Второе детство (инфантилизм)

Страница: 12 из 27

меня на стол.

 — У моего тоже, — сказала Оля. — Лучше по старинке, тряпочками.

Вынув из миски и отжав одну из тряпочек, мама начала быстро протирать мне низ живота. Видя, как столпившиеся вокруг стола мамины подруги внимательно наблюдают за ее действиями, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Такая забавная писулька, — тихонько захихикала девятиклассница, когда мама занялась моей писькой.

Недовольно посмотрев на хихикающую девушку, я перевел взгляд на Олю с Викой и заметив у них на лицах улыбки, еще больше смутился.

 — Какой мокрый, — вздохнула мама, — Ничего, сейчас я тебя везде вытру.

Рывком задрав мои ноги, мама начала вытирать мне попу.

 — Вот так вытрем между ягодичками, — ласково приговаривала она, — А теперь мошонку. Что случилось? Чего мы начали ерзать и дрыгать ножками?

 — У мальчиков столько маленьких приборчиков между ножек, — сказала Настя и снова захихикала.

 — Поэтому надо тщательно всё мыть, — улыбнулась мама, продолжая щекотно протирать мне мошонку своей тряпочкой.

Посвятив подмыванию еще полминуты, мама опустила мои ноги вниз и взяла тюбик с детским кремом. Пока она мазала меня спереди, я еще мог терпеть, но когда она задрала мне ноги и занялась моей мошонкой, щекотка стала совсем нестерпимой. Я ерзал и дрыгал ногами, изо всех сил пытаясь вырваться.

 — Давай я подержу карапуза, — предложила Оля и не дожидаясь маминого ответа зажала мне ноги.

 — Спасибо, — поблагодарила подругу мама.

Набрав на пальцы щедрую порцию крема, мама снова начала мазать им мою мошонку. Оля держала меня так крепко, что я не мог даже пошевелиться. Чувствуя себя полностью беззащитным, я едва сдерживался чтобы не заплакать.

 — Значит мальчикам сначала мажут попу, а потом яички? — поинтересовалась девятиклассница.

 — Ага, — кивнула мама, продолжая нестерпимо щекотно трогать меня между ног, — Вот так. Помажем сейчас со всех сторон этот маленький мешочек. Кстати, девчонки, я не рассказывала вам про Сашины опрелости?

 — Неа, не рассказывала, — отозвалась Вика.

 — Видели бы вы, что творилось у Саши между ножек, когда я забрала его из «Дома ребенка», — сказала мама, — Особенно вот тут, за яичками.

Мама щекотно потрогала меня за мошонкой, показывая подругам, где у меня были опрелости.

 — Мазала его после каждого подмывания детским кремом, — продолжила мама, — И за две недели все полностью прошло.

 — Сейчас даже не скажешь, что у ребенка были опрелости, — удивилась Оля, бесцеремонно потрогав меня между ног, — Абсолютно здоровая кожа.

 — Чего сразу покраснел? — улыбнулась мама, — Такой ты у меня недотрога. Подумаешь, чужая тётя пощупала между ножек.

Попросив Олю опустить мои ноги вниз, мама отошла к шкафу и начала в нем рыться.

 — Похоже, это были последние сухие штанишки, — растерянно сказала она, вернувшись к столу, — Что же теперь делать то? Те, что постирала, висят на балконе. Сомневаюсь, что они высохли.

 — Сходи проверь, — посоветовала Вика.

Мама быстро вышла из комнаты.

 — Еще влажные, — сообщила она, вернувшись через полминуты, — Даже не знаю, что Саше сейчас одеть.

 — Как что? Подгузник, — улыбнулась Оля.

 — Никаких подгузников! — отрезала мама, — Мы от них отказались. По крайней мере днем. На ночь наверно одену, но сейчас не буду. Надо, чтобы отвыкал от удобных памперсов.

Мама взяла меня на руки.

 — Ну что ж, походит пока без штанишек, — улыбнулась она, — Ничего страшного. Дома тепло.

 — Не боишься, что он тебе весь ковер описает? — со смехом спросила Вика.

 — Ну что ты, — посмотрела на нее мама, — Саша уже умеет проситься на горшок.

 — Как сейчас? — засмеялась Оля.

 — У нас такого больше не повторится, — сказала мама, — Правда, Сашуля? Будешь проситься у мамы на горшок?

Мама опустила меня на пол и я нерешительно направился к своим игрушкам.

 — Карапуз без штанишек такой смешной, — захихикала Настя.

 — Ага, я тоже не могу без улыбки смотреть на это чудо с голой попой, — согласилась Вика.

Взрослые сели на диван и принялись беседовать о своем. Я стоял посреди комнаты, раздумывая, чем мне заняться. Впрочем, девятиклассница быстро нашла для меня занятие.

 — Будем делать гимнастику, — сказала она — Руки в стороны! Ноги на ширину плеч! Первое упражнение — махаем руками вверх и вниз.

Настя начала махать руками, показывая мне, что надо делать. Мне ничего не оставалось, как повторять.

 — А теперь наклоны, — объявила девушка, — Ага, вот так. Попробуй достать пол.

Вслед за наклонами последовали приседания, потом бег на месте и прыжки. Неожиданно я заметил, что в комнате стало тише. Так и есть — сидящие на диване взрослые прервали свою беседу и с интересом за мной наблюдали.

 — У мальчишки так смешно трясется писулька, когда он прыгает, — захихикала Настя, показывая мне между ног.

 — Смотрите, как смутился, — засмеялась Вика.

Посидев с подругами еще пару минут, мама неожиданно спохватилась, что ей надо греть ужин, и убежала на кухню. Все решили последовать за ней — разумеется захватив детей. Оля взяла на руки своего годовалого сынишку, а Настя — меня.

 — Карапуз так хорошо смотрится у тебя на руках, — сказала девятикласснице старшая сестра.

 — Скажи, классный малыш, — улыбнулась Настя, — Так нравится с ним няньчится. Давай и мы возьмем такого из «Дома ребенка».

 — Твоей сестре уже своего собственного пора заводить, — засмеялась Оля.

Все зашли на кухню и сели за стол. Сидя на руках у Насти, я голодными глазами уставился на стоящую на плите большую кастрюлю.

 — Сейчас, зайчонок. Потерпи еще десять минут, — виноватым голосом сказала мама, перехватив мой взгляд, — Я знаю, как ты проголодался.

Мама вынула из кастрюли фашированный перец и положив его на тарелку, быстро измельчила вилкой.

 — Подогрею Саше отдельно, — пояснила она, — В микроволновке.

Подогрев еду в микроволновке, мама поставила тарелку передо мной.

 — Давай кушать, — ласково сказала Настя, державшая меня у себя на коленях.

 — Одень ему сначала слюнявчик, — попросила мама, протягивая Насте желтый слюнявчик.

Дождавшись, когда Настя повяжет мне слюнявчик, я взял лежавшую рядом с тарелкой маленькую детскую вилку и неуклюже начал набирать ей еду.

 — Вилку держат вот так, — сказала Настя, поправив у меня в руке вилку, — А теперь набираем мясо. Ага, вот так. И отправляем в ротик. Какой молодец.

Я начал неумело орудовать вилкой. Получалось очень медленно и неуклюже, не говоря уже о том, что половина еды осталась на слюнявчике. Настя меня хвалила и подбадривала, но в конце концов не выдержала и начала кормить сама.

 — Открывай ротик, — улыбнулась она, — Вот так. Какие вкусные мама приготовила перцы. Даже у меня слюнки текут.

Я сам не заметил, как Настя скормила мне всю тарелку.

 — А теперь вытрем салфеткой рот, — сказала она и быстро вытерла мое лицо белой салфеткой, — Все, покормили.

 — Спасибо, — поблагодарила мама, — Давай я заберу Сашу, чтобы он не мешал тебе есть.

Раздав гостям тарелки с едой, мама забрала меня ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх