Cuckold по-русски. Часть 2

Страница: 1 из 8

ЧАСТЬ 2

Я приехал в гостиницу, зашел в номер, не раздеваясь, расстегнул ширинку, вытащил стонущий от возбуждения член и начал дрочить. Что меня возбуждало в этот момент? Да все, вся ситуация: то что я по своей же воле уехал в гостиницу, освободив место в своей семейной постели для любовника моей жены, и они наверняка сейчас трахаются...

Я был так возбужден, что практически сразу кончил. Пошел в душ, помылся.

А что дальше? После того, как возбуждение прошло у меня стало нарастать чувство тревоги:

— Может, я зря во все это втянулся вместе с Катей? Так ведь могу и жены лишиться. Как дурак сижу один в гостинице, а моя жена на нашей супружеской постели сейчас с любовником. Ведь я сам ее подложил под другого, сам мечтал об этом, уговаривал... А вдруг она влюбится в Тенгиза и уйдет от меня? Он богатый, опытный... С другой стороны, зачем ему жениться на Кате? У него жена, дети... Крепкая грузинская семья, а Катя для него — красивая русская шлюха, он просто хочет с ней развлечься: вряд ли уважающий себя мужчина женится на такой. Нет, точно не женится.

А если не женится, но она забеременеет от него, он же точно не позволит ей сделать аборт. И тут, как только у меня перед глазами появилась картинка беременной от Тенгиза Кати с животом, мой член сразу ожил и стал каменным. Мысль о беременности Кати не от меня, мужа, а от ее любовника сводила меня с ума:

— Я лежал и дрочил, дрочил...

А когда в памяти всплыли слова моей жены о том, что родить грузинчика при живом русском муже — это позор, то в голове что-то перемкнулось, и я сразу вышел на финишную прямую к оргазму. Перед глазами мелькнул видеоряд моих фантазий:

— Мы с беременной Катей на 8 месяце и Тенгизом идем по улице и нас встречает Дамир, здоровается с Тенгизом и, показывая на Катю, спрашивает: «Вот эта твоя?». Самодовольный Тенгиз в ответ кивает головой. Дамир бесцеремонно протягивает руку к моей жене, гладит ее по животу и говорит: «Молодец, уважаю... Обрюхатил замужнюю бабу, теперь она тебе сына родит, а ее муж ему памперсы будет менять». Катя заулыбалась, мужики рассмеялись, а Дамир продолжил, обращаясь к моей беременной жене: «Потом мне сына родишь. Хочешь, чтобы я тебя тоже обрюхатил?». И Катя, поглаживая по спине Тенгиза, улыбаясь и растягивая слова отвечает: «Я не против, если Тенгиз мне разрешит... «.

— Голая беременная Катя на 8 месяце лежит на кровати и мастурбирует. Я подхожу, начинаю целовать ее набухшие груди, гладить ее по животу. Облизываю каждый миллиметр ее тела, спускаюсь к киске... Она, постанывая, говорит: «Ты знаешь, так хочется секса». Я ей в ответ: «Сейчас я тебе помогу». А она мне: «Нет, не надо». Я уговариваю ее: «Не бойся, я аккуратненько, потихонечку... «. Катя: « Я не боюсь. Не в этом дело. Просто, я тебя не хочу... Я хочу настоящих горячих кавказских мужчин, таких как Тенгиз». Я растерянно ее спрашиваю: «А я?». Она тем же томным голосом отвечает: «Ты же понимаешь, что я больше не буду с тобой трахаться. Я даже беременна не от тебя, ты даже этого сделать не смог. Ты можешь только лизать, вот и лижи. А то я тебе и кисоньку свою лизать запрещу, знаешь, сколько желающих тебя заменить найдется, лишь пальцем поманю», — и Катя насмешливо посмотрела на мою растерянную физиономию...

— Мы с беременной Катей на 8 месяце идем ко врачу, а в больнице нас ждет Тенгиз. Мы втроем заходим ко врачу-мужчине, он ее спрашивает, кто ваш муж, отец ребенка? Она, улыбаясь, отвечает, показывая на меня, «это мой муж», а потом на Тенгиза — «а это — отец ребенка». Врач смущаясь, говорит: пусть ваш муж выйдет, а отец ребенка останется...

Эти образы беременной Кати так живо стояли перед глазами, что когда я кончал, погружаясь в сладкую истому, то насмешливый голос моей жены продолжал звучать у меня в ушах...

Так, кончил. И что теперь? Опять сходил в душ, опять размышления о том, что беременность Кати от Тенгиза не такая уж хорошая штука. Да, это возбуждает, но...

Да что со мной такое: не два — не полтора. Что я себя мучаю, места себе не нахожу? Когда был возбужденным, то так все было хорошо... Зачем кончил, спрашивается? Вон, на американских сайтах читал про доминирующих жен, напропалую изменяющих своим мужьям с неграми и вместе со своими любовниками унижающих своих мужей. Жутко унижающих. Они не только детей от своих любовников рожают, но и мужьям своим вообще не дают трахаться. Мало того, одевают на них пояса верности, в виде пластиковых или металлических колпаков на их член, которые закрываются на замок. И к члену вообще нельзя прикоснуться: в колпаке только дырочка для мочеиспускания. А ключи от пояса верности находятся либо у жены, либо у ее любовника. Открывают пояс верности где-то раз в неделю, чтобы муж подрочил, и опять закрывают. А если он плохо себя вел — не слушался жену, не отсасывал у ее любовника — то могут дольше недели не давать мужу спустить пар. Зато муж все время пребывает в возбужденном состоянии и ему все нравится: и то, что в ношеное белье жены его наряжают; и что заставляют себе прислуживать во время секса с любовником; и что приучают к анальному сексу, разрабатывая его простату; и что лупят ремнем по заднице... Словом, делают из мужа даже не раба, а рабыню, а ему все нравится, он счастлив такой жизнью! Разве в обычном состоянии мужчине понравятся такие унижения? Вряд ли. Скорее всего, они кайфуют, потому что не кончают и все время пребывают в возбужденном состоянии...

И тут у меня перед глазами вновь всплыла очень яркая, реалистичная картина:

— Беременная Катя в одном розовом пеньюаре сидит на нашей кровати, и томно улыбается. Ее ножки немножко расставлены, а своим указательным пальчиком с ярким маникюром она легонько ласкает свою киску. Я стою абсолютно голый напротив нее, ко мне подходит Тенгиз в строгом черном костюме и галстуке, а в руках у него пояс верности для мужчин. Он мне говорит: «Чтобы ты больше не приставал к Кате с глупостями, мы с твоей женой решили, что будет лучше для всех, если ты с этого дня будешь носить пояс верности». Он протянул мне металлическое устройство, и я сам добровольно захлопнул его на своем члене. Тенгиз продолжил монолог: «Ключи от пояса верности будут у меня и у Кати. Катя, ты обещаешь, что не будешь ему открывать замок, когда меня не будет дома?». Моя жена, ускоряя ритм движения пальчика на клиторе, возбужденно-насмешливо отвечает: «Оставь ключи у себя, мой сладкий. Все-таки Дима — мой муж, вдруг он в твое отсутствие попросит меня открыть замочек, а я буду голодной и не смогу ему отказать... «.

Словом, я кончил еще раз. Боже, это наваждение какое-то. Но тревожных мыслей уже не было, осталось удивление: я только что три раза подряд дрочил и кончил. Когда я еще так возбуждался? Вокруг меня пустота гостиничного номера и никого вокруг, но одна лишь ситуация, в которую я попал, заводила меня так, что я не мог с собой совладать.

«Уж не знаю, правильно ли я поступаю с Катей или нет, но то, что мне сейчас не плохо — это точно. Даже хорошо. Только тревожно. А тревожно, потому что такого со мной еще ни разу не было, а все новое пугает. Видимо это имел в виду Тенгиз, когда говорил, что мы с Катей должны привыкнуть к новому формату отношений», — с этой мыслью я и уснул.

Утром я приехал на работу из гостиницы, пытался занять себя делами. Где-то около одиннадцати шеф попросил меня зайти в свой кабинет:

— Так, я уже знаю, что ты решил все проблемы наших новых партнеров! — начал он с ходу, — Уж не знаю, как ты им так быстро помог, да и знать не хочу: меньше знаешь — крепче спишь. Но я тебя поздравляю: мне сказали, чтобы я приготовил документы для подписания контракта. Я их подготовил, но не могу найти Тенгиза, он трубку не берет. Ты случайно не знаешь, где он?

— У меня дома... — на автомате ответил я и понял, что сболтнул лишнего.

Но ничего не подозревающий начальник продолжил свой напор:

— Отлично, давай позвоним на твой домашний телефон, диктуй свой номер, я набираю...

Что мне оставалось делать? Я стал ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх