На море

Страница: 3 из 5

мыться. Может, правда, пойти познакомиться?! Не зря же я покупал шампанское... Но не ночью же... Сейчас, наверное, часа четыре... Утром, утром... , всё утром... Мысли мои путаются, и я засыпаю.

Луч солнца в глаза, я просыпаюсь, утро. Ленка посапывает у меня на животе, сколько же время? Двенадцать?!! Вот это поспали!!! Я иду в туалет, соседи уже снова ушли, когда же они спят, интересно? Вернувшись, я застаю полупроснувшуюся, оно очень довольную Ленку. Как ни странно, у неё нигде ничего не болит, мы ничего не растёрли и не повредили, не смотря на столь бурную ночь. На пляж идти уже поздно, жара, и мы решаем пойти пообедать в какое-нибудь кафе, а после просто погулять по тенистым аллеям. На пляж — вечером. Ленка возвращается из душа, приводит себя в порядок и надевает тонкое красное платье из хлопка, при этом позабыв надеть что-либо из нижнего белья. Платье ей идёт необычайно, соски её выделяются через тонкую ткань хлопка, и мысль, что порыв ветра может задрать ей подол и показать всем её киску, заводит меня.

В кафе я несколько раз запускаю руку ей между ног и провожу по киске. Ленке это нравится. Она улыбается, целует меня в щёку.

 — Потом, милый, потом, потерпи, вечером... , — шепчет мне она.

Мы гуляем по аллеям, лезем в гору, где, воспользовавшись отсутствием народа, я делаю несколько прекрасных снимков Ленки, показывающей свою попку и киску, а она делает мне великолепный минет.

 — Полдник, — смеётся она, облизываясь, — А то ты уже перевозбудился, до вечера не дотерпишь!

Я целую её, пахнущую мною, мну её соски через тонкую ткань платья, но она вырывается и со смехом убегает. Потом мы ужинаем, идём в кино, где на последнем ряду целуемся, как пионеры. До моря мы добираемся только часов в двенадцать. Мы лезем купаться голыми, хотя купальники у нас с собой, но, никого нет, море светится, и нет ничего прекрасней в полной темноте в воде увидеть светящееся непонятным светом обнажённое тело любимой женщины! Мы обнимаемся, целуемся, трогаем друг друга везде, пока нас не начинает бить озноб. На берегу Ленка натягивает на себя платье, но оно не создаёт ощущения тепла — тонкий хлопок моментально впитывает в себя влагу и прилипает к телу. Мы приходим домой и я завожу Ленку прямиком в душ, открываю горячую воду, лью на неё, и только после этого снимаю с неё совершенно мокрое платье.

Потом намыливаю её, смывая остатки соли, тереблю ласково соски, прижимаю к себе, мою щёлочку, наклоняюсь к ней и начинаю языком бешеный танец. Она потихоньку согревается, прислоняется спиной к стене, прижимает мою голову с себе.

 — Да! Да! Да! Да! Да! Да! — эти крики, звучащие, наверное, на всю улицу, подхлёстывают меня, я убыстряю темп, и жена кончает, сильно вздрагивая всем телом и пытаясь опуститься на подкашивающихся ногах на пол. Я не даю, прислоняя к ней ставший огромным член. Она целует его, облизывает головку, потом целует меня в губы.

 — Сейчас, милый! — Ленка подхватывает наши вещи, берёт меня за член и тянет на выход. Только тут я понимаю. что наделал — все наши вещи мокрые, натягивать их снова на себя — безумие. Но Ленку этот вопрос не волнует, и мы идём голыми по улице к веранде. А соседи? Но... , их опять нет! Слава богу! Хотя, Ленка, похоже, так не думает! Её вздох явно говорит об этом. Только зайдя в комнату и присев на кровать, я понимаю. как устал за день. Ленка ложится рядом. По-моему, она разочарованна, ей сегодня, явно, нужны были зрители. Я встаю развесить сушится наши вещи, и вижу, как рука жены опускается к клитору и начинает теребить его. Сейчас, милая, я помогу тебе. Я отжимаю вещи в тазик, вешаю их на верёвку, прикрываю оставленную Ленкой открытой дверь на веранду, и возвращаюсь к жене. Но... , она уже крепко спит, раскинувшись по кровати.

Я тихонько подвигаю её, ложусь рядом, кладу руку на попку, я хочу её. Ленка не реагирует, я начинаю мять её попку и незаметно для себя проваливаюсь в объятия Морфея.

Я просыпаюсь среди ночи. Жутко хочется спать. Что-то приснилось, я не могу осознать, что. Вроде Ленка меня куда-то зовёт, потом темнота... , не помню. Что-то не так. Я поворачиваюсь на бок и закрываю глаза, с намерением уснуть. С веранды раздаётся лёгкий стон, мешающий уснуть. И вдруг до меня доходит — жены рядом нет! Она, наверное, и звала меня, чтобы я проводил её в туалет. А теперь, эти трахаются, а ей не пройти обратно! Я вскакиваю, натягиваю шорты. Пошли они в задницу, что же, ей теперь всю ночь на улице стоять! Я открываю дверь и, не глядя на диван, намереваюсь быстро пройти на выход, но, сделав шаг, замираю от неожиданности.

Прямо передо мной на столе (вот почему диван не скрипел) хорошо освещённая луной в распахнутом халате с широко раздвинутыми ногами лежит Ленка. Какой-то обнажённый подросток вылизывает ей щель, Ленка постанывает в такт его движениям. Но не это поразило меня. Сбоку от жены стоит мужик и, придерживая одной рукой член, натирает им соски Ленки. Если, конечно, можно назвать членом этот дрын. У меня у самого немаленький, но это... Ладони мужика не хватает, чтобы обхватить член — пальцы не смыкаются! А из ладони торчит остаток длиной сантиметров двадцать, им-то мужик и полирует соски моей благоверной — длины хватает, чтобы полировать оба соска одновременно. Весь этот агрегат венчает залупища размером со среднее яблоко, формой напоминающая шляпку подосиновика.

Впечатление от размеров усиливает ещё и то, что растительность вокруг члена мужика выбрита. Одна рука Ленки под головой, другой она судорожно сжимает полу халата, глаза прикрыты, губа закушена, дыхание прерывистое. Ей нравится. Я тоже люблю, когда она такая — в этом состоянии она позволяет делать с собой всё!

В этом было что-то фантастическое, сказочное. Яркий, сине-белый свет луны только усиливал ощущение нереальности. От увиденного я замер, не в силах произнести ни слова. Кровь ударила если не в голову, то в головку, которая стала стремительно набухать, Подросток оторвался от Ленкиной киски, повернулся и... оказался женщиной.

С короткой стрижкой, худенькая, миниатюрная, с узкими бёдрами и плоской попкой, она действительно напоминала парнишку. Грудь у женщины отсутствовала (у моей Ленки маленькая, а тут не было вообще), зато соски были просто огромными — тёмные, небольшие по диаметру, но набухшие до невероятных размеров, как у четырнадцатилетних, они торчали как конфеты трюфели. В левую трюфельку было вставлено колечко с камешком. От середины гладко выбритого (а может эпиляция?) лобка начинался клитор, напряжённый, как карандаш, он был похож на маленький член и заканчивался высунувшейся из-под кожицы головкой, размером с копеечную монету. Прямо над клитором была сделана какая-то татуировка размером с пятирублёвую монету. Киску обрамляли большие губы, и даже в темноте было видно каплю смазки, свисающую с них... И вообще, киска была как бы смещена вперёд, из-за этого казалась необычайно большой. Хотя, для такого члена...

Я стоял как столб, в шортах у меня от увиденного происходило что-то невероятное. Она обошла меня сзади, прижалась к спине, дав почувствовать горячую твёрдость своих сосков, запустила руки под шорты, пробежалась ласковыми пальчиками по палке, чмокнула меня куда-то между лопаток, опустилась передо мной на колени, расстегнула ширинку, стянула вниз шорты, выпуская на волю истомившегося змея, охнула, взявшись за него рукой и оглянувшись, посмотрела на мужа. Он кивнул. Она пробежалась пальчиками по стволу, лизнула кончиком языка каплю, выступившую на головке и вдруг, с силой погрузила его себе в рот на всю длину, обхватив меня за ягодицы и неожиданно сильно прижимая меня к себе.

Качнув так пару раз, она вынула член изо рта, пробежалась по нему зубками, лизнула мошонку и затем повторила всё снова. Потом приподнялась и подтолкнула меня к жене. В это время Ленка приоткрыла глаза. В них ни тени сомнения или раскаяния, только безудержное желание....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх