Ну, я тебе покажу

Страница: 8 из 14

сейчас потужусь и посмотрим.

Меня начало двигать по кишечнику. Благополучно миновав все преграды, я стал выходить из попки девочки. Подружка меня сразу заметила и весело захлопала в ладошки. Ура, а вот и он. Меня дружно извлекли из груды какашек, отмыли, смазали кремом и затолкали в попку второй девочки. Причем толкали довольно сильно, когда не хватило длины пальчиков, они воспользовались карандашом, и я сразу попал в толстую кишку.

 — Ну, как тебе ощущения?

 — В кайф, сказала подружка. Когда я еще смогу в попке держать человека?

Они включили музыку и часа два танцевали и бесились в свое удовольствие. Ну а мне это было как шторм в девять баллов.

 — Послушай, а куда мы его денем, когда он выкакается из меня?

 — Не знаю, я об этом еще не думала.

 — А ты пойдешь в субботу на дискотеку?

 — До субботы еще далеко, я боюсь, что мама заберет его у нас раньше. Это ведь она его принесла.

 — Да, жалко будет, я с ним еще не наигралась!

 — Ну, ты нахалка, он ведь сейчас в тебе.

 — Да помню я, только я хочу его сейчас тут, снаружи, а не внутри.

 — Но ты же сама засунула его себе в попу.

 — Да, а сейчас хочу вынуть.

 — И как ты сможешь это сделать, какать ведь ты не хочешь.

 — Не хочу, разве что понос?

 — И что, ставить тебе клизму?

 — Да.

Девочки пошли ставить клизму, чтобы меня вымыть из кишечника. Когда все приготовления были закончены, я почувствовал, сто стала прибывать вода. Она затапливала мое убежище, прибывая в больших количествах. Постепенно уровень воды достиг моего горла, и мне стало нечем дышать. Я пытался спастись, как мог, искал всякие воздушные пузыри. Но прибывающая вода не оставляла мне никаких шансов. Вдруг послышалось урчание, и откуда-то стал поступать воздух. Его пузыри не только дали мне надежду, но и заставили содрогаться весь кишечник. Заработала перистальтика, и меня стало выталкивать наружу. Кругом все бурлило и клокотало, меня подбрасывало и вертело, как волчок.

 — Все, больше не могу, сейчас обделаюсь!

 — Ну, так беги быстрей в туалет!

Короткая пробежка, и я вместе с мощной струей воды и кала с размаху шлепаюсь в унитаз.

 — Вот он, держи его, не давай ему упасть вниз.

Меня опять выловили щеткой и положили в умывальник. Пока одна тужилась и пукала на унитазе, вторая быстро обмыла меня, и, завернув в туалетную бумагу, убежала в комнату.

 — Куда ушла, я ведь его для себя добывала, отдай, так нечестно!

 — Ты когда закончишь, выходи, никуда он не денется!

Однако я уже делся, опять меня сунули в трусы и, пока девчонка носилась по комнате, я провалился в самый низ, оказавшись между ножек, прижатым к письке. Ей это, по-видимому, понравилось, потому что, схватив за трусы, она подтянула их вверх изо всей силы, так, что меня вдавило между губок. В это время появилась вторая подружка.

 — А ты пойдешь сегодня на день рождения к Катьке?

 — Ой, а я совсем забыла, она ведь нас приглашала!

 — Но у нас нет подарка.

 — Как нет, а это?

 — Ты что, его нельзя дарить, он же не наш!

 — Ты Катьку любишь?

 — Да, люблю, но чужое не дарят!

 — А мы его на денечек, не насовсем!

 — Ну, если так, то я согласна!

Девчонки засобирались, меня же они завернули как конфетку в цветастую бумагу и положили в букетик цветов. Последовал небольшой переход в соседний подъезд, благо все жили рядом. Дверь нам открыла, видимо Катька, потому что ее поздравляли, целовали и обнимали.

Конфету из меня она достала сразу, но разворачивать не стала, а кинула в груду подарков в углу на столе. Судя по голосам, в комнате собралось человек семь девчонок, смех и разговоры были девичьи. И это меня совсем не радовало, меня-то две подружки замучили чуть не смерти, что же будет со мной теперь? Застолье было в самом разгаре. Шум и смех становились все громче, видимо вместе с соками было что-то еще с градусами, может пиво. Вот кто-то из девчонок крикнул:

 — А где подарки, кто ей что подарил, давайте посмотрим! И пусть каждый сам распечатает и покажет свой подарок.

Ну вот, подумал я, скоро придет черед моим мучениям. Началось вручение подарков, только голоса моих девочек почему-то не звучали. Подарили пять подарков, настала очередь моя. Ну а что в этой конфетке, давайте посмотрим? А вот и голоса, знакомые до боли.

 — Так, становитесь все в кружок, на счет три мы откроем этот фантик, только предупреждаем, что это не игрушка, а скорее шоу, а шоу не бывает материальным. Короче, наслаждайтесь им какое-то время, а потом финита.

Девчонки, толкаясь и шушукаясь, стали в кружок, а меня, завернутого в бумажку, поставили на пол в центре. Все начали громко считать: раз, два, три! Бумажка взлетела вверх, и я предстал перед ними во всей своей красе. Все недоуменно замолчали. Я огляделся — вокруг меня стояли семь пар ножек, одетых в туфельки и уходящих высоко вверх. Ножки эти исчезали где-то под коротенькими юбочками, где виднелись разноцветные трусики. Когда девочки увидели, что я двигаюсь, то разом выдохнули одну фразу: ух ты, вот это да. Как по команде все присели, чтобы лучше меня разглядеть. Передо мной оказалось семь попок, обтянутых разноцветными трусиками, с разведенными ножками. Зрелище достаточно сексуальное, хотя и тревожное — что-то они со мной сегодня сделают?

А кто это, а где вы его взяли, а что он умеет, а как его зовут, а он говорящий... Вопросы сыпались как из рога изобилия.

 — Девочки, это настоящий человек, только маленький, потому что заколдованный. И пока он такой, мы с ним можем поиграть.

 — Ой, как здорово, а что мы с ним можем делать?

 — Да что хотите, придумывайте сами.

 — А давайте его посадим в торт, к кому он попадет в рот, та самая счастливая!

 — Давайте, давайте!

Сказано, сделано. Меня затолкали с головой в кремовый торт, который уже был порезан на семь частей. После этого крем замазали, чтобы все кусочки были одинаковыми, выключили свет, покрутили и включили свет. Определить, где я сижу было невозможно, поэтому все разобрали куски и стали есть, запивая чаем. Я сидел в своем куске, меня качало и мной заедали чай. Это был новый поворот в моих злоключениях. Наконец, зубки щелкнули уже довольно близко. Следующий укус и показался свет, и я стал различать рот девочки, готовой меня съесть. Торт был довольно высокий и, чтобы откусить кусок, приходилось раскрывать рот очень широко.

И вот такой, широко открытый рот приблизился ко мне, острые зубки, язык, измазанный тортом — это было последнее, что я успел увидеть. Я с куском торта был отправлен в этот рот, язык прижал меня к небу, раздались чмокающие звуки, и мягкий крем торта стал засасываться в глотку девочки. Когда крем кончился, она языком нащупала меня и закричала:

 — Я, я самая счастливая!

По инерции, поднеся стакан к губам, она сделала большой глоток, и организм сработал автоматически. Мягкое движение глотки, толчок снизу и сзади языком, и я, плотно охваченный стенками кишечника, полетел вниз, в желудок молоденькой людоедки. Ну вот, теперь уж действительно все, отсюда не возвращаются. Только вперед и, через пару суток, наружу через задний проход, отлично переваренным сильным, молодым организмом девочки.

Ты что сделала, закричали все, мы его не только тебе одной дали. И тут нашлась именинница Катя.

 — Быстрей, пей быстрей побольше воды!

 — Зачем спросила виновница переполоха?

 — Чтобы ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх