Второе детство (инфантилизм)

Страница: 8 из 27

надавите вниз. Вот так.

Градусник неприятно зашевелился у меня в попе, сделав позыв какать совсем нестерпимым.

 — Может Саша сейчас у Вас покакает? — с надеждой посмотрела на врача мама.

 — Не хочу Вам ничего обещать, — улыбнулась врач — Но похоже действительно удалось вызвать у ребенка нужный позыв.

 — Как Вы это, интересно, определили? — спросила мама.

 — Смотрите, как малыш напрягся, — кивнула на меня врач.

Подержав градусник у меня в попе еще минуту, врач посмотрела на часы и быстро вынула его наружу. Бессильный перед нестерпимым позывом, я сразу же начал какать.

 — Ну что я Вам говорила, — торжествующе посмотрела на маму врач.

 — Как хорошо покакал, — сказала мама.

 — Это, похоже, еще не всё, — улыбнулась врач.

Словно в подтверждение ее слов я увеличил кучу у себя под попой и, не понимая, как быстро всё произошло, начал писать. Осознав в следующую секунду, что случилось, я попытался остановиться, но не смог. Еще никогда в жизни мне не было так стыдно.

 — Вот теперь, когда пустил струйку, действительно всё, — тоном знатока сказала врач, — У мальчиков всегда так. Надо обязательно дождаться, чтобы пописал после того, как сходил по-большому.

 — И как Вам Сашина струйка? — с нескрываемой иронией спросила врача мама, — Устраивает? Ты, Сашуля, для врача так стараешься? Правильно. Покажи ей, как ты умеешь писать. Чтобы больше не придиралась к твоему писюнчику.

Врач тихонько засмеялась, заставив меня еще больше покраснеть.

 — Кстати, Вы уже можете потихоньку приучать его к горшку, — заметила она.

 — Пожалуй, пора, — согласилась мама.

Мама быстро куда-то ушла и вскоре вернулась с мокрой тряпочкой. Врач всё это время продолжала держать меня в прежней позе с до отказа задранными вверх ногами. Я по прежнему стеснялся этой молодой женщины — особенно после того, что только что произошло.

 — Давай-ка вытащим из-под попы эту грязную марлю, — сказала мама, — А теперь вытрем попу мокрой тряпочкой. Вот так. Всё, можете опускать Саше ноги.

Врач опустила мои ноги вниз. Я ожидал, что мама сразу же оденет мне подгузник, но она, казалось обо мне забыла, молча наблюдая, как врач выписывает рецепт. Подробно объяснив маме, как и когда давать мне лекарства, врач быстро собралась и направилась к двери. Мама взяла меня на руки и последовала за врачом в прихожую.

 — Думаю, за неделю выздоровеет, — сказала мама.

 — Конечно выздоровеет, — уверенно заявила врач, — Так что через неделю жду вас в поликлинике.

Закрыв за врачом дверь, мама отнесла меня в зал и быстро одела.

 — Иди к своим игрушкам, — улыбнулась она, сняв меня с пеленального стола.

Мне не нужно было повторять дважды и я вприпрыжку побежал к коробке с игрушками, довольный, что постельный режим наконец закончился.

Выздоровление заняло меньше недели. Убедившись, что у меня уже второй день нет температуры, мама записалась на прием в поликлинику. Вспомнив, как я чуть не умер со стыда во время визита врача к нам домой, я воспринял мамино сообщение о том, что мы идем в детскую поликлинику, без особого энтузиазма.

Поликлиника оказалась всего в пяти минутах хотьбы от дома. Разумеется пешком шла мама, а я сидел в коляске. Всю дорогу я тихонько хныкая — так мне не хотелось в поликлинику.

 — Ну вот и пришли, — объявила мама, входя в здание поликлиники.

Быстро спросив что-то в регистратуре, мама направилась в нужный коридор. Кабинет нашего врача находился, как и регистратура, на первом этаже. Я продолжал хныкать. Больниц с поликлиниками я и во взрослой жизни побаивался. Теперь же окружающая обстановка вообще наводила на меня ужас.

 — Мама! — жалобно позвал я, взглянув из коляски на маму.

 — Что, хочешь к маме на руки? — улыбнулась мама, — Давай я тебя возьму.

Очутившись у мамы на руках, я быстро успокоился.

 — Вы к Васильковой? — поинтерсовалась мама у сидящей в коридоре молодой женщины, — Мы будем за вами.

 — Нет, сегодня мы не к ней, — улыбнулась женщина, держащая на коленях маленького мальчика, — Мы во-он в тот кабинет, на массаж.

 — Значит к Ирине Максимовне никого нет, — обрадоваланно улыбнулась мама и направилась к двери в кабинет нашего врача.

Нерешительно открыв дверь, мама зашла со мой вовнутрь. Оказалось, что у врача были посетители. Я с удивлением уставился на стоящего перед ней со спущенными трусами мальчишку лет семи. Бросив быстрый взгляд на мою маму, мальчик густо покраснел и мгновенно прикрылся ладонями между ног.

 — Ой! — вырвалось у мамы, — Я думала, что у Вас, Ирина Максимовна, никого нет.

 — Подождите пять минут в коридоре, — обернулась на маму врач, — Я с ним быстро.

Врач спустила детские трусы еще ниже, до щиколоток.

 — Какие мы стеснительные, — ласково улыбнулась она и, разняв детские руки, принялась щупать мальчику яички.

Лицо семилетнего мальчишки было краснее пожарной машины. Представив, что то же самое вскоре предстоит мне, я тоже густо покраснел.

 — Так неудобно, — пробормотала мама и резко развернувшись, вышла из кабинета.

В коридоре по прежнему сидела на скамейке молодая женщина с двухлетним карапузом на коленях. Присев рядом с ней, моя мама тоже посадила меня к себе на колени.

 — Вы со своим ходите на какой-то специальный массаж? — поинтерсовалась мама у женщины.

 — Какой там специальный! — улыбнулась та, — Обычный профилактический массаж. Можете и своего записать. Всё, что нужно, это направление участкового врача.

 — Надо будет у нее сейчас спросить, — сказала мама, — Это же всё бесплатно, да?

 — Конечно в районной детской поликлинике всё бесплатно, — с той же доброй улыбкой сказала мамина собеседница, — Хотя я периодически ношу этой медсестре маленькие подарки. Чисто символически: коробку конфет, цветы, разные безделушки... надо же как-то отблагодарить девчонку. Так старается.

Женщина показала маме коробку конфет.

 — Уже второй месяц к ней ходим, — продолжила она, — Очень хорошая массажистка. Совсем молоденькая, наверное сразу после медучилища, но дело свое знает. А как моему Андрюше у нее нравится! Уходить оттуда не хочет.

 — Обязательно запишемся! — решила мама.

Она болтала с незнакомой женщиной еще минут пять, пока из кабинета не вышли предыдущие посетители.

 — Будешь сегодня наказан за свое поведение! — строго сказала красному, как рак, мальчишке молодая женщина, — Такое устроил, когда врач попросила тебя спустить трусы.

Мы зашли в кабинет. Врач сидела за письменным столом и что-то писала в толстую тетрадку. Я принялся с интересом изучать обстановку. Вдоль одной стены стояли весы, планка для измерения роста, два стекляных шкафчика с медицинскими инструментами и кушетка. У второй стены была раковина с краном и большой пеленальный стол. Такой же стол стоял у окна.

 — Ну что, выздоровел Ваш Саша? — с улыбкой спросила врач, оторвавшись наконец от своей тетрадки.

 — Вроде выздоровел, — ответила мама, — Уже второй день нормальная температура.

 — Ставьте на стол и раздевайте, — попросила врач, махнув рукой в сторону пеленального стола у окна, — Сейчас я его осмотрю, а потом Ксюша сделает замеры.

Мама подняла меня на стол и начала раздевать. Оставив меня в одном подгузнике, она нерешительно оглянулась ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх