Dark passion

Страница: 2 из 2

груда лежащего на столе золота перекочевала к наемнику, и он, ухмыльнувшись, сказал, что с него довольно и поднялся, собравшись уходить. Тогда Миэналь от обиды одним махом выпил пол бутылки и потерял сознание.

 — Сколько я задолжал? — слабым голосом спросил он у РаХьеора.

Тот вскользь окинул его взглядом.

 — Много, — равнодушно бросил он.

 — Как много? — переспросил Миэналь. Хмель начал покидать его, и он осознал, что взял в долг у самого РаХьеора, и что все взятое придется возвращать.

 — Очень много, — медленно произнес РаХьеор, оценивая юношу взглядом.

Он легко встал, обошел столы, приблизившись к юноше, и положил на стол перед ним долговые расписки. Холодеющими руками Миэналь пролистал их. 70 золотых, потом 200, потом 500, потом полторы тысячи... Всего больше чем на 3 тысячи. Три тысячи золотых, во имя всех богов, да Миэналь столько за всю свою жизнь не заработает... Тем более, что РаХьеор не из тех, кто будет долго ждать, пришло неожиданно ему в голову. Миэналь похолодел и судорожно сглотнул.

РаХьеор же тем временем подошел к стойке, выудил из-за нее хорошего вина, и присел на столик, с наслаждением потягивая из бутылки. «Тамика», более чем 8 лет выдержки, машинально отметил юноша. По 200 крон за галлон.

 — Где же я возьму столько денег... — растерянно пробормотал Миэналь, больше для самого себя, чем для кого бы то ни было.

 — А это уже не моя забота, — насмешливо откликнулся РаХьеор.

Миэналь сразу вспомнил его репутацию и окончательно осознал размеры катастрофы. Он должен астрономическую сумму эльфу, знаменитому жестким характером и полным отсутствием милосердия, что для темных вообще-то было характерно. Однако у РаХьеора хватит и сил и возможностей выполнить любую угрозу.

Коленки предательски задрожали. Миэналь несколько раз глубоко вздохнул, собрался с духом и срывающимся от страха голосом обратился к РаХьеору:

 — Господин РаХьеор, в настоящий момент я не могу вернуть вам такую сумму, — тот приподнял одну бровь, а сердце юноши ухнуло куда-то даже ниже пяток, но он нашел в себе силы закончить, — быть может, возможно как-нибудь ее отработать?

РаХьеор потянулся, разминая затекшие плечи, и смерил Миэналя долгим оценивающим взглядом. Миэналь знал, что смотреть в общем то не на что. Худенький, невысокого роста, с почти девичьими чертами лица и пушистыми ресницами, он не годился для тяжелой работы. И нервно закусил губу, больше всего на свете боясь, что РаХьеор отрицательно покачает головой и тогда его жизнь будет окончена. Однако владелец таверны допил свое вино, не сводя взгляда с юноши, и наконец-то произнес всего одно слово:

 — Возможно.

Миэналь сразу приободрился, и когда РаХьеор пошел вглубь таверны, приказав ему следовать за собой, с облегчением послушался, радуясь, что его не собираются убивать.

РаХьеор вышел из таверны через заднюю дверь, пересек небольшой дворик и зашел в свой особняк. Миэналь не отставал ни на шаг, боясь вызвать гнев своего кредитора. И вот, РаХьеор поднялся на второй этаж и кивком приказал парню заходить в комнату перед ним.

Стены комнаты были украшены диковинным оружием, на полках теснились редкие книги, а посреди комнаты находилась огромная кровать, застеленная причудливо вышитым покрывалом. Миэналь скромно отошел к стеночке, недоумевая, что же ему придется здесь делать. Ну не пыль же его вытирать заставят. Тем более что тут и так чисто.

РаХьеор запер дверь спальни изнутри и с улыбкой повернулся к юноше.

 — Можешь раздеваться, — спокойно сказал он.

От такого поворота событий у Миэналя голова закружилась. Он недоуменно воззрился на РаХьеора, думая, что тот пошутил. РаХьеор же, видя удивление юноши, счел необходимым пояснить:

 — Ты ведь ничего полезного делать не умеешь, так? В любом случае три тысячи я не получу даже если продам тебя магам на опыты. Придется отрабатывать, малыш. Ты симпатичный, а я не страдаю предрассудками, что спать можно только с женщинами.

Миэналь наконец понял, каким именно образом придется отрабатывать злосчастные три тысячи. Ужас сдавил ему горло и заставил вжаться в стенку, однако он нашел в себе силы выдавить:

 — Я... я не хочу... Я никогда еще не делал это... Я не умею... Не буду... Не хочу...

РаХьеор одним движением оказался рядом с ним, заставив вжаться в стенку еще сильнее. Миэналь в ужасе понял, что если этому эльфу вздумается взять его силой, то ему это не составит труда. Он выше, сильнее, быстрее... сопротивление бесполезно в любом случае. Миэналь бросил взгляд на дверь, пытаясь прикинуть на глаз, успеет ли он добраться до нее. Прикосновение холодного клинка к подбородку вывело его из размышлений.

 — Если не хочешь отрабатывать так, то отработаешь как зомби-уборщик. Я тебя в долг брать не заставлял. И остановиться вовремя никто тебе не мешал. Так что поплатишься за свою глупость. Будешь все свое безрадостное существование мыть полы в таверне, пока мясо не отслоится и я не решу твои кости продать магам на их волшебные побрякушки.

И это будет только справедливо. — Ледяной голос РаХьеора заставил его задрожать, как в лихорадке. Возразить было нечего.

Миэналь попытался представить, что его убьют, потом зомбируют и его душа и останки будут навечно принадлежать этому мрачному эльфу. Такая перспектива напугала его так, что в уголках глаз появились непрошеные слезы. Его перепуганный взгляд встретился с холодным взглядом РаХьеора, и он понял, что пощады не будет. РаХьеор и так делает ему поблажку, позволяя отрабатывать деньги своим телом. Умирать не хотелось. И Миэналь выбрал меньшее из двух зол. Потупившись, он тихо произнес «Я согласен» и потянулся к завязкам на вороте камзола.

Он почувствовал, как РаХьеор убирает клинок. К тому времени, как последняя деталь одежды упала на пол, и он осмелился поднять взгляд, РаХьеор уже сидел на кровати. Из одежды на нем был только распахнутый халат, ничуть не скрывавший сильного гибкого тела. Миэналь с некоторым стыдом подумал, что у него самого телосложение, как у подростка.

А рядом с РаХьеором он и вовсе невзрачный. РаХьеор же, не подозревая, какие мысли одолевают юного эльфа, помедлил, разглядывая того с ног до головы и с усмешкой наблюдая, как того заливает краской смущения, заметной даже сквозь пепельную кожу. Поманил его пальцем, и он подошел, опять опустив взгляд. А РаХьеор резко схватил его за руку и дернул на себя, заставив повалиться на кровать рядом с ним.

Миэналь с ужасом почувствовал, как горячие губы властно впиваются в его рот, как сильные пальцы гладят его тело, играют с его сосками, нежно ласкают бедра, пока наконец не ложатся на его попку. Юноша рефлекторно сжался, и получил легкий шлепок по ягодицам. Он заставил себя расслабиться, и ладонь РаХьеора возобновила свои ласки. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем РаХьеор, вдоволь натискавшись, резко встал, оперся о спинку кровати, и хриплым голосом приказал Миэналю ласкать его ртом.

Юноша нехотя встал на колени перед ним и посмотрел на пепельную плоть перед его глазами. Он помедлил, не решаясь перейти к действиям, посмотрел вверх и увидел, как расслабленый взгляд РаХьеора сменяется раздраженным. Сглотнув, он решился прикоснуться губами к тому, что ранее видел лишь свое и лишь в уединенном месте, приспособленном для размышлений о вечном. На его удивление, было не так уж неприятно, во всяком случае кожа была нежной, шелковистой и хорошо пахла. Он решился подключить к делу и язык, испугавшись, что слишком затянул прелюдию и РаХьеор разозлится. Рука легла на его затылок, побуждая взять твердеющую плоть в рот полностью. Миэналь послушался, и не прекращая ласки языком, начал двигать головой вперед-назад. Дыхание РаХьеора потяжелело, рукой он одобрительно потрепал волосы юноши, а тот, чувствуя что под его ласками плоть в его рту затвердела до состояния камня, обреченно подумал, что все только начинается.

РаХьеор внезапно отстранился, поднял юношу с колен и уложил на кровать. У Миэналя все похолодело внутри, когда его ноги вдруг оказались на плечах у его господина, который нависая над ним, с легкостью удерживал свой вес на одной руке, а второй, свободной, нежно ласкает его промежность, смазывая ее какой-то мазью с приятным запахом. Миэналь почувствовал, как нечто горячее и влажное входит в него, вынуждая раскрыться шире и выгнуться в попытке избежать этого вторжения. Он боялся, что будет больно, однако к его удивлению, РаХьеор действовал очень нежно, входя в него постепенно, и наращивая темп очень медленно. Поза была не очень удобна для них обоих, и РаХьеор в скором времени приказал Миэналю встать на четвереньки и раздвинуть руками ягодицы, что тот и сделал. Второе вторжение горячей плоти было намного менее ласково. РаХьеор сжал ягодицы Миэналя, не столько двигаясь сам, сколько насаживая молодого эльфа на свой кол.

Он ускорился, и начал входить все резче и резче, пока не услышал сдавленные всхлипы, и понял, что причиняет боль юноше. Однако сочная, упругая попка перед его глазами заставляла его сжимать юношу все сильнее и сильнее, пока наконец РаХьеор не дернулся судорожно в последний раз, прижимая бедра юноши к себе, и вбрызгивая в него свое семя. Миэналь обессилено упал, окончательно униженный и изможденный. Он почувствовал, как теплое семя вытекает из него, стекает по его бедрам, и отстраненно подумал, не разозлится ли РаХьеор за испорченное покрывало. Однако что-то влажное прошлось по его ягодицам, и он понял, что РаХьеор вытирает его салфеткой. Сил не оставалось ни на что, и он просто прикрыл глаза. Почувствовал, как его поднимают на руки, а потом снова укладывают, на этот раз на простыню.

Сильное, горячее тело легло рядом с ним. Миэналь задрожал, как в лихорадке, тщетно пытаясь совладать с непрошеными слезами боли и унижения, боясь, что не отличающийся кротостью нрава РаХьеор превратно истолкует эти слезы. Он совершенно четко понимал, что бывшему убийце сострадание неведомо, тем более в нынешней ситуации, ведь закон Подземья гласит, что кредитор может свободно распоряжаться жизнью и имуществом должника, в случае если должник не в состоянии уплатить долг. Как ни крути а виноват сам Миэналь. Юноша почувствовал себя настолько несчастным и одиноким, что не смог сдержать горестного всхлипа, и тут же испуганно умолк, боясь реакции своего господина.

РаХьеора всегда раздражали всхлипывания и плач, но сейчас он пребывал в настолько удовлетворенном и расслабленом состоянии, что даже захотел утешить юношу. Он обнял своего новоявленного наложника и прижал к себе, нежно поглаживая дрожащее тело. Для расстроенного Миэналя эта ласка была настолько неожиданна, что он потерял способность здраво рассуждать, и только крепче прижимался к груди РаХьеора, ища то ли защиты, то ли утешения, то ли того и другого сразу. В полной тишине, уже не нарушаемой всхлипами юноши, их обоих сморил сон.

Пы. Сы. Сие первый псевдолитературный потуг моего воспаленного мозга. Отзывы, при наличии оных, плиз на мыло ktulhu_fhtagn@ i. ua

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх