На море

Страница: 2 из 5

разворачиваю её, и смачиваю слюной её анус. Ленка не всегда соглашается на анал из-за размеров, ей бывает больно, но сейчас она явно хочет этого. Чувствуя, что сейчас произойдет, она плечами упирается в кровать, расставляет ноги пошире и руками раздвигает ягодицы.

 — Давай! — в её голосе страсть и желание. Я медленно надавливаю на дырочку, стараясь не причинять боль, и вижу как головка, а за ней и ствол, медленно погружаются в попку. Меня это жутко возбуждает, но я сдерживаюсь, ещё больше раззадоривая жену

 — Ну, давай же, давай! — в её голосе мольба, но я дразню её, периодически останавливаясь. Лену это определённо не устраивает, она соскальзывает с члена, опрокидывает меня на спину, рукой нацеливает член в попку, и, закусив губу, со стоном, резко опускается на него, принимая в себя на всю длину, на секунду замирает, а затем начинает бешеную скачку.

Стонет, кусает губы, теребит себе соски, а я помогаю ей, лаская пальцами клитор, и останавливается только тогда, когда мой член разряжается в попку мощной теплой струёй. Она кончает почти одновременно со мной, весь мой живот залит прозрачной клейковатой жидкостью, вытекающей из её киски. Она замирает на некоторое время, пытаясь поймать ощущения и удержать в себе опадающий член, а потом валится в изнеможении набок. Я вижу её сужающийся на глазах анус и сперму, вытекающую из него. Меня это возбуждает, мне хорошо. Надо идти мыться, но нет сил. Ленка тоже лежит без движения. Я глажу её по попке, она поворачивается, целует меня в губы и прижимается всем телом ко мне.

Жена у меня — прелесть! Стройная, с округлой попкой, небольшой грудью и хорошо развитыми бёдрами — она заставляет своим видом оглядываться от старших школьников, до пенсионеров. Никто не даёт ей её 32, она выглядит максимум на 25, да, что говорить, кто бывает на MaWе или в Porevo наверняка видели фото. Её сексуальность заводит меня с пол оборота, не смотря на количество лет, прожитых вместе. Раньше она всего стеснялась, одевалась в джинсы и длинные юбки, платья и блузки покупала максимально закрытые, стеснялась трахаться днём, а ночью всегда просила выключить свет. Её страстность выдавали только стоны, которые она, как не пыталась, сдержать не могла, и очень этого стеснялась.

Я терпеливо ждал, пытаясь по мере возможностей развить её сексуальность. И моё терпение было вознаграждено, в какой-то момент в ней, наконец-то проснулась ЖЕНЩИНА. Она перестала сдерживать себя, заводилась от собственных стонов, кончала каждый раз, а если ей хотелось, не стеснялась попросить ещё. Мы словно пережили второй медовый месяц, перепробовав практически всё, кроме садо-мазо, это не нравится нам обоим. Тогда-то она и расцвела внешне, сбросив лет пять, минимум. Ибо ничто не делает женщину такой красивой (кроме водки, конечно — шутка!), как секс!

Ленка чмокнула меня в щёку, и нехотя поднялась, мыться, всё-таки надо. Она вытирает себя полотенцем, натягивает мою футболку, вместо испачканного халата, я надеваю шорты, и мы тихонько идём. Приоткрываем дверь на веранду и видим, что соседей ещё нет. Выходим на улицу и заходим в душ, мне кажется, что Ленка разочарована. Я открываю воду и начинаю намыливать её, особо выделяя определённые места. Ленка заводится тут же, трётся животом о вставший член, прихватывает меня за ягодицы, целует в шею, потом приседает, берёт его весь в рот и начинает, энергично покачивая головой, сосать его. Рукой она теребит клитор, постанывая при этом. Чувствуя, что сейчас произойдёт, я с силой прижимаю её голову к себе, проникая членом, по-моему, аж в горло.

Ленка задыхается, мычит, пытаясь вырваться, я не отпускаю, и мы вместе мощно кончаем. Она сидит на коленях, обняв мои ноги, тихонько скулит, как собачонка, прижимаясь ко мне, глаза её прикрыты. Она ещё ловит свои ощущения от пережитого. Я направляю на неё душ, обмываю её, она полощет рот, целует меня в губы и, не вытираясь, натягивает майку на мокрое тело. Футболка тут же прилипает к её телу, аппетитно обрисовывая её формы. Она горчичного цвета, и в темноте может показаться, что Ленка идёт голой. Мы заходим на веранду, соседей всё также нет, и у Ленки вырывается разочарованный вздох. И тут до меня доходит, почему она стала надевать свою пляжную футболку, которая ей почти до колен, а выбрала мою, едва-едва прикрывающую ей попу. Ленке хотелось не только увидеть наших соседей, но и показать себя! Вот сучка!

Эта мысль меня заводит, я чувствую какое-то движение в шортах, и, пройдя в комнату не закрывая за собой двери (раз хочет, чтоб смотрели, пусть смотрят, когда придут), не задавая лишних вопросов, валю её на кровать, раздвигаю ноги и впиваюсь ртом в её сладкую киску.

 — Прекрати... , не надо... , не надо... , да, да, здесь, ещё, ещё... , — вид открытых дверей возбуждает её, тело её выгибается и она разряжается густым и ароматным соком, — А-а-а-а... а!!!

Не дав ей опомниться, я вхожу в неё, медленно раздвигая сузившуюся от оргазма щёлку. Вхожу до самых яиц, доставая до матки, упираюсь в неё, затем также медленно выхожу из неё провожу головкой по клитору и снова медленно раздвигаю головкой её губки. Не в силах терпеть эту пытку сладострастием, Ленка кричит, практически во весь голос, кончая несколько раз до того, как я успеваю вынуть из неё готовый вот-вот выстрелить член (ещё раз идти мыться нет никаких сил), валюсь на спину и проливаюсь себе на живот.

Жена вытирает меня полотенцем, движения её вялые, глаза полузакрыты, на лице блаженная улыбка, она слизывает последнюю каплю, вытекающую из головки, я выключаю бра, она падает мне головой на живот, и мы проваливаемся в сон, как в бездонную яму, не потрудившись даже укрыться — жарко.

Просыпаюсь я не только оттого, что кто-то крепко сжимает мой член, но и от каких-то посторонних звуков. В комнате темно, мозг ещё не проснулся, и я не сразу понимаю, что посторонние звуки — это ритмичный скрип дивана за стеной. Дверь в нашу комнату закрыта, но звуки доносятся довольно чётко. Ба, мы же забыли закрыть дверь! Я вопросительно смотрю на жену, показывая глазами на дверь. Нет, она не закрывала. Значит, это кто-то из них! А мы тут лежали голые поверх простыней! Может они не рассмотрели ничего — темно. Хотя... , я же вижу и Ленку, и дверь...

Похоже, что Ленка думает о том же, эти мысли заводят её, и она уже сосёт мой многострадальный член. Откуда это в ней взялось, ведь совсем недавно каких трудов стоило затянуть её на нудистский пляж, а уж снять там хотя бы верх купальника... Господи, чего она хочет, мы же уже сегодня сколько раз, мне же не семнадцать, хотя... Зря я наговариваю на себя — член уже стоит как новенький. Ленка приподнимается, раздвигает ноги, и со стоном опускается на него. Этот стон явно услышан — за стенкой женский голос тоже начинает стонать в такт со скрипом дивана. Ленка подстраивается под ритм, прыгает на члене и стонет в унисон, создаётся даже впечатление, что в резонанс — громкость звука и частота движений нарастают и здесь, и за стенкой с поражающей быстротой. Протяжный, слившийся в один крик означает, что наши дамы пришли к логическому завершению одновременно, и я едва успеваю выдернуть член из жены и проливаюсь на сторону.

Ленка явно разочарована, она хотела получить эту струю в себя, наверное, чтобы потом иметь предлог пойти помыться и встретиться с соседями. Она облизывает член, шепчет ему какие-то ласковые слова, я дотягиваюсь рукой до её попки, глажу, провожу по мокрой щели, зажимаю крепко её клитор. Ленка охает, подаётся навстречу и забывает обо всём. Я запускаю два пальца ей в щёлку, продолжая большим надавливать на клитор, и начинаю плавно, но сильно трахать её так. Она подмахивает, как сумашедшая. Вот ненасытная. Она кончает пару раз подряд, обильно перепачкав мою руку своим нектаром, валится без сил рядом, но когда я пытаюсь убрать руку т её киски, она недовольно мычит. Я потихоньку глажу её там. За стенкой тихо, видимо соседи пошли ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх