Второе детство (инфантилизм)

Страница: 6 из 27

привыкнуть к этой процедуре. Извививаясь от нестерпимой щекотки и отчаянно дрыгая ногами, я с трудом выдержал пару минут, пока мама мазала меня холодным кремом. Одев мне наконец подгузник, мама отнесла меня в кроватку.

 — Знаешь сказку о колобке? — спросила меня мама, присаживаясь рядом с детской книжкой в руках.

Мама начала читать тоненькую детскую книжку. Разумеется, я знал сказку о колобке. Но всё равно слушал, как зачарованный, ее голос — такой ласковый и нежный, что происходящее тоже казалось сладкой сказкой.

 — Закрывай глазки и спи, — улыбнулась мне мама, дочитав книжку до конца.

Заботливо поправив мое одеяло, мама потрепала меня по волосам и поцеловала в щеку. После этого она вышла из комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь. Лежа на спине, я размышлял, нравится ли мне в новой роли. За исключением детских процедур, которых я по прежнему сильно стеснялся, мне определенно нравилось быть малышом. Именно то, что я хотел — беззаботное детство. С ласковой, заботливой и ослепительно красивой мамой.

С этими мыслями я и заснул. Поначалу мне снились хорошие сны, но потом их сменил настоящий кошмар — как нехорошие люди пытаются забрать меня от моей новой мамы. Я проснулся, дрожа от страха, и открыл глаза. Темнота только усилила страх. Мой взрослый мозг понимал, наскольуо нелепы эти детские страхи, но я все равно не мог успокоиться. Не в силах контролировать свой страх, я громко заревел, зовя маму.

 — Что случилось, зайчонок? — обеспокоенно спросила она, прибежав ко мне через полминуты, — Что моего Сашулю беспокоит? Мокрый подгузник?

Откинув мое одеяло, мама пощупала меня между ног.

 — Вроде сухой, — недоуменно сказала она.

Мама вынула меня из кроватки. Сидя у нее на руках, я чувствовал себя в полной безопасности.

 — Не надо плакать, — ласково сказала она, — . Мама тут. Она всегда рядом.

В следующее мгновение у меня во рту оказалась соска-пустышка.

 — Баю-бай, баю-бай. Спи, Сашуля, засыпай, — принялась ласково напевать мама, качая меня на руках.

У меня потяжелели веки и я почувствовал, что засыпаю. Но едва мама положила меня в кроватку и собралась уйти, ко мне снова вернулся страх. Я громко заревел, потому что не хотел ее отпускать.

 — Ну что мне с тобой делать, — вздохнула мама, снова вынув меня из кроватки.

В этот раз мама не стала меня укачивать, а просто отнесла в свою спальню и уложив там в постель, юркнула под одеяло сама. Почувствовав рядом с собой мамино тело, я крепко к нему прижался, обняв маму обеими руками. Теперь я был уверен, что никто не сможет меня от нее забрать. Остаток ночи мне снились только хорошие сны.

Следующий день прошел еще лучше, чем первый. Моё второе детство было таким классным, что я просто забыл о своей взрослой жизни. Престижная работа, коттедж, гараж, заполненный дорогими игрушками — всё это казалось таким далеким и абсолютно ненужным. Меня ни капельки не волновало, что с ними станет, потому что у меня сейчас было гораздо большее — любящая мама.

Прошла неделя. Я полностью привык к своей новой маме и уже не стеснялся детских процедур. И еще я потихоньку начал разговаривать. Правда удавались пока только простые слова типа «ма-ма», «ля-ля» и «ка-ша».

Вторая неделя моего нового детства началась с простуды. Сначала мама лечила меня домашними средствами — компрессами и горчичниками, но температура никак не спадала и в конце концов мама позвонила в детскую поликлинику и вызвала на дом врача. Лежа в постели, я с опаской ждал визита врача, потому что с детства их побаивался.

Участковая врач-педиатр оказалась совсем не страшной. Она была совсем молоденькой — наверное только что закончила мединститут. Улыбчивая женщина в белом халате мне сразу понравилась, хотя я ужасно ее стеснялся.

 — Ну что, показывайте мне больного, — шутливо попросила врач, войдя вслед за мамой в комнату.

Подойдя к моей кроватке, врач откинула одеяло и принялась внимательно меня разглядывать. Я покраснел, стесняясь своего подгузника, который к этому времени был довольно полным. Мама почему-то не одела мне пижамных штанов, когда последний раз меняла подгузник.

 — Как тебя зовут? — ласково спросила врач.

 — Саса, — произнес я.

 — Знаешь, что это такое? — улыбнулась врач, показывая мне фонедоскоп, — Сейчас мы тебя послушаем.

 — Вам наверное будет удобнее осматривать ребенка на столе, — предложила мама.

 — Ага, — согласилась врач, оглянувшись на наш пеленальный стол, — Там и светлее, и нагинаться не надо. Кстати, не держите ребенка целый день в кроватке. Ему сейчас постельный режим совсем не обязателен.

Мама отнесла меня на пеленальный стол.

 — Спасибо, — поблагодарила врач, занимая мамино место у стола.

Быстро сняв с меня через голову майку, врач как-то странно посмотрела на мой подгузник.

 — Я как раз собиралась менять Саше подгузник, — виновато сказала мама.

 — Тогда мы этот подгузник тоже снимем, — решила врач, — Чтобы он нам не мешал.

Я не успел опомниться, как врач освободила меня от подгузника, оставив совсем голышом. Густо покраснев, я сразу же прикрылся между ног.

 — Сколько ему? — поинтересовалась врач, — Наверное еще двух нет?

 — Год и десять месяцев, — ответила мама.

 — Еще ни разу не видела, чтобы такие маленькие стеснялись, — улыбнулась врач, — Обычно наоборот — любят ходить голышом.

 — Не надо прикрываться, — ласково сказал мама, разнимая мои руки, — Кого ты тут стесняешься? Тётя-врач наверное уже столько голеньких мальчиков твоего возраста повидала.

 — И не говорите, — засмеялась врач, — Ничего нового я под Сашиным подгузником не увидела.

Стоя перед врачом голышом, мне хотелось провалиться под землю от смущения. К маме я за неделю кое-как привык, но остальных женщин по прежнему стеснялся. Особенно обидно было, что врач бесцеремонно раздела меня догола в присутствии мамы.

 — Небольшие хрипы в бронхах, — нахмурилась врач, послушав меня спереди и сзади, — Придется выписать антибиотики.

Попросив у мамы чайную ложечку, врач проверила мне горло и сообщила, что с ним всё в порядке. После этого она начала щупать мой живот.

 — Довольно плотный животик, — сказала врач стоящей рядом маме, — Ребенок у Вас давно ходил по-большому?

Смущенный бесцеремонным вопросом врача, я еще больше покраснел. Мне уже давно хотелось по-большому, но опасаясь, что к нам в любую минуту может зайти врач, я целое утро терпел — стеснялся, что посторонний человек застанет меня в грязном подгузнике.

 — Сегодня еще не ходил, — ответила мама, — Он вообще в последнее время плохо какает.

 — Нужно следить, чтобы у ребенка был регулярный стул, — сказала врач, — Давайте побольше овощей: огурцы, помидоры, морковь, цветную капусту... Всё, что содержит клетчатку.

 — Мне кажется это у Саши от смены режима питания, — сказала мама, — Не говоря уже, как домашняя еда отличается от той, чем его кормили в «Доме ребенка».

 — «Доме ребенка?» — удивленно подняла брови врач.

 — Я Сашу на прошлой неделе оттуда забрала, — объяснила мама.

 — Так Вы его усыновили? — догадалась врач.

 — Ага, — кивнула мама, — Это долгая история. Хорошо, что хоть одного малыша оттуда забрала. Просто ужас, что там творится. Нянечки за детьми совсем не смотрят. Подгузники наверное по полдня не меняют. Видели бы Вы, в каком состоянии ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх