Hilf mir fliegen oder или помоги мне опомниться

Страница: 5 из 7

подумать, что завтра о нас напишет жёлтая пресса. И что меня ждёт дома — очередной скандал?

Тимо и Линке уже вовсю суют деньги девушкам в стринги, Ян и Фрэнки атаковали барную стойку, а Юри ушёл по нужде. Я остался один. Сел на вполне удобный розовый диван, заказал себе выпивку, моё пьянство продолжается. Прошёл час. Линке отправился в приват-комнату со своей рыженькой, вокруг Тимо крутился его «пятый размер». Фрэнки ошивался у барной стойки. Юри вообще куда-то пропал. Я уже было стал волноваться, как моё внимание переключилось на девушку, подошедшую к Яну. Она была похожа на чёрную кошку, на ней были высокие чёрные лаковые сапоги, перчатки, красиво вышитое бельё, а на лице одета чёрная с золотым карнавальная маска, так, что понять черты лица было сложно. И всю эту завораживающую картину завершали спадающие на плечи чёрные локоны. «Кошка» подошла к Яну и стала гипнотизировать его своими шикарными бёдрами. Я был поражен, не отрывая глаз я наблюдал за ней и завидовал Яну. Её грациозная походка была мне до боли знакома, словно я знаю её уже очень давно. Я точно её где-то видел, но вот только где?

И ту неожиданно ко мне привалило чудо — вернулся Тимо:

 — А ты чё один сидишь? — он был довольно пьян, в прочем как и я.

 — Да вот ничего что-то не хочется...

Официант ставит на столик бутылку виски:

 — Это вам от нашего заведения.

 — Спасибо, — отблагодарил Тимо, — вот видишь, как полезно быть популярным?

 — Вижу — вижу, — согласился я, пытаясь отвинтить крышку у бутылки.

Тут к нам подсаживается пьяный вдупель Фрэнки:

 — Что ж ты, Давид, себе девочку-то не снял?

 — Нет настроения.

 — А может, тебе просто уже и не нужны девушки?

 — Попридержи язык.

 — Ну а чего же? Это же так круто — быть педом! — на его слова донёсся смех Тимо.

 — Гы! А ты уже знаешь, как это? — съехидничал я, уничтожив уже половину виски.

 — Не... Вот пришёл у тебя поинтересоваться, — Фрэнки явно напрашивался на «ласку».

 — Ты сходи в гей-клуб напротив — там тебе всё доходчиво объяснят.

 — Я вижу, ты там уже был, да, Давид? Знакомое ощущение?

 — Какое?

 — А вот такое! — Фрэнки садится сверху на Тимо и целует его в засос... Самое странное в том, что Тимо не стал сопротивляться, а наоборот, стал гладить Фрэнки по спине, по животу и ниже... Такого поворота событий я не ожидал. Мне больно, почему — не знаю... Вытаращив глаза, я смотрел на них и закипал... Вдруг неожиданно, как джин из бутылки, появляется Юри.

 — Ээээ... Ребята, вы чё делаете?! — снимает он Фрэнки с Тимо, — Вы хоть подумали, что тут до фига фотографов и что завтра о нас в газете напишут?

Фрэнки лишь смущённо посмотрел на него.

 — Юри, позволь я разберусь.

 — Валяй.

 — Фрэнки...

 — Чё?

 — Да ничё! — я размахиваюсь и бью его по морде со всей силы. Фрэнки перелетает через диван и залегает где-то за ним.

 — Давид?! Ты чё творишь?! — испуганно заорали Тимо с Юри в один голос.

 — Это мы только начали... — я хватаю Фрэнки за шиворот и тащу на улицу. Вытащив его из заведения и швырнув на холодную и сырую землю, я принялся на него орать:

 — Ну как, понравилось с Тимо сосаться?!?! А???

 — Да! Да! Да! — он заводил меня ещё больше.

Злость вступала в свои права. И Фрэнки получил удар в солнечное сплетение, на что в ответ он пнул меня ногой в живот. Я падаю. Он наскакивает на меня сверху и начинает дубасить кулаками мне по лицу. Раз... два... три! Он уже разбил мне бровь, но никак не унимался. Выждав нужный момент, я собрал все свои силы и врезал ему снизу по челюсти. Фрэнки слетел с меня. Теперь пришёл мой черёд. Я бил его до тех пор, пока он совсем не перестал сопротивляться.

 — Давид!!! Давид, успокойся! — орёт Линке, заламывая мне руки за спину.

Ребята вместе оттаскивают меня от истекающего кровью Фрэнки.

 — Давид, мать твою, что ты наделал? — рычит Тимо.

 — Он меня довёл.

А тем временем Юри подошёл к еле живому Фрэнки и взял его за руку:

 — Ребята, расслабьтесь, пульс есть, хоть и слабый.

В этот момент Линке отвлёкся, я вывернулся из его рук и убежал... Побежал куда глаза глядят, лишь бы подальше от этого ужаса.

 — Давид! Стой! — крикнул мне вслед Линке.

 — Пусть бежит. Ему сейчас важнее побыть одному, — рассудил Юри.

Я находился в пути уже около часа. Мои блудные ноги привели меня на вокзал. Что я там забыл и как я там оказался? Никак не укладывалось у меня в голове. Хотя голова... Голова была уже под градусом и мало чего соображала. Зайдя в здание вокзала, я первым делом кинулся в туалет. Умыться холодной водой — вот что сейчас было важнее всего. Первая моя мысль при взгляде в зеркало была: «Ооо... А повалялись мы с Фрэнки нехило!» У меня была разбита бровь и верхняя губа, вдобавок из прошлых шрамов снова сочилась кровь. Пол-лица было залито этой красной жидкостью, я был похож на чудовище из фильма ужасов. Но вода сделала своё дело — в целом картина стала лучше. Чувствую, лицо пострадало надолго. После водных процедур я пошёл в зал ожидания. Посторонние люди настороженно косились, как будто я изгой из общества. Сев на жёсткое железное кресло, я тут же отрубился — до того я устал, что мне было уже всё равно.

Мой сон прервал дворник:

 — Молодой человек!

 — А? Что? — не понял я спросонья.

 — Вы поезда ждёте?

 — Я? какой поезд? Нет...

 — Ну тогда что вы здесь делаете?

 — Сплю.

 — По правилам это не предусмотрено, я спокойно могу позвонить и вас упекут, куда надо.

 — Окей, понял, не дурак, — я нехотя поднимаюсь с кресла и покидаю здание.

Смотрю на экран мобильника — почти пять утра и куча пропущенных вызовов от Тимо. Перезванивать я не стал, а тупо пошёл домой. В тот дом, где меня не ждут, и не верят — я возвращаюсь к Грете.

«Она, наверное, сейчас спит, я ей не помешаю», — подумал я. Моя наивность когда-нибудь меня погубит.

И вот, я стою напротив двери и пытаюсь попасть ключом в замочную скважину. Наконец сделав это, я провернул его пару раз и вошёл. Положив ключи обратно в карман, я закрыл входную дверь и проследовал в спальню.

Боже, лучше бы я этого не делал... Моим глазам предстала такая картина, в которую я с трудом поверил — я вижу Яна на своей девушке. Для полной гармонии на люстре висели стринги и лифчик, под диваном валялись чёрные сапоги и перчатки, на телевизоре, чудесным¬ образом, оказались штаны Яна. «У меня уже глюки на нервной почве», — снова проявилась моя наивность. Но когда Грета застонала так, как никогда не стонала подо мной — вся иллюзия рухнула, как осколки разбитого стекла. Я лишь глубоко вздохнул и попробовал успокоиться. Стараясь не обращать внимание на всю гамму звуков, доносящихся из спальни, я направился в гостиную. И там я увидел... Чёрную карнавальную маску. Всё, что я видел сегодня в клубе и то, что сейчас творится у меня в спальне, наконец дало мне ясную картину. Кошка... Это была она... Та, которой я доверял, которую любил больше всех. Значит вместо своих девичников она ходила подрабатывать туда... Крутить жопой перед богатыми мужиками...

Ян... Раз он выделял её среди всех остальных девушек — значит, это у них давно. А я как слепой влюблённый мальчишка верил ей, каждому её слову. И вот наконец я прозрел. Чёрт... Что вообще происходит в моей ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх