Второе детство (инфантилизм)

Страница: 16 из 27

— Ну что, показывайте мне своего карапуза.

 — Пошли в зал, — сказала мама, — Только старайся говорить потише. Саша наверное еще спит.

Мама осторожно открыла дверь и зашла в зал. За ней следовала симпатичная светловолосая девушка школьного возраста.

 — А мы, оказывается, уже проснулись! — улыбнулась мама, заглянув ко мне в кроватку, — Знакомься, Сашуля, это Лена. Она посидит с тобой до вечера, пока я буду на работе.

Я едва сдерживался, чтобы не заплакать. Конечно, у мамы была работа — как я мог насчет этого заблуждаться.

 — Извини, зайчонок, — вздохнула мама, словно читая мои мысли, — Я знаю, как ты не хочешь, чтобы я уходила. Но к сожалению все взрослые должны работать. Хорошо, что хоть на две недели удалось отпроситься.

Мама ласково потрепала меня по волосам.

 — Я постараюсь придти пораньше, — виновато сказала она, — А пока за тобой присмотрит Лена. Я уверена, тебе с ней понравится.

Я перевел взгляд на стоящую рядом с мамой девушку. Несмотря на Ленину располагающую улыбку, я абсолютно не представлял, чего от нее ожидать.

 — Ну что, подъем? — улыбнулась мама и откинула мое одеяло, — Сейчас проверим твой подгузник.

Мама пощупала через пижаму мой подгузник — разумеется он был после ночного сна довольно пухлым.

 — Вот так у нас обычно начинается день, — сказала мама Лене, вынимая меня из кроватки, — Со смены подгузника.

Мама отнесла меня на пеленальный стол и начала быстро раздевать.

 — Давайте я, — сказала Лена, потеснив маму у стола, — Раз к ребенку пришла няня, Вам сейчас не нужно ни о чем беспокоится.

Освободив меня от пижамы, девушка быстро сняла мой подгузник.

 — Кто тут стоит голышом? — шутливо спросила она, заставив меня покраснеть от смущения, — Такой хорошенький карапуз. Обожаю мальчишек.

Лена принялась изучать стоящие на столе флакончики, баночки и тюбики.

 — Это детское масло, — пояснила мама, — А в этом флакончике специальное жидкое мыло. Подмываю я Сашу по старинке, мокрыми тряпочками. От одноразовых мокрых салфеток у него было раздражение. И еще я после каждого подмывания мажу его детским кремом.

 — Хорошо, — кивнула Лена, — Я тоже буду мазать.

 — Сейчас я принесу тебе воду, — сказала мама и отправилась в ванную.

Я по прежнему стоял на столе голышом. В комнате было довольно прохладно и я покрылся гусиной кожей. Но хуже всего был давно мучивший меня позыв писать, ставший от холода просто нестерпимым.

 — Вот тебе вода и тряпочки, — сказала мама, вернувшись в комнату со знакомой пластмассовой миской.

Лена быстро уложила меня на спину и начала подмывать. Мама стояла рядом, настороженно наблюдая за действиями девушки — как будто она ей не доверяла. Я поразился, как быстро и ловко одинадцатиклассница всё делает. Было, как всегда, ужасно щекотно, не говоря уже о мучительно остром позыве писать.

 — Как ловко ты с Сашей управляешься, — похвалила девушку мама, — Сразу видно, что есть опыт.

Потратив на подмывание меньше минуты, Лена взяла в руки голубой тюбик с детским кремом.

 — Ножки вверх! — объявила она, рывком задрав мне ноги.

В следующую секунду чужие пальцы щекотно скользнули мне между ягодиц.

 — Хорошенько помажем попу, — ласково приговаривала Лена, — Особенно дырочку.

Почувствав, как чужой палец прикоснулся к моей чувствительной дырочке, я замер от испуга и неожиданно для самого себя громко пукнул.

 — Как не стыдно! — шутливо нахмурилась мама, еле сдерживаясь от смеха.

Вынужденыый одновременно терпеть мучительную щекотку и острый позыв писать, я не мог дождаться, когда Лена наконец прекратит меня мучить. Но та, как будто специально решила не спешить. Выдавив из тюбика на пальцы щедрую порцию крема, Лена занялась моей мошонкой.

 — Всех маленьких деток после подмывания хорошенько мажут между ножек детским кремом, — ласково сказала она, продолжая мучить меня щекоткой, — Чтобы была здоровая кожа без опрелостей.

Холодные пальцы снова скользнули мне за мошонку. Задрыгав ногами от нестерпимой щекотки, я не выдержал и начал писать.

 — Ой! — вскрикнула Лена, резко отдернув руку.

 — Ты что, Саша, специально это сделал? — принялась шутливо стыдить меня мама, — Из вредности?

Мама с Леной дружно засмеялись.

 — Если бы это было у нас в первый раз, — с улыбкой вздохнула мама.

 — Мальчики часто пускают струйку во время подмывания, — заметила Лена, — Я к этому уже привыкла.

 — Ничего себе устроил фонтан! — улыбнулась мама, — Хорошо, что под попой лежала марля.

Продолжая вовсю писать, я не знал, куда деться от стыда.

 — Кажется ничего себе не забрызгал, — сказала Лена, когда моя струйка иссякла.

Вытащив из-под меня мокрую марлю, Лена опустила мои ноги вниз и принялась мазать меня кремом спереди.

 — Животик, лобок, складочки, — с улыбкой перечисляла девушка места, которые трогали ее пальцы, — И конечно писюнчик. Ну вот и всё. Везде помазали.

Мама сходила к шкафу и принесла мою одежду — салатовые колготки с зеленой майкой.

 — Будешь сегодня зеленым, как лягушонок, — пошутила она и неожиданно оглянулась на настенные часы, — Всё, я побежала. Будь умничкой, слушайся тётю Лену и вовремя просись на горшок.

Мама крепко меня обняла и поцеловала в обе щеки. Осознав, что она действительно уходит, я горько заплакал.

 — Не плачь, солнышко, — сказала мама с виноватой улыбкой, — Потерпишь до вечера? Я постараюсь придти пораньше. Обещаю.

Я продолжал реветь. Так не хотелось оставаться на весь день с незнакомой старшеклассницей, которой я ужасно стеснялся и даже немножко побаивался.

 — Ничего, он к тебе быстро привыкнет, — сказала мама, — Не сидите дома. Сходите куда-нибудь погулять.

 — Конечно нечего в такую погоду дома сидеть, — согласилась Лена.

 — Слушай, чуть не забыла, — неожиданно вспомнила мама, — Сашу надо отвести на массаж. Знаешь, где находится наша детская поликлиника?

 — Конечно знаю, — кивнула Лена, — Когда его туда нужно отвести?

 — К полдесятому, — ответила мама.

 — Через 45 минут, — обеспокоенно сказала Лена, посмотрев на часы, — Нужно быстрее завтракать.

 — Ну всё, побежала, — сказала мама и еще раз меня поцеловав, быстро вышла из комнаты. Услышав, как за ней захлопнулась входная дверь, я заревел с новой силой.

 — Какие мы нежные, — насмешливо улыбнулась Лена, — Совсем без мамы не можем.

Ее обидное замечание вызвало у меня новый приступ плача. Как она могла так буднично рассуждать о маме.

 — Быстренько одеваемся и идем завтракать, — сказала Лена, натягивая на меня колготки.

Одев мне вслед за колготками майку, старшеклассница взяла меня на руки и унесла с собой на кухню. Я постепенно успокоился и перестал плакать.

На завтрак была, как обычно, манная каша. В отличие от мамы, которая терпимо относилась к моему неуклюжему обращению с детской ложкой, Лена сразу посадила меня к себе на колени и повязав слюнявчик, принялась кормить, как малыша. Мне ничего не оставалось, как послушно открывать рот.

После завтрака мы сразу отправились в детскую поликлинику. Без труда найдя нужный кабинет, Лена осторожно постучалась в дверь.

 — Заходите! — донесся из-за двери молодой ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх