Новый Год — новая жизнь

Страница: 1 из 3

Вот, накануне 2009 вспомнилось празднование 2008 Нового Года.

Существует примета, мол, как Новый Год встретишь, так его и проведешь.

И мне, видимо, предстояло провести его в голодном одиночестве и скуке:

перед праздником денег было катастрофически мало, спрос на мануальную терапию был вялый (работал по специальности в одной из поликлиник почти год), а «любовь всей моей жизни» кинула меня пару дней назад. Встретила какого-то «Васечку», с которым раньше крутила, он теперь приподнялся и поманил её пальчиком — она и побежала на цырлах. Об этом меня уведомили по телефону. Странно, я ведь был у неё второй, а её «первого», я вроде бы знал, и у него ничего общего с «Васечкой» не было, он вообще был Алексеем.

Сдаётся мне, что я неправильно её понял: Лёха был не первым, а просто последним... Стал плохо спать, есть без аппетита (если вообще вспоминал про это), перестал бриться. В общем, жисть была не в радость.

В один из таких безрадостных дней ко мне подошла зав. отделением.

 — Роман Николаевич, позвольте вопрос нескромный? — я не успел даже сообразить, что обращаются ко мне, т. к. был погружен в свои переживания, как она продолжала: — где Вы намереваетесь провести Новый Год?

 — А... э, Ольга Александровна, я, честно сказать, и не думаю его как то отмечать, слишком у меня много событий произошло накануне, и далеко не располагающих к праздничному настроению, да и с финансами туговато.

 — Ну, поверьте мне: расставание с девушкой это не повод для столь продолжительного уныния, в которое Вы погружены уже как неделю, а чтобы весело встретить Новый Год не обязательно быть Абрамовичем.

 — А как Вы узнали? — я как идиот вытаращился на неё.

 — Ха, ха, я всё-таки заведующая и в курсе, какие у Вас доходы; не переживайте, о Вас как о специалисте уже начинают поговаривать пациенты, и через год будете иметь очередь возле своего кабинета.

 — Да нет, я не про это... как Вы узнали про девушку?

В её глазах появились не совсем понятные мне искорки:

 — Ах, Вы ещё так неопытны, Ваше лицо, как открытая книга — она вздохнула.

 — Что, такое же квадратное и в чернилах?

Ольга мелодично засмеялась:

 — Вот видите, уже начинаете шутить — значит оживаете. Итак, 31 декабря, в 20—00, ждем Вас по адресу, — далее она назвала улицу, дом и квартиру, — будет много народу, при себе иметь хорошее настроение, спиртное и еду приносить не надо: до сих пор попадаются пациенты, которые тратят мои деньги и покупают «магарычи», так что водок, коньяков, мартини и прочих «бейлизов» больше чем в ином специализированном магазине. Неявку прощу только при предъявлении справки о смерти или переломе ног. Обеих.

Я понял, что упускаю смысл слов начальницы, т. к. уже минуту смотрю в её декольте. А там было на что посмотреть — в свои тридцать восемь Ольга выглядела великолепно: упругая грудь третьего размера крутые бёдра при узкой талии, стройные ноги — не «от ушей», конечно, но и не выглядевшие короткими даже на небольшом каблучке.

По щекам, едва заметно, рассыпались веснушки, но совсем не портили вид, а наоборот, придавали какой-то шарм — контраст роскошного, возбуждающего тела и невинного личика сводил с ума. Никогда не понимал выражения «покраснеть до кончиков ушей», и вот теперь я даже не покраснел, а стал пунцовым. Естественно, Ольга заметила то, что я её разглядывал, и загадочно улыбалась.

 — Извините, я... ну как бы... не знаю, почему, — я бормотал и сам себе казался олигофреном, но остановиться не мог. Повесил голову и стал немного пятиться. Так у людей часто бывает: сделав одну глупость, пытаются её исправить и совершают ещё более неразумные поступки.

 — Я Вас прощу, но только тридцать первого, около 20—00, понятно?

 — ... да, — сказал я хриплым от смущения голосом.

«Дурак, ну какого хрена я сюда припёрся?», — с такими мыслями я нажимал на кнопку звонка. Меня встретил муж Ольги, дрябловатый мужчина лет сорока пяти, ростом чуть ниже меня (где-то 180 см).

 — Вы, вероятно, Роман, меня — Игорь, — он протянул руку.

 — Да, — я немного стушевался, — Ольга Александровна приглашала, — тут в коридоре появилась моя начальница:

 — О, Роман Николаевич, только Вас и ждем, заходите скорее.

Я прошел в комнату, где за накрытым столом сидели двое мужчин лет сорока и три женщины. Две из них были ровесницами Ольги, а вот третьей едва можно было дать девятнадцать, и её лицо имело очень схожие черты с лицом моей начальницы. Она же меня и представила остальным гостям:

 — Познакомьтесь, это Роман, талантливый мануальный терапевт, Роман это Андрей и Костя, их спутницы Анжела и Света, а вот эта молоденькая бестия, фанатка Российской истории, просит, чтобы её называли не иначе как Като.

Дальше всё шло своим чередом: по мере увеличения градуса разговоры становились непринуждённее, темы свободнее. Проводили Старый Год, под бой курантов встретили Новый. Первое ощущение, что меня пытаются свести с Като, прошло, уступив место нетерпеливому предвкушению, не забывайте: у меня уже три недели не было женщины, а соблазнительная красотка, со вторым размером груди, стройной фигурой и таким же невинным личиком, как у сестры будила в распалённом алкоголем мозгу весьма развратные сцены. А в том, что моя соседка и Ольга сёстры, сомневаться не приходилось: слишком явное внешнее сходство бросалось в глаза.

Кто-то поставил медленную музыку и предложил потанцевать. Естественно, я танцевал с Като, плотно прижав её упругое тело к своему и захлёбываясь ароматом её волос. Потом ещё немного потанцевали под «энергичные танцы» и вернулись к столу.

 — А куда подевалась Анжелка? — спросил раскрасневшийся от выпивки и танцев Андрей. Ему, подмигнув, ответила Ольга:

 — Ну ты же её знаешь, она решила немного отдохнуть, потом к нам вернётся.

Я, надо сказать, хоть и был в глазах Ольги «неопытен» времени не терял: мы с Като сидели друг к другу полубоком, она весело щебетала, а мой подвыпивший мозг пытался родить что-нибудь остроумное — обходилось без кесарева. Зёрна усилий попали на благородную почву, но всё равно, рука, расстегивающая мне ширинку, заставила вздрогнуть.

 — С тобой всё в порядке? — лукаво улыбаясь, спросила Като, а её рука продолжала массировать мой ставший колом член.

 — О, да, милая, в таком «порядке» я могу находиться хоть всю жизнь.

Надо сказать, что на наши шалости никто не обращал внимания: все весело разговаривали, пытаясь перекричать включенный телевизор, и сидели в обнимку, причем Ольга обнимала покинутого Анжелой Андрея, а Игорь и Костя подсели с двух сторон к Свете.

Тут я ощутил дрожь во всём теле от прикосновения язычка и губ к моей головке, но тут же прошиб холодный пот: Като сидела рядом и, как бы в подтверждения моих опасений положила руку на стол и сказала:

 — Я отлучусь ровно на одну минуту, никуда не уходи, — с этими словами она вышла из-за стола. Я медленно приподнял краешек скатерти, стараясь не привлекать внимания. Голова Анжелы методично двигалась вдоль сникшего члена, пытаясь его оживить. Тут она заглотила его полностью, от остроты ощущений боец опять встал по стойке «смирно», но, несмотря на то, что моё «хозяйство» чуть менее двадцати см в длину и больше пяти в диаметре, каким-то чудом член весь оставался внутри.

Анжела начала делать интенсивные движения головой с небольшой амплитудой, иногда останавливаясь с полностью проглоченным членом и облизывая яйца. Её слюни текли по мне, уже намочив ноги. Процесс ей явно нравился. Что касается меня, то я сходил с ума, пытаясь не заорать от восторга и не выдать лицом ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх