Второе детство (инфантилизм)

Страница: 25 из 27

— усмехнулась Лена, покатив мою коляску к поъезду, — Пошли, будущая няня. Буду тебя учить уходу за ребенком.

Едва мы зашли в квартиру, Лена сразу же вытащила из сумки коричневую тетрадь и, присев на диван, принялась там что-то писать.

 — Что это ты чертишь? — поинтересовалась Маша, присев рядом с Леной.

 — Горшочное расписание, — объяснила Лена, — Если ребенка отучают от подгузников, я всегда завожу для него специальный журнал-расписание.

Маша с любопытством уставилась в Ленину тетрадь.

 — Первая графа — время, — начала объяснять Лена, — Во второй отмечаем, что сделал. Одной буквой: «П», «К» или «Е».

 — Ну с «П» и «К» всё понятно, — улыбнулась Маша, — Писал или какал. А «Е» что означает?

 — Еду, — объяснила Лена, — Ее тоже включают в такой журнал, чтобы знать, как быстро у малыша после еды появляется позыв по-большому.

 — Понятно, — протянула Маша.

 — В третьей графе отмечаем, как малыш сходил по-маленькому или по-большому, — продолжила Лена, — В горшок, в штанишки, пустил струйку во время купания и т. д. В следующей графе ставим галочку, если просился. И наконец, в последней разные комментарии: как себя вел, как подмывала и т. п.

Лена посмотрела на часы.

 — Начнем с самого утра, — решила она, — Поэтому первая запись будет о том, что проснулся мокрым. Точное время неизвестно, «П», в подгузник, разумеется не просился, а в комментариях напишем: описался во сне. Следующая запись... приблизительно в 8: 30: «П», пустил струйку во время подмывания, не просился, и подробнее, как все случилось: начал писать, когда мазала между ножек детским кремом.

 — Потом в детской поликлинике? — продолжила Маша.

 — Подожди, — улыбнулась Лена, — Сначала завтрак: где-то в 9. Теперь переходим к поликлинике. 9: 45, «П», в горшок, не просился. И комментарий: медсестра заставила пописать перед тем, как делать массаж.

Лена снова посмотрела на часы.

 — Не помнишь. когда мальчишка обкакался в универмаге? — спросила она у Маши, — Где-то минут 40 назад, да?

 — Примерно так, — кивнула Маша.

 — Запишем 10: 30, — решила Лена, — «ПК», в колготки, не просился. А в «Комментариях» напишем следующее: подмыла детскими салфетками, помазала кремом от опрелостей, купила новые колготки и выбросила грязные.

 — Ты для Сашиной мамы эти подробности записываешь? — спросила Маша.

 — Конечно ей будет интересно вечером почитать, — сказала Лена, — Но вообще-то я веду этот журнал с другой целью — чтобы установить для ребенка график хождения на горшок.

Маша растерянно взглянула на Лену. Мне тоже было непонятно, что одиннадцатиклассница имела ввиду.

 — Сейчас я тебе всё объясню, — улыбнулась Лена, — Открываем журнал и смотрим последнюю запись. 10: 30 — ПК. Значит ребенку положено снова сходить по-маленькому через два часа — в 12: 30.

 — Так часто? — удивилась Маша.

 — Когда начинаешь приучать ребенка к горшку, надо заставлять почаще им пользоваться — объяснила Лена, — Чтобы малыш быстрее к нему привык.

Одиннадцатиклассница закрыла свою тетрадь.

 — Особенно это касается мальчиков, — продолжила она, — Их я заставляю писать каждые два часа. Согласна, немножко чаще, чем нужно, но ничего, быстро привыкают.

 — А по-большому? — поинтересовалась Маша.

 — По-большому у меня все ходят после еды, — сообщила Лена, — Минут через 15—20. Получается четыре раза в день — после завтрака, обеда, полдника и ужина.

 — И что? Каждый раз удается заставить покакать? — скептически улыбнулась Маша.

 — Первые пару дней приходится конечно воевать, — ответила Лена, — А потом у ребенка вырабатывается режим.

 — Значит за два дня привыкают к твоему расписанию? — улыбнулась Маша.

 — Максимум — за неделю, — гордо сказала Лена.

Пообсуждав с Машей еще пару минут свой метод приучения к горшку, Лена неожиданно спохватилась, что надо греть обед.

 — Возьмешь ребенка на кухню? — спросила Маша, кивнув на меня.

 — Нечего мальчишке там делать, — сказала Лена, — Уже большой. Ничего с ним тут в наше отсутствие не случится.

Лена повернулась ко мне.

 — Правда, Саша? — строго спросила она, — Обещаешь хорошо себя вести?

Я быстро кивнул.

 — И если захочешь на горшок, сразу громко мне кричи, — добавила Лена, — Обещаешь?

Я снова кивнул.

 — Не слышу! — повысила голос Лена.

 — Обесаю, — смущенно выдавил я.

 — Ну вот и молодец, — улыбнулась Лена и отправилась с Машей на кухню.

Минут через 20 Лена громко позвала меня обедать. Как и в прошлый раз, она не доверила мне есть самостоятельно, а сразу принялась кормить с ложечки. Обед прошел в относительном молчании — очевидно девушки уже успели наболтаться и исчерпали все темы для разговоров.

После обеда мы вернулись в зал — я к своим игрушкам на ковре, а девушки сели на диван и принялись листать мамины журналы по уходу за детьми. Пару минут в комнате стояло молчание.

 — Смотри, Ленка, какая прелесть! — неожиданно засмеялась Маша, показывая Лене свой журнал, — Такой смешной голенький мальчуган. Правда чем-то похож на твоего Сашу?

 — Ага, такие забавные фотки, — с улыбкой согласилась Лена, — Как медсестра меняет малышу подгузник.

 — Они в этой статье шаг за шагом объясняют, как это нужно делать, — пояснила Маша, — Еще и с иллюстрациями.

Девушки снова уткнулись в свои журналы. Минут десять опять царила тишина.

 — Пора укладывать спать, — нарушила молчание Лена, быстро взглянув на часы, — Только сначала мальчишка у меня сходит на горшок по-большому.

 — Я не хочу! — запротестовал я, обиженный, что взрослые сегодня весь день решают, когда мне ходить на горшок.

Лена только улыбнулась в ответ и, не говоря ни слова, поставила меня на ноги и принялась быстро раздевать. Не прошло и полминуты, как я стоял посередине комнаты голышом, смущенно прикрываясь между ног.

 — Одену пижаму только после того, как покакаешь, — сказала мне Лена.

Поставив передо мной детский горшок, одиннадцатиклассница выжидающе на меня уставилась, скрестив на груди руки.

 — Ну что стоишь? — строго спросила она, — Быстро садись на горшок и какай!

Я послушно плюхнулся на холодный горшок.

 — Даю тебе пять минут, — сказала Лена и, вернувшись на диван, снова уткнулась в журнал.

Я обиженно хмыкнул. Мало того, что мне абсолютно не хотелось по-большому, единственным человеком, при котором я не стеснялся ходить на горшок, была мама. От обиды, что в ее отсутствие позволяет себе наглая девчонка-одиннадцатиклассница, на глаза навернулись слезы.

 — Что-то я ничего не слышу! — прикрикнула на меня Лена через пару минут, — Забыл, как надо тужиться?

Лена встала с дивана и подошла ко мне.

 — Чувствую, по-хорошему мы сейчас от тебя ничего не добьемся, — угрожающим тоном сказала она, заглянув ко мне в горшок.

Подождав еще несколько минут, Лена снова подошла ко мне.

 — Ну что? — спросила Маша, тоже встав с дивана, — Покакал?

 — Только если он это сделал абсолютно бесшумно, — улыбнулась Лена, поднимая меня с горшка, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх