Второе детство (инфантилизм)

Страница: 3 из 27

всё разумеется дешевое, поношенное и застиранное. Вслед за одеждой Маша передала маме несколько одноразовых подгузников.

 — Ничего, мы сегодня сходим в магазин и накупим тебе одежды, — сказала мама, натягивая на меня голубые колготки.

Наскоро попрощавшись с заведующей и нянечками, мама взяла меня на руки и, выйдя из кабинета в коридор, направилась к выходу. Через пять минут мы уже стояли на автобусной остановке. Сидя у мамы на руках, я с восторженной улыбкой рассматривал улицу: прохожих, быстро проносившиеся мимо машины, сидящих на проводах голубей... Окружающий мир от моего превращения в ребенка ничуть не изменился. Большой город продолжал жить своей жизнью. Но мне казалось, что я вижу все в первый раз. Как будто все происходило в странной — параллельной реальности.

Из задумчивости меня вывел подошедший автобус. Дорога заняла у нас около часа. Моя новая мама жила в противоположном конце города — в одном из только что построенных микрорайонов. Мы подошли к нужному дому — типовой шестнадцатиэтажке.

 — Ну вот и наш подъезд, — сказала мне мама, остановившись перед нужным подъездом.

Я гадал на каком этаже она живет. Оказалось, что на первом. Едва мы зашли в квартиру, я сразу понял, что Светлана живет одна. Двухкомнатная квартира была совершенно обычной планировки: небольшая комната, служившая спальней и вторая, побольше, которая была залом.

 — Я уже успела немножко подготовиться, — сказала мама, увлекая меня за руку в зал.

Зайдя в зал, я понял, что она имела ввиду. В одном углу стояла детская кроватка из светлого дерева — разумеется с поднятыми решетками. Заметив рядом большую коробку с игрушками, я сразу к ней направился, поражаясь произошедшим со мной переменам. Еще вчера у меня были настоящие машина с мотоциклом. Сейчас же меня неудержимо тянуло к игрушечным.

 — Ну конечно! — засмеялась за моей спиной мама, — Сразу к игрушкам.

Порывшись в коробке с игрушками, я вытащил оттуда ярко-желтый мотоцикл.

 — Пошли, мотоциклист, — сказала мама, взяв меня за руку, — Тебе уже давно пора поменять подгузник. Такой полный, что начал протекать.

Мама нерешительно оглянулась по сторонам.

 — Интересно, где лучше тобой заняться, — задумалась она, — На диване? Хотя наверное удобнее на столе.

Мама подвела меня к стоящему у окна столу-книге и начала его раскладывать.

 — Сначала постелим ватное одеяло, чтобы Сашуле было мягко и удобно, — сказала она, — А теперь клеенку. Смотри, что у нас получилось — настоящий пеленальный стол.

Стол-книга теперь и вправду напоминал специализированные столы в «Доме ребенка». Мне было немножко обидно, что мама собралась возиться со мной на пеленальном столе, как с грудным малышом. Не говоря уже, где этот стол находился — прямо у открытого окна. Осознав, что всем во дворе будет прекрасно видно, как мне меняют подгузник, я густо покраснел. На столе тем временем начали появляться разные флаконы, баночки и тюбики. Последней мама аккуратно поставила на стол небольшую миску с водой.

 — Становись вот сюда, — сказала она, подняв меня на стол, — И давай снимем эти мокрые колготки.

Мама быстро стащила с меня колготки и сразу же начала расстегивать подгузник.

 — Какой тяжелый, — неодобрительно покачала она головой, держа в руке снятый с меня подгузник, — Килограмма два, не меньше. Интересно, когда тебе в последний раз меняли подгузник. Ох уж эти нянечки в «Доме ребенка»!

Продолжая ругать нерадивых нянечек, мама принялась внимательно рассматривать меня между ног. Внезапно осознав, что короткая майка даже не прикрывает мне пупок, я густо покраснел и стеснительно прикрылся ладошками.

 — Нет, вы только на это посмотрите! — засмеялась мама, — Еще двух не исполнилось, а уже стесняется. И кто тебя этому научил?

Ласковая мамина улыбка заставила меня неуверенно улыбнуться. Я понимал, как глупо в моем новом положении стыдиться стоять голышом, но все равно ничего не мог поделать со своей стеснительностью.

 — Не надо от мамы прикрываться, — ласково сказала мне мама, — Вот так разведем ручки.

Мама насильно развела мои ладони.

 — Сейчас посмотрим, что ты прикрывал, — улыбнулась она, — Вот этот писюнчик?

Чувствуя, как чужие пальцы ощупывают меня между ног, мне хотелось провалиться под землю от смущения.

 — Так и знала, — нахмурилась мама, продолжая щекотно щупать меня между ног, — Уже успели появиться опрелости. Известно, как эти нянечки следят за детьми в «Доме ребенка». Экономят на подгузниках. Они наверное их потихоньку воруют.

Мама осторожно уложила меня на спину.

 — Ничего, солнышко, — ласково улыбнулась она, — У мамы есть специальный детский крем. Мы твои опрелости быстро вылечим. И подгузники теперь будем менять гораздо чаще. А сейчас я хорошенько помою тебя с мылом. И животик, и между ножек.

Мама вынула из миски с водой маленькую тряпочку и, тщательно ее намылив, начала аккуратно протирать мне живот, постепенно спускаясь всё ниже и ниже. Было очень щекотно, не говоря уже о том, как я стеснялся.

 — Ой, а что я тут нашла, — неожиданно засмеялась она, приподняв пальцами мою письку, — Чей это маленький писюнчик? Сашин? Сейчас мы его как следует помоем. Вот так, со всех сторон.

Вынужденный терпеть манипуляции со своей писькой, я не знал, куда деться от смущения.

 — А теперь поднимем писюнчик наверх и займемся вот этим маленьким мешочком, — ласково улыбнулась мама, принявшись нестерпимо щекотно протирать мне намыленной тряпочкой мошонку.

Несмотря на нежность маминых рук и ее ласковый голос, я по прежнему ужасно ее стеснялся.

 — Спереди помыли, — сказала наконец мама, отложив тряпочку в сторону, — Теперь попу.

Я не успел опомниться, как мои ноги оказались до отказа задранными вверх — так, что колени были где-то у груди. Взяв со стола намыленную тряпочку, мама принялась методично вытирать меня между ягодиц. Я пытался увернуться от щекотной тряпочки, но в беззащитной позе с задранными ногами у меня ничего не получалось.

 — Какой ты у меня непоседа, — улыбнулась мама, — Не надо ерзать.

Мама вручила мне лежавшую на столе игрушку — желтый мотоцикл.

 — Смотри, Сашуля, как у мотоцикла крутятся колесики, — сказала она, — И даже руль поворачивается.

Я принялся сосредоточенно изучать игрушечный мотоцикл. Довольная, что отвлекла меня игрушкой, мама снова принялась мыть меня между ног.

 — Ну вот и всё, — объявила она через полминуты, — Осталось только помазать Сашулю детским кремом.

Продолжая держать мои ноги задранными вверх, мама потянулась за лежавшим на столе голубым тюбиком и, быстро открутив колпачок, выдавила на пальцы немного белого крема.

 — Начнем с попы, — сказала она, щекотно скользя ладонью между моих ягодиц, — Сначала помажем эту половинку. А теперь другую. И конечно посерединке.

Выдавив на пальцы новую порцию крема, мама занялась моей мошонкой.

 — Обмажем со всех сторон этот кругленький мешочек, — приговаривала она, щекотно трогая мне яички.

Я отчаянно задрыгал ногами от нестерпимой щекотки.

 — Что случилось? — ласково спросила мама, — Чего мы опять начали ерзать и вырываться?

Мама снова коснулась пальцами моих яичек, заставив меня вздрогнуть от острой щекотки.

 — Ох, как нам нравится дрыгать ножками, — улыбнулась она и словив мои мелькавшие в воздухе ноги, крепко их зажала.

Теперь я никак не мог помешать ее действиям.

 — Потерпи,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх