Игра длиною в жизнь. Часть 1

Страница: 2 из 5

сны, подобные сегодняшнему. Не счесть, сколько раз я просыпалась вот так, от собственного хрипловатого от возбуждения стона, от безумного по силе оргазма, от невозможной реальности увиденного во сне! Иногда сны повторялись, но чаще сюжет разнообразился от ночи к ночи. Общим было одно — ни разу во сне я не могла как следует разглядеть своего Хозяина (а если когда и разглядела, то утром воспоминания враз улетучивались).

И все же... В одном я была точно уверена — на моего придуманного Повелителя не походил ни один из моих бывших и нынешних знакомых. Ни статью, ни стилем поведения. Я порой (стыдно сказать) даже ловила себя на том, что приглядываюсь к незнакомым мужчинам, надеясь, что кто-то из них чем-то — жестом, взглядом, голосом — напомнит мне, поможет вспомнить, как выглядит приходящий ко мне во снах Господин. От таких вот своих странных мыслей становилось нестерпимо стыдно, накатывало раздражение, и я, отчего-то злясь на весь мир вокруг и на себя в первую очередь, так загружала себя делами, так выматывалась, уставала, что придя домой кулем валилась в постель, забыв (или запретив себе об этом думать?) обо всех фантазиях.

А сегодня... Заняться было абсолютно нечем, заканчивался третий день моего двухнедельного отпуска, я бессовестно предавалась лени и выбиралась из постели только по природной необходимости и для коротких набегов на кухню. Взглянув на часы я ужаснулась. Мамочки! Шесть часов вечера! Все, пора завязывать с бесцельным валянием в кровати, этак и корни в нее пустить недолго.

Я попробовала собрать волю в кулак и подняться, выбраться из уютного плена постельки, но не тут-то было. Глаза совершенно не хотели открываться, а увиденный сон, вопреки обыкновению, не утрачивал яркости, не растворялся туманной дымкой в сознании. Может быть все оттого, что впервые в моей ночной нереальности, в мире иллюзии, который я себе создала, появился новый персонаж? Точнее, появилась...

Я давно уже поняла, что женщину могла бы воспринимать не только как подругу, и, при определенном стечении обстоятельств (эх, позволить бы себе забыть о стеснении, разогнать все комплексы и страхи прочь и тогда... оооооу!), возможно смогла бы... Фу, ненавижу сослагательное наклонение, все эти «если бы» да «кабы»... Вот взяла бы, да осмелилась! Тьфу, опять!

Странно, но во сне я (не имея реального опыта... хм... тот поцелуй с Танькой, когда мы на новогодней вечеринке наклюкались, не считается!) прекрасно знала, КАК можно доставить девушке удовольствие, уверена была, что смогла бы подарить радость и себе, и ей. И не чувствовала никакого дискомфорта от того, что в моих грезах наш весьма необычный дуэт превратился в такое же необычное трио.

Ох, вот же напасть! Теперь опять думать ни о чем не смогу, снова буду изводить себя привычными «если бы», потом полезу в интернет, чтобы в чатах пачками разгонять от себя прыщавых подростков с грозными никами, типа «Даминант» и «Строгий гаспадин». А потом я понимала, что очередной приступ моей решимости найти достойного, способного меня понять, собеседника (нет, вру, не просто собеседника, а... ЕГО, ТОГО САМОГО!), заканчивался ничем, желание общатся в Сети пропадало, убиваемое приветствиями вроде: «На калени сука! Я тя щя паимею!». Подобные мои «опыты» надолго отвращали меня от поисков и дарили на редкость тоскливое настроение.

Неприятные воспоминания вновь грозили ввергнуть меня во что-то жутко похожее на депрессию, я фыркнула, отбросила одеяло и выбралась, наконец, из своего лентяйского ложа. Шлепая по полу босыми пятками, я задержалась, проходя мимо зеркала. Крутнулась на носочках, полы почти невесомой ночнушки взлетели, совершенно оголив аппетитную попку. Стройные ножки и до того не были ничем прикрыты, а теперь, когда я приподняла свое одеяние до пупка, можно было вовсю любоваться плавными изгибами фигурки.

Ой... Я, убредя в своих размышлениях от того, что мне приснилось, как-то умудрилась совершенно забыть о том, ЧТО сопровождает такие вот жаркие пробуждения. На внутренней стороне бедер все еще блестел сок моей похотливой киски, которая насладилась вовсю, оставив моральные терзания моей непутевой голове.

Я встретилась взглядом с девицей, которая смотрела на меня из зеркала, почему-то жутко смутилась, чувствуя себя и обличительницей, и виноватой в одном лице. Хотя... зря я так... Ничего обвиняющего я во взгляде своей симпатичной мордашки не увидела, но все же, борясь со внезапно нахлынувшей стыдливостью, показала отражению язык и убежала в ванную.

Через каких-то сорок минут я, стремясь сохранить на лице счастливое выражение, топала по Большой Морской и делала вид, что не замечаю нудной мороси, сыплющейся с неба. Ноги пронесли меня вниз по улице, я миновала площадь. Почему-то проигнорировав два перехода подряд и нарушив главное правило пешехода, юркнула через дорогу в неположенном месте и медленно побрела по аллее театрального парка.

Днем дворники непонятно зачем размели с дорожек всю красоту, сметя разноцветный, опавший с деревьев, наряд в неаккуратные грязные кучки. Обидевшись за старый парк, я прибавила ходу и через десять минут уже спускалась по ступенькам Графской пристани.

Если вам кто-нибудь когда-нибудь начнет расписывать прелести наблюдения за осенним морем, не верьте этому человеку. Прелести отсутствуют напрочь! Ну... по крайней мере, в середине осени, в восемь вечера, под зарядившим непрекращающейся канителью дождем, вышеуказанные прелести никак не проявлялись. Сама не понимаю, зачем я летела сюда как угорелая! Глядите-ка, обстановку ей сменить захотелось! И что? Нравится?...

Стараясь не угодить каблучками туфель в щели настила, я вернулась к лестнице, постояла немного и... решила домучить себя прогулкой окончательно. Конечно, бродить в такую погоду по Приморскому бульвару было полнейшим идиотизмом. Я замерзла, но все продолжала хлюпать промокшими туфлями по лужам, и, мысленно посмеиваясь с самой себя, представляла, что я — русалка, вышедшая на берег из соленой прохлады моря, чтобы найти своего доброго принца. Миновав громаду бывшего Дворца Пионеров, я спускалась вниз, мимо дельфинария, к расцвеченной огоньками баров и ресторанов Артбухте.

Принцы, вкупе с герцогами и баронами, появляться на моем пути решительно не собирались. Ну и ладно, не очень-то и хотелось! Мой взгляд привлекла неброская вывеска. Странно, никогда раньше не обращала внимания на этот бар. И название какое-то непонятное... Тут же, сам собой, в голове почему-то возник образ старого польского кабачка, теплого и уютного, а от мысли о чашечке грога желудок издал жалобный стон. Решено, захожу.

Заведение, в которое я попала, было довольно уютным. Во всяком случае, оно надежно защищало от мерзости, царившей на улице. Холод скребся в стекла, но не мог ворваться внутрь. В кафе было пять столиков — и над каждым на длинном шнуре свисала бронзовая лампа, бросавшая светлый круг на скатерть. Стойки бара почему-то не было, зато имелось окошечко, отделанное мореным дубом, в которое можно было заглянуть и увидеть, как повар ловко орудует лопаткой, обжаривая колбаски в кипящем масле.

Я обвела глазами зал. Мда... Повезло, так повезло. Все столики были заняты. Что делать? Уходить? При мысли о холодном ливне за дверью меня передернуло. «Ну, уж нет, никуда я отсюда не пойду». Стоя в полумраке у дверей, я разглядывала посетителей за столиками.

У меня совершенно не было выбора. Подсесть можно было только к паре, которая сидела за самым дальним от входа столиком. А почему бы нет? Вполне приличные на вид люди — красивый мужчина лет тридцати или около того и девушка. Что-то сказать о ней сразу не представлялось возможным, она сидела чуть отстранясь от столика, вне круга света, который кидала лампа. Мужчина медленно потягивал пиво из большой кружки. «Бр-р-р! — я передернула плечами. — В такую холодрыгу пиво пить?...»

 — Извините, пожалуйста, вы позволите здесь присесть? — оказывается,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх