Строитель

Страница: 2 из 3

мой голос, и лишь потом переходить на свой ужасно хамский тон, если это окажется другой человек. Но за это я буду тебя наказывать.

 — Это вы, вы+я не ожидал, я уже стал терять надежду.

 — У меня задание для тебя раб. Я хочу, чтобы ты как можно скорее установил у себя на компьютере веб-камеру и программу, которая позволит тебе ее запустить. Из-за твоей работы мы не скоро еще сможем встретиться, а я не хочу терять эту возможность — пользоваться своим рабом. Ты меня понял?

 — Да+, — он помялся, было, помня про сидящего рядом прораба, и добавил слово, которое, по его мнению, отражало его уважение к госпоже, и при этом не так привлекало постороннего внимания. — Мэм.

 — Ты думаешь, я не заметила, что ты нарочно заменил одно слово на другое? — поинтересовался насмешливый голос в телефоне, и у него отлегло на сердце, она не сердилась за это. — Ты наверно сейчас не один?

 — Ну, в общем, да.

Она помолчала.

 — У раба должен быть ошейник, мне очень нравится, когда мои рабы стоят передо мной в нем. Купи на днях, я не тороплю тебя, но как только ты его приобретешь, напиши мне об этом и я выйду в сеть, включу камеру, и ты меня увидишь.

Когда они приехали на место, Алексея просто трясло от избытка эмоций. Этот неожиданный телефонный разговор вывел его из равновесия. Алексей сразу же отослал прораба, дав ему сотню разных указаний, лишь бы прогнать с глаз долой. Обнаружив несколько недоработок на объекте, он даже не стал делать разнос. Все его мысли были о том, как выполнить приказ. Зазвонил телефон, он с трепетом поднял трубку, хотя можно было посмотреть, кто это звонит. Приятных сюрпризов на сегодня оказалось достаточно — это звонил его системный администратор. «На ловца и зверь бежит» подумал Алексей и дал указания купить камеру и установить сегодня же на его ноутбук.

 — Боже мой, шептал он в ужасе, — неловко становясь на колени перед камерой, в которую смотрела ОНА. — Боже, как же меня это угораздило. Стыдно то как!

Так как на сайте знакомств у него было указано не его данные и фото естественно тоже было не его, то он предполагал, что и его госпожа, возможно, разместила чужие фото. К тому времени он был бы уже рад, чтобы она оказалась другой. Не такой красивой и юной.

 — Что ты там шепчешь, раб? Я все слышу! — Виктория расхохоталась, и словно множество колокольчиков рассыпалось по комнате. — Теперь раздевайся!

Он стал подниматься, чтобы выполнить приказ.

 — Эй, раб, ты что обалдел! Кто тебе разрешал вставать? — ее мелодичный голос неожиданно стал холодным.

 — Но госпожа, я же стою на коленях! Как я могу в такой позе снять одежду?!

 — И что это за интонации для раба? А ну-ка, на два тона ниже! Это ты с подчиненными будешь так разговаривать! Назад на колени! Раздевайся, так как я велела.

Пришлось подчиняться. От неудобства почему-то стало еще более стыдно. Это же унижает его, понял он. Осознание этого почти примирило его. Ведь именно унижений он искал. И еще боли. Но про это он еще не решился рассказать ей. Только боль может искупить его вину за все случившееся в его жизни. Сняв все, он вдруг понял, что теперь ему еще стыдно за свое тело. Оно было безобразным. И сейчас она видела это. Будет смеяться, подумал он и ошибся.

 — Ты что, никогда не раздевался перед женщиной? — спросила Виктория и добавила. — Мне нравится, как на тебе смотрится ошейник. Но, кажется, он мал.

 — Да, госпожа, но другого не было. Я не снимал его уже несколько часов.

 — Почему?

 — Я надел его в магазине и не смог снять. Это такие сильные ощущения! Я ехал так в машине, через весь город, и я зашел в нем в офис.

 — Ты что с ума сошел? Тебя могли увидеть сотрудники!

 — Нет, никто не видел. Я пока ехал, позвонил, чтобы все уходили домой. Я всех отпустил, госпожа.

 — Ну, хорошо. Раз тебя никто не видел. А как повел себя продавец в сексшопе, когда ты оплатил покупку стоя в этом ошейнике?

Они продолжали говорить о чем-то. Алексей был рассеян, ситуация казалась ему какой-то нереальной. Вот он стоит на коленях, голый, у себя в кабинете, где недавно проходило собрание, и он распекал подчиненных. Перед ним трепетали, его гнева боялись, а сейчас боится он.

Что чем-то не угодит госпоже Виктории, что ее настроение вдруг ни с того ни с сего переменится. И тогда+он даже не представлял, что может произойти тогда. Тут сквозь свои мысли он услышал, ЧТО она ему приказала, и не захотел поверить в это. Хотя ничего запредельного ей не захотелось.

 — Я хочу посмотреть, как мой раб дрочит. И я разрешаю тебе кончить.

«О Господи!», пронеслось в голове. «Как это?»

С самого начала его не покидало чувство стыда. Раздеться при женщине это оказывается одно, а вот мастурбировать при ней — это немного другое унижение, более острое. Мастурбация у многих мужчин — это прежде всегда чувство вины, потому что признаться кому-то, даже самому себе, что ты занимаешься онанизмом позор и стыд. Хотя, все в юношеские годы этим занимались втихаря, включая и Алексея, но как-то тайком, и в одиночку.

 — Да, моя Госпожа, как прикажете, — язык кое-как шевелился, пока он отвечал.

 — Стань поудобнее, чтобы мне было видно. — Скомандовала она. — Боком! Теперь отодвинься чуть назад! Ну, быстрее же!

Ох, как же ему было стыдно. Однако он сказал:

 — Я раб и если моей Хозяйке угодно, я буду самым грязным рабом.

Так вот, оказывается, одно дело, когда ты мастурбируешь один, и другое, когда рядом кто-то, в особенности женщина. Такое ощущение возникает, что для этой женщины ты не на что не годен, разве что мастурбировать при ней. Женщины всегда оценивают мужчин. Особенно по тому, что касается мужского достоинства. Поэтому в первые минуты Алексей испытал неимоверный страх — что женщина будет презирать такого мужчину, затем пришел черед унижения и чувства того, что он не подвластен себе, и является лишь продолжением воли госпожи.

Когда же в процессе мастурбации наступил приятный момент, то есть он уже достаточно возбудился и его член стоял, как кол, наступил момент, когда появились смешанные чувства — чувство сладострастия, желание сексуальных наслаждений, унижений и желание понравиться госпоже. В этот момент сознание автоматически отпустило его, и он почувствовал, что уже доставляет удовольствие не себе, а ей, своим унижением и необычностью происходящего. Алексей услышал, а потом и увидел у нее (он все время забывал, что камеры включены в обе стороны) признаки возбуждения, учащённое дыхание, прерывиста речь. И он почувствовал себя нужным госпоже.

Это было то, что он мог и хотел дать женщине. Ее возбуждение и возможно разрядка, все в нужных ей пределах. Уже потом, размышляя, он понял, что у госпожи достаточно много возможностей получить всё это и без него, и сексуальное возбуждение и удовлетворение. И ему было приятно чувствовать себя нужным и вместе с этим пришло странное для него желание стать лучше, просто так, без всяких условий. И может быть, она это когда-нибудь оценит. Может быть...

Но самое интересное началось, когда он вспомнил, что она приказала ему слизать сперму. Вот тут возникло сильное неприятие этого. До этого он наивно думал, что с удовольствием слижет свою сперму, но когда кончил — возникла мысль «Ни за что не буду!». Раб понемногу отходил от сладострастного наркотического оргазма. И если раньше его ситуация казалась нереальной, то теперь его мозг начинал уже отдавать себе отчет что же происходит — «Ты — на коленях, голый, перед женщиной, ты дрочил, она видела это и вот ты кончил и теперь должен слизать и проглотить свою сперму». Сделать это оказалось неимоверно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх