванием все сильнее и сильнее расти и твердеть. Потом Маша пока еще очень аккуратно, пальчиками погладила ствол члена, легонько постучала ноготками по яичкам и, сочтя, что я уже вполне готов, приоткрыла головку и поцеловала ее.

Имеет ли смысл описывать чувства, захлестывавшие тогда меня, еще не избалованного количеством и качеством сексуальных приключений? При разнице в два года опыт Машуни в таких делах был существенно больше, многое из того, что мне довелось испытать в тот раз, оказалось в новинку, так что я попросту отдался в ее руки, оставив за собой лишь роль покорного, неопытного, но выносливого жеребца.

В данный момент Маша, по-видимому, решила надо мной немного поприкалываться. Подняв мои руки с книгой к лицу («Давай-давай, учи свой предмет, а на меня не отвлекайся. Я тут сама с собой тихонечко посижу-у, поигра-аю и мешать тебе совсем не бу-уду»), обхватив одной рукой меня за спину, а другой осторожно взявшись за ствол члена, она мягко и бережно облизала язычком, а потом начала слегка посасывать его головку. Ну, что ж, посмотрим, кто кого. Вспомнив, на каком абзаце остановился, я начал старательно вчитываться в строки.

А Машины ласки в это время были нежными и ненавязчивыми, поддерживающими невысокий (примерно на 4—5 по 10-балльной шкале), но постоянный уровень возбуждения. Эрекция при этом получается не такой резкой, как при локальных, направленных касаниях язычком, зато под девичьими губками вся поверхность головки целиком и одновременно чувствует легкую, горячую и чуть потягивающую стимуляцию. Это, конечно, далеко не оргазм, но тоже очень приятные и весьма забавные ощущения. Когда ты вроде бы занят делом (читаешь, смотришь телевизор, с кем-то разговариваешь или еще что-нибудь в этом роде), а на кончике твоего члена тлеет небольшой, но не затухающий огонек наслаждения.

Он словно бы существует сам по себе, и при этом можно даже на некоторое время позабыть, что источником удовольствия является находящаяся рядом девушка.

Через несколько минут я уже не столько читал, сколько тупо всматривался в строки учебника, а мысли при этом витали в каком-то далеком тумане. Вообще, при таком вот легком посасывании члена результат получается настолько мягким и успокаивающим, что, наверное, я мог бы при этом даже заснуть.

Но уж что точно я сейчас не мог, так это воспринимать в таких условиях Сопромат, поэтому, окончательно плюнув на учебу, я отбросил книгу и зарылся пальцами в вишневые локоны моей соблазнительницы.

Прищурив один глаз, Машуня приподняла лукавую мордашку («Что, сдаешься?»), подмигнула мне и взялась за дело по настоящему, быстрыми движениями язычка щекоча нижние края головки, заглатывая ее буквально до горла и лаская рукой мои яички. Разумеется, надолго меня при такой обработке не хватило, и в воздухе повис первый на сегодня приглушенный стон (все-таки мы старались немного сдерживаться, уважая сон соседей за тонкими стенками комнаты).

Широко распахнув в изумлении от силы выброса глаза («Ну, а чего ты ожидала? Столько времени уже сдерживался»), Маша проглотила большую часть спермы (тогда-то я еще не знал, что это не очень распространенное явление и не осознавал всей его пикантности), потом торжественно вытерла ее остатки полотенцем, облизнула губки и с многообещающим видом произнесла: «А теперь расслабься и получай удовольствие. Эксклюзив — только для особо приближенных! И попробуй только сказать,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх