Анальный марафон Юли Тимошенко (или сон в летнюю ночь)

Страница: 1 из 2

Эротическая хохма

 — Мы требуем от правительства объяснить, почему так бездарно были провалены переговоры с москалями! Почему мы покупаем газ за деньги, а не тырим его на халяву, как обычно?! Почему президент Дрющенко начисто игнорирует очевидные факты? Мы требуем возбудить расследование по факту коррупции в высшем эшелоне...

Оратор на парламентской трибуне потрясал ручонками и судорожно кудахтал, заплескивая первые ряды вонючей слюной. Депутаты морщились, вытирали брызги рукавами, некоторые тихо матерились. Вечно этот мудак из БЮТ всех заплюет! Депутат Гонобулькин славился своими потными брылями, неумеренностью во взятках и огромными яйцами, выпиравшими из обоих карманов. Впрочем, злые языки утверждали, что на самом деле карманы забиты грязными носками, своими и чужими. Гонобулькин отличался также своей невероятной скаредностью и запасливостью.

Юля Тимошенко закинула стройную ножку на ногу и усмехнулась. Ее знаменитая коса светилась аки золотой нимб. — Крепко шпарит ее заместитель по фракции! Прямо как Цицерон. Или мудозвон? Неважно, главное, чтобы на них, настоящих оранжистов обратили внимание избиратели. Типа, борцы за народное достояние. Ничего, что сама Юля хапнула из этого достояния не одну сотню лимончиков. Это мелочи. Фиг докажешь...

 — Вызывается представитель фракции «Наша вильна Хохляндия» депутат Распердищенко...

Очередной боров пукнул, поднялся с насиженного места и, поддернув штаны, направился к «аналою свободы». Оттуда он начал вещать визгливым голосом о кознях врагов и происках политических конкурентов. В отупевший до блевотины зал понеслись громовые слоганы — «Мы не позволим замарать!...»

Юля вдруг почувствовала, как засвербило в заднице. Она недовольно поерзала своей сексуальной попой по сиденью. Но чесотка не унималась. Что за бл... во?! Опять руки не помыла после туалета? Или собаку гладила? Или ловила блох в волосищах у зятя? Она похотливо улыбнулась, вспомнив нечесаную гриву жениха-рокера. А как от него воняет! Словно от козлища. Так бы и нюхала, и нюхала...

 — Вызывается коза драная, мочалка необузданная Юлька Трепонемко!

Председатель Пингвин осекся, некоторое время тупо шевелил губами, словно не веря своим словам, затем снова уставился в протокол.

 — А нет, конешно! — Он громко высморкался на пол. — Тута понаписано, шо Трепонищенкову визивати. Что за чорт? — Он еще раз вгляделся. — Неразборчиво шо-то. В общем, давай Юля, поди сюды, не бойся!

Обомлевшая женщина потеряла дар речи. Она растерянно обвела глазами соседей, словно спрашивая — «Не почудилось ли?». Но те по-прежнему сидели в сонном оцепенении и никак не реагировали на дикий демарш председателя Рады.

 — Бред какой-то...

Она медленно подошла к трибуне, покачивая круглыми бедрами. Затем уничтожающе посмотрела на Пингвина, выказав тому все свое презрение. Но бессовестный обидчик был занят тем, что пялился на ейные же титьки. Сверху открывался шикарнейший обзор крутого выреза. Мужик громко причмокивал губами и что-то тискал в своем кармане. Его глазки нехорошо поблескивали. Ну и сучка! Так бы и...

 — Ну ты и мерзавец! Хоть бы людей постыдился!

Юля презрительно фыркнула и гордо направилась к трибуне. Все мужики скоты! Все хотят ее трахнуть, вся вильна Хохловка мечтает задрать ей юбку. И не только Родина. Из поганой России тыщами идут письма от озабоченных самцов. Да если б она подписалась на все перепихи, что ей предлагали... Лучше об этом не думать!

Она втиснула свою фантастическую попу в узкий просвет. Притаившиеся за кулисами фотографы завыли от восторга и защелкали вспышками. Какие кадры! Завтра на всех первых полосах появится этот незабвенный ФАК. И денежку нехилую можно срубить. В общем не баба, а просто источник вдохновения...

 — Я со всей ответственностью заявляю, что наш якобы президент Дрющенко...

Юля проникновенно смотрела на зал своими круглыми глазами и обличала своего бывшего союзника. Со страстью невероятной она описывала все его грешки и прегрешения, не пропуская даже детские проблемы с энурезом. Правительство погрязло во взятках и коррупции, кумовстве и кланах, триппере и сифилисе, а также в СПИДе и птичьем гриппе.

 — А уж этот ролик с голубым черепом на 25-м кадре! Это вообще невыносимо! Что они хотят этим сказать?!...

Зал по-прежнему сидел в сонном оцепенении, не реагируя ни на какие «импульсы». Всем было давно и глубоко на... ать на все ее литературные изыски. — Трахаля бы тебе хорошего, сразу бы успокоилась, мочалка драная! Депутаты дружно клевали носами, дожидаясь перерыва на обед, а также на пиво, сто грамм, сортир и проституток.

Вдруг в дверях появилась какая-то новая фигура. Она постояла некоторое время, оглядывая зал. Затем медленно двинулась по проходу. Никто не обращал на нее внимания. Типа, мало ли какая погань тут бродит. А зря. Ибо фигура продолжала топать вперед, пока не уперлась в председательскую трибуну.

 — О-хо-хо, ну и бардак!

Громко срыгнув, нежданный гость кряхтя полез по ступенькам и предстал во всей своей красе. Это был плюгавый и прыщавый мужичонка неопределенного возраста. Маленький, сутулый, в грязных джинсах и помятом кургузом пиджачке на голом теле. На десятки метров разнесся омерзительный смрад многолетнего перегара. Обведя зал поросячьими глазенками, он как-то утробно пробурчал:

 — Во ур-роды...

Затем подошел к обомлевшему председателю и, ухватив того за хибон, скинул со стула. Пингвин в каком-то суеверном ужасе смотрел на наглеца.

 — Что Вы себе позволяете? Это вам не помойка!

 — Заткни пасть, каз-зел! И канай отсюда, пока не порвал!

 — Уже в пути...

Опарафиненный председатель поднялся с пола и покорно почапал куда-то. А борзый мужичок развалился на узурпированном седалище и победно вывалил на стол свои нечищеные боты.

 — Давай, родная, продолжай бухтеть!

Юля словно очнулась. С трудом выйдя из стагнации, она обвела глазами зал. Да что же это такое?! Невероятно, но ни одна морда даже не шелохнулась! Три сотни застывших в дреме раскормленных рях. Нажрали мордуленции, в три дня не обгадишь! Тут такое происходит, а им хоть бы хны! Сидят и в ус не дуют. Да кто же этот мужик? Чего ему тут надо? А может, это заговор против НЕЕ??? Может, ее, Юлию Тимошенко, сейчас арестуют, изнасилуют, расстреляют?!!!

Нет, надо продолжать доклад, как будто ничего не происходит. Потом разберемся, кто за всем этим стоит. И она снова продолжила свою речугу, правда слегка заикаясь.

 — Не может не вызвать глубокой озабоченности тот факт...

Мужик за столом явно скучал. Он трогал разные кнопки и тумблера, включал и отключал микрофоны, даже пытался сказать залу что-то умное, вечное. Но окромя «мать... мать...» ничего достойного не изреклось. Наконец ему обрыдло это баловство, и он расслабился, с шумом выпустив газы. Докладчица вздрогнула от громового звука. — Ну и свинья! Поморщившись от мерзкой вони, она продолжила обличать.

 — Ну тоска-а-а-а...

Странный гость уныло покрутил своими свиными глазенками, вздохнул и принялся расстегивать ширинку. Краем глаза Юля в полном отпаде наблюдала, как оборзевший ублюдок вываливает на свет божий свое волосатое достоинство. Два огромных мудя. Вокруг разнесся отвратительный запах дохлого скунса. Мужик впился ногтями в свое сокровище и стал крепко расчесывать, постанывая от наслаждения. — Ох-хо-ха-а-а...

 — Прекратите, немедленно прекратите!!! Где пристав?

Дрожа от гнева, женщина попыталась прекратить это безобразие. Она искала глазами хоть какой-то помощи. Но все было тщетно. Ни одного возмущенного лица, ни единой морды! Все те же уныло-сонные зенки без какого-либо намека на «сапиенс». Поняв, что дожидаться ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх