Основная проблема Анечки Лотовой

Страница: 1 из 4

Серёга Бахин вернулся домой измотанным и возбуждённым.

 — Давай... — коротко бросил с порога своей домашней любимице, и по третьему году законная супруга его, Линка Бахина, привычно раскрылась, не встав даже с кресла, как морская раковина — жемчугоносец.

Искать перлы в розово-росистых недрах своей юной пери было некогда, и без всяких прелюдий Серёга совершенно по-хамски влез по самое не хочу к мягкой крошке в нутро своим вывернутым из мотни обалдуем.

 — Ой! — пискнула Линочка. — Прикольно как! Серенький, ты маньяк! Щёки её запунцовели под белокурыми кудряшками, ротик чуть приоткрылся, и вся Линочка стала, как обычно в такие минуты, чертовски привлекательна и божественно хороша. Серёга почувствовал, что пролонгированный секс этим вечером ему не грозит: до низвержения в распахнувшийся перед ним прекрасный Мальстрим оставалось не более двух-трёх его сосредоточенных пыхтений.

 — Вот бля! Ууфхх!... — Серому показалось, что в пучину к Линочке провалился не только взорвавшийся жидким счастьем хуй, но и весь он сам, с головой и подтяжками. — Нет, Ли-крошка... Я не маньяк... И даже не мудак какой-нибудь... Я простой гинеколог... любитель...

На этом месте по сценарию было положено с минуту целоваться страстно и вежливо в губы, но Серёга Бахин, как посчитавший себя обделённым временем полового акта, решил хоть в финале уж взять своё и приник в жарком засосе к жадно ищущим его губкам нимфоманки-жены всерьёз и надолго...

* * *

 — Драсьте!...

На пороге кабинета стояло нечто юное в сайкоделически расписном топике и в набедренной повязке лениво косившей под юбку.

 — Это вы психогинеколог, да?

 — Здравствуйте! — Серёга сделал вид, что отвлёкся от бумаг на столе и поправил очки. — Не психо-, а парагинеколог: лечение женских сексуальных депрессий альтернативной научной методикой. Проходите, пожалуйста! Присаживайтесь.

 — Ага, точно-точно — депрессий! — существо взмахнуло ресницами, приближаясь, и извлекло то ли из болтавшейся на плече мини-сумочки, то ли прямо из-за своего джинсового пояса медицинскую карточку, ставшую на недолгое мгновенье хоть каким-то прикрытием бесстыже выпирающего голого пупка. — Я в газете про вас прочитала. Только там ещё было, что это... Про дефлорацию.

Серёга невольно поморщился: эти гавнюки — Кирюха с Ничипором — всё-таки сдержали данное ему слово опубликовать в жёлтой прессе объявление с его координатами и от его имени за то, что он отказался плясать голым на столе на той пьяной их вечеринке, проиграв в покер им три желания. Всё дело было лишь в том, что на званом вечере присутствовала его школьная любовь Ритка Матина, приходившаяся сейчас женой обоим его корешам, а при ней Серёга даже материться по-приятельски вслух прекращал. К тому же танцор из него был, как из пизды кролик...

 — Фамилия? — Серый строго упёрся очками в карточку пациентки, где фамилия была прописана чёрным по белому: впечатление складывалось, что он решил проверить свою потенциальную клиентку на склероз и выяснить не забыла ли она, как её зовут.

 — Анечка, — с состоявшегося перепугу полуголая леди вздрогнула на стуле и перепутала имя с фамилией, впрочем тут же поспешно догнав: — Лотова.

«На что жалуемся?», захотелось почему-то рявкнуть в назидание её перепугу Серёге, но он вовремя сообразил, что это уже будет окончательным идиотизмом.

 — Слушаю вас, Анечка Лотова, со всем вниманием, — он с трудом входил в необходимую профессиональную норму поведения исполненного заботы и терпения. — Что вас беспокоит?

 — Меня... — пациентка привычно замялась. — Деф... дефлорация...

 — Вы хотите лишиться плевы? — запросто помог Серый.

 — Да, очень! — метнулось навстречу ему восклицание полное выношенного внутреннего напряжения. — Это моя основная проблема!

 — Вам надоело обременять себя девственностью в ваши зрелые годы, и вы пришли к твёрдому убеждению, что безопасней всего попрощаться с ней будет в кабинете профессионального доктора?

 — Да... я пришла... — оживлённо кивнула головой эта несмышлёная прелесть и уронила на пол сумочку, не преминувшую рассыпаться тут же мириадой искрящихся бесполезностей.

 — Совершеннолетие-то хоть достигнуто? — вздохнул Серёга, следя через стол за сбором её драгоценностей.

 — Вы что, доктор! — из-под стола на него вскинулся возмущённо-прекрасный порыв коричневых глаз. — Мне двадцать один!

 — Посмотрим... — Серёга листнул медкарточку в обратном направлении. — Ну двадцать один, не двадцать один, а восемнадцать всё же исполнилось... неделю назад... Ну и то хорошо — письменного согласия родителей, во всяком случае, требовать мне с вас не прийдётся... Снимайте трусы!

 — Так вот сразу? — сумочка была собрана и заброшена за плечо. — Но я думала...

=» «»

Что она думала по поводу моего предложения, эта почти полностью разоблачённая барби сообщить не успела. Дверь открылась, и на пороге не стереть нарисовался Ничипор в своих издёрганных панк-манатках наспех сокрытых врачебным халатом.

 — Привет, приболевшие! — он с ходу плюхнулся на тахту для предосмотра, беспардонно «заценил» всю неприкрытость красот моей клиентки и достал из кармана халата... видеокамеру. — Ну чё, Серый, дашь кино поснимать у тебя? Обещал ведь...

Большего кретинизма они с Кирюхой, видимо, выдумать не смогли! У меня вначале всё перехватило внутри, а потом я просто махнул рукой:

 — Снимай! Двести баксов... Вы, девушка, тоже снимайте, пожалуйста, ваши трусы, — обратился я к клиентке. — Или вы хотели мне объяснить, что стесняетесь докторов и всю жизнь ищете гинеколога лечащего по глазам?

 — Нет, но... — это, конечно, стоило видеть: гамма переживаний на лице кареокой Анечки Лотовой не вместилась бы в технические возможности ни одной видеокамеры. — Я не думала, что сегодня... Сразу... Я думала в первый день консультация сначала...

Можно было бы, конечно, обломать Ничипору кайф — так, для прикола! Но возможно за идеей косвенно стояла Ритка, а она обязательно нажаловалась бы на меня моей Лике. Поэтому я сделал вид, что нахмурился.

 — Анечка Лотова! Вы находитесь на территории жесточайшего врачебного диктата! Попытались представить? Попробуйте делать то, что вам говорит доктор, и возможно у нас с вами что-то получится!

 — Но я... — лепет исторгался нежной девичьей груди совершенно растерянный. — Я же не... не подготовилась... вы понимаете...

«Уупссс!!!», мелькнуло, наконец, в моей до того не сообразившей башке, «Девочка не подмыта. Какой жутко-обворожительный нюанс!»

Вообще-то, в таких случаях, действительно, положено не просто отпускать оплошавшую по неопытности пациентку, а отсылать её в обязательном порядке с напутствием больше никогда не допускать в своей жизни подобной бестактности в отношении лечащего её медперсонала. Но вот доктор, говорят, я хороший, а как мужик ведь крезанутый на всю голову — мне в женщинах нравится столь многое, что порой выходит даже за рамки их собственных о себе представлений. Я сочувственно качнул головой:

 — Вполне понимаю... Снимайте трусы и на кресло. Простынка в шкафу.

 — Я думала у вас уголок для переодевания есть... Или ширма хотя бы... — она встала со стула и теперь стояла в центре кабинета, озираясь по сторонам под пристальным сопровождением сосредоточенно снимающего «кино» Ничипора. — Ой! Зачем вы снимаете! Вы что!! Доктор, я не буду лечиться у вас! Можно я пойду?

По ходу ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх