Cuckold по-русски. Часть 2

Страница: 3 из 8

Причем Тенгиз даже и не скрывает от продавца, что он — любовник этой прекрасной девушке, а ее муж не только в курсе ее измен, но вот сейчас, именно в этот момент, «висит» на телефоне и интересуется, как дела у его жены и ее любовника...

Я попытался вновь включиться в тему разговора, но в очередной раз сморозил глупость:

— В смысле, Катя там у вас голая что ли стоит?...

— Слушай, дорогой, ты меня не устаешь удивлять, — Тенгиз усмехнулся, — По-твоему, Катя должна на верхнюю одежду белье мерить? Конечно, она голая, как же еще!

Я услышал в трубке смех Кати и еще какого-то незнакомого мужчины.

— Ну ты нас всех насмешил, Дима, что ты за человек такой... — на фоне голоса Тенгиза я слышал продолжающийся смех жены и продавца, и какие-то их реплики, наверное, по поводу сказанной мною глупости, — Ладно, Дима, перезвони вечером, мы сейчас заняты.

За этим нашим разговором я чуть не забыл сказать Тенгизу, что мой шеф подготовил для него документы. Тот ответил, что сам ему перезвонит.

В седьмом часу вечера я позвонил домой. Трубку взял Тенгиз:

— Привет, Дима. Как дела?

— Нормально. А у тебя... В смысле, у вас с Катей как?...

— Замечательно. Я сижу на кухне, пью коньяк, ем фрукты, а Катя лижет мне яйца.

— Как лижет яйца?...

— Как-как, залезла под стол, встала на колени и лижет.

— Зачем лижет?... — почему-то эта тема с яйцами вогнала меня в ступор, как только я представил свою жену под столом, лижущую огромные, волосатые яйца грузина. Катя даже мне ни разу этого не делала, а когда видела подобное в порнухе, то говорила, что не понимает как можно облизывать яйца, ведь они волосатые...

— Затем, что я ее попросил, сказал, что мне будет приятно, если она полижет мне яйца пока я пью коньяк. И судя по всему, ей понравилось это занятие: она уже не лижет, а сосет их, — Тенгиз усмехнулся, — Ты что хотел-то?

— Ну, это, узнать, когда мне... — было так неловко спрашивать разрешения возвращаться в свой же дом у любовника своей же жены, — Когда можно домой прийти?

— А зачем?

— В смысле, зачем? Катю хочу...

— Катя сейчас занята, — Тенгиз подсмеивался своим густым басом, — И вряд ли скоро освободится... Ладно, шучу. Ты что от Кати хочешь: трахаться или облизывать ее после меня?

— Какой-то странный вопрос ты мне задаешь, Тенгиз...

— Нисколько не странный, только честно отвечай.

Смущаясь, я пробубнил:

— Ну, и то, и другое...

— Нет, и то, и другое не получится. Мы с Катей посоветовались и решили, что если ты хочешь ее трахнуть, то приезжай сейчас, делай свое дело, потом ложись в другой комнате и спи, пока мы будем по-настоящему ебаться. А потом Катя примет ванну и тебе нечего будет облизывать. А вот если захочешь ее вылизать после меня, то приходи завтра в восемь утра, когда мы будем спать в кровати после секса: ты потихонечку войдешь в дом, аккуратно, чтобы не разбудить нас залезешь под одеяло и сможешь вылизать Катю до блеска. А вылизать там будет что, я ее так уделываю, что она с ног до головы в моей сперме. Даже мне сможешь пососать, я тоже мыться не буду. Только трахать Катю тебе нельзя будет, она устанет после меня. Будешь лизать и дрочить. Ну, так какой вариант выбираешь?

— А почему нельзя совместить эти два варианта? Я же мог бы сделать и то, и то... К тому же я хотел бы посмотреть на то... ну, как вы трахаетесь, и тоже поучаствовать...

— Димочка, я же тебе сказал, что всему свое время.

— Что, и Катя так считает?

— Сейчас она тебе сама все скажет.

Трубку взяла Катя и капризным голосом начала высказывать мне претензии:

— Дима, как тебе не стыдно! Ты меня отвлекаешь, от такого увлекательного занятия...

— От лизания яиц?

— Представь себе. Это так увлекательно, они так перекатываются во рту...

— Ты хочешь, чтобы я приехал?

— Дима, ну перестань нудить, — Катин голос стал жестче, — Тебе же Тенгиз все сказал. Других вариантов не будет.

— Ну почему, я не могу к вам присоединиться, почему?...

Катя оборвала меня:

— Так, хватит, мне надоело. Что ты как маленький? Хочешь писюн свой присунуть, то приезжай, присунь и в кроватку баиньки. Ты же будешь нам только мешаться ночью, а я не хочу, чтобы мне мешали, я ебаться хочу, понимаешь? По-настоящему ебаться! Мы тебе и так пошли навстречу, когда предложили на выбор два, а не один единственный вариант. Не забывай, что ты сам меня во все это втянул. Поэтому выбирай один из вариантов, пока я вообще не передумала!

После этого она передала трубку Тенгизу, который начал на меня ворчать:

— Тоже мне муж, называется... Только жену расстраивать можешь. Как тебе не стыдно, а? Ладно, решай уже что-нибудь, а то я телефон отключу.

Разумеется, я сразу принял правила их игры. Я вынужден был это сделать: жена была не на моей стороне. Но не это меня больше всего тяготило. К своему стыду и позору я сейчас вынужден был признаться в том, что на самом деле мне больше всего хотелось:

— Я выбираю второй вариант...

— Хочешь трахнуть свою жену как мужчина и уйти спать? — Тенгиз, видимо, нарочно издевался надо мной.

— Нет... — я вздохнул и продолжил, — Я хочу прийти утром и вылизать Катю, — и, понимая глубину унижения своей последующей просьбы, я все же добавил, — Только пусть она не моется после секса, ладно?

— Мы так и думали, что ты выберешь этот вариант, — сказал Тенгиз с усмешкой и повесил трубку.

Всю ночь я промаялся в предвкушении утреннего свидания. Толком не выспавшись, я проснулся до звонка будильника, тщательно побрился (чтобы не беспокоить нежную Катину кожу своей щетиной) и отправился к себе домой.

Потихоньку открыв дверь, я прошел в спальню и подошел к нашей огромной кровати. Тенгиз спал на спине, а Катя — на боку, свернувшись калачиком, причем ее голова лежала прямо на паху своего любовника. Его расслабленный, но по-прежнему большой член, расположился рядом со ртом моей любимой. Видимо она отсасывала ему после очередного его оргазма, да так и уснула вместе со своим любовником, намаявшись после бурной ночи.

Я снял с себя всю одежду и потихонечку снял одеяло с моей девочки: ее выпяченная в мою сторону попа открылась во всем великолепии. Из под одеяла резко пахнуло сексом. Я жадно дышал этим воздухом и не мог надышаться. Медленно-медленно я наклонился к ее попе и прикоснулся к ней щекой. Она была теплой и влажной, такой родной, и, одновременно, чужой. Я хотел насладиться видом этого бесстыдства, задохнуться ароматом Катиной измены. Осторожно, не касаясь ее тела, я путешествовал своим носом между ее истерзанной анальной дырочкой и припухшими, изможденными губками кисоньки, пытаясь насытиться и ее запахами, и зрелищем этого великолепия. Потом пустил в дело язык, всасывая и глотая смесь из женских соков и спермы; слизывал с тела подсохшие остатки этого божественного коктейля... Потихонечку вталкивал свой язык ей в анус, и неожиданно легко вошел в ее оказавшуюся скользкой заднюю дырочку, из которой мне в рот потек обильный ручеек мужского семени. Я трахал мою сладкую девочку в попоньку, только не членом, а языком. А потом уткнулся лицом во влагалище, и умылся ее нектаром. Я всасывал ее клитор и тихонько теребил его языком, а рукой стал дрочить свой разрывающийся от напряжения член. Катя стала постанывать. Она проснулась, приоткрыла глаза и тихо сказала:

— А, это ты... Как хорошо...

Катя повернулась на спину, и развела свои ноги. Одной рукой она крепче прижала мою голову к своей киске, а другой взялась за член Тенгиза:

— Вчера я уснула, не закончив самое главное, — она склонилась над еще спящей плотью своего любовника и бережно, как какое-нибудь сокровище, взяла ее в рот и стала сосать, блаженно прикрыв глаза. Член Тенгиза крепчал на глазах, превращаясь в угрожающих размеров дубину. Катя стала стонать громче. Глядя на нее, я сходил с ума от возбуждения: моя жена испытывала такой кайф от минета другому мужчине прямо на моих ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх