Маршрутка

Страница: 2 из 4

от страха и унижения, и немного от боли, все-таки мягкий, почти желеобразный состав искусственного фалоса не повреждал горло.

Руки девушки пытались оказать сопротивление, но их сил явно не хватало. Запихав весь агрегат до конца в рот девушке, парень произнес — «Давай», и после этих слов запрокинул ее голову назад, держа за челюсть. Поручень спинки больно уперся Вике в шею, ей показалось, что ее позвоночник сейчас сломается. Она попыталась своими слабыми ручками отвести грубую лапу от своего лица, но усилия даже не были замечены. Другой рукой мужчина взял протянутый кусок черного скотча и залепил рот ошарашенной девушки умелым движением, почти с лаской разглаживая липкую ленту по краям для плотного приклеивания. На все эти действия у мужчины ушло секунд тридцать, не более, но Вика за это время успела вспомнить всю свою показавшуюся такой короткой жизнь.

Невероятно, но никто из пассажиров мужчин не кинулся выручать попавшую в беду девушку, «Неужели они ничего не видят?», успела подумать девушка, в то время, когда парень защелкивал стальные вороненые наручники на ее запястьях — «Что же происходит?». Не останавливаясь ни на мгновение агрессор запрокинул закованные в наручники, вяло сопротивляющиеся, Викины руки ей за голову и одним кольцом других наручников зафиксировал на эмалированной трубке поручня, длинные руки девушки при этом больно заломились в нееудобной позе и практически лишили возможность повернуть голову. Увиденный перед тем как ей на голову одели черный полиэтилен пакета, спокойный взгляд водителя в зеркале привел Вику в отчаянье и защитные силы организма лишили ее сознания.

Второе пробуждение.

Вика очнулась не сразу, ее долго били по щекам и совали под нос вату с нашатырным спиртом. Скотча на лице уже не было и ничего не мешало дышать. Все случившиеся показалось дурным сном, однако эту спасительную ложь быстро развеяли не прекращающиеся звонкие удары пощечин, методично сыпавшиеся с двух сторон. Били девушку не сильно, так, чтобы не испортить красоты лица, но ей казалось что из нее сейчас выбьют мозг. Щеки горели нестерпимо, она пыталась укрыть их локтями скованных за головой рук, но ей помешали сильные мужские пальцы сводящие локти вместе. Боль в суставах стала настолько нестерпимой, что девушка пронзительно закричала.

«Заткнись или покалечим!» — громко и зло сказал мужчина сзади, ослабив хватку, но не убирая руки с локтей. Вика послушно замолчала. «Еще десяток, считай ссука!» — дохнул перегаром бивший ее по щекам мужчина со злой усмешкой. Следующая пощечина была намного сильнее предыдущих, на красивом лице девушки отпечатались следы трех пальцев, но молодая кожа быстро стерла их приливом крови. Голова мотнулась в сторону и Вика хотела закричать, набрав в грудь воздуха. «Не слышу, ссука!!!» сквозь зубы прохрипел избивающий ее мужчина, вплотную приблизивши свою рожу к испуганным глазам девушки — «Считай!!!».

«Р-р-аз... « — еле слышно произнесла девушка.

«Громче!!!» — крикнул мужчина и отвесил оплеуху с другой стороны. «Два» — чуть громче произнесла Вика, сквозь шум в ушах. «Три, четыре, пять, шесть...», еле успевала произносить девушка, мотая головой от посыпавшихся ударов. Последние удары она уже не чувствовала, щеки онемели, губы еле двигались. После этого Вику оставили в покое на некоторое время, все мужчины вышли из машины, громко хлопнув боковой дверью. В салоне уже зажгли свет и рассмотреть, что происходит за окном не представлялось возможным. Когда она пришла в себя и стала осматриваться, движение ее головы заметили мужчины за окном, все это время тихо переговаривающиеся. «Давай. « чуть громче сказал один из них, видимо старший и дверь отъехала в сторону.

Вошедший сел в кресло напротив и стал рассматривать девушку. Вика от страха боялась поднять на него глаза и все время смотрела в пол. Изучающий взгляд медленно прошелся по фигуре девушки сверху вниз. По задранным вверх локтям. По растрепанной челке. По скромно подкрашенным глазам, налитым слезами. По горящим от многочисленных ударов щекам. По дрожащим губам, подкрашенным розовым блеском и шепчущим что-то невнятное. По длинной шее, скрытой высоким воротником белого стеганного плаща. По выпирающим бугоркам средних размеров груди. По тонкой талии, перехваченной завязанным спереди поясом. По черному шерстяному платью, так красиво облегающему округлые бедра сжатых вместе напряженных ног девушки. По покрытым сеточкой белых колготок круглым коленкам девушки.

По лакированным облегающим сапожкам с узкими носами. На левом сапожке мужчина заметил след мужского ботинка, достал из кармана полирольку, затер его и спрятал коробочку в карман. Вика при этом вскрикнула, поджав ноги, но в следующую секунду опустила их, побоявшись разозлить проявившего заботу мужчину. Он встал, подошел вплотную и, согнув правую ногу в колене, надавил на сжатые бедра девушки. Проскользнув по нейлону колгот, колено мужчины раздвинуло ноги испуганной жертвы. Перенеся вес на другую ногу, мужчина продвинул колено к промежности девушки, она послушно раздвинула ноги, пропуская его. Короткое платье натянулось, и прикрывающий бедра подол подогнулся внутрь, увлеченный грубой тканью синих джинсов. Колено мужчины продвигалось и уперлось в лобок девушки. Слегка приподняв согнутую ногу, мужчина с силой ударил Вику выше лобка, вдавив колено в живот, и налег всей массой.

От боли в глазах девушки побелело, и она вытянулась в струнку, даже пересилив боль вывернутых рук. Чтобы не закричать, Вика стиснула челюсти и на ее щеках заиграли желваки мышц. «Молодец, молчишь. «, похвалил ее мужчина ослабив давление на лобок. Поднес ладонь к лицу девушки и сжал ее щеки двумя пальцами — «Открой рот». Когда рот открылся, сильные пальцы надавили на щеки девушки так, что чуть не порвали нежную кожу об зубы. Теперь девушка лишилась возможности сжать челюсти, из-за опасения откусить себе щеки изнутри и острой боли втиснутой между зубов сильно растянутой кожи. Глаза девушки расширились и из них непроизвольно покатились слезы. Хотела закричать, но спокойный приказ садиста «Терпи» остановил ее.

Приходилось терпеть. Девушка почти ничего не видела сквозь пелену слез. Все ее внимание было сосредоточено на сильной боли в щеках и в паху. Мужское колено нажимало ей на верх лобковой кости, то сильнее, то слабее, словно пыталось проломить. Мышцы, врезающиеся в лобковую кость, болели ужасно. Насладившись страданиями девушки, которая могла отвлечься от боли лишь слезами и жуткими изгибаниями тела, мужик отпустил ее лицо, и в последний раз оттолкнувшись от ее лобка коленом, отпрянул. Вика судорожно поджала ноги, пытаясь заглушить боль истерзанного тела. Еще насладившись видом несчастной девушки, пытавшейся сжаться в комок, парень вышел из автобуса, толкнув дверь которая с лязгом захлопнулась, прокатившись по полозьям.

Когда Вика осталась одна в железном сарае автомобиля она зарыдала. Ее тело задергалось в судороге всхлипываний. Слезы текли ручьями по щекам и капали на бедра, оставляя темные пятна на колготках. Вытереть лицо девушка могла лишь о задранные предплечья рук, поворачиваясь в стороны. Плакала она долго, даже когда боль утихла и слезы кончились, ее организм непроизвольно совершал судорожные вдохи, заставляя красивую грудь девушки вздыматься вверх.

Когда мучители разглядели, что девушка успокоилась, дверь вновь широко распахнулась. Вошли двое. Один сел на сиденье справа от Вики, повернувшись к ней корпусом рядом с окном, второй расположился напротив нее, возле входа. «Делай все, что мы скажем. Останешься жить» — спокойно проговорил сидевший впереди — «И молчи, пока не скажем. «. «Поняла?» — добавил он.

Девушка быстро закивала головой в знак согласия. «Правильно молчишь» — похвалил ее парень. Достал из кармана диктофон и включил на запись, положив на сжатые вместе колени девушки. Она глядела на него во все глаза, боясь пошевелиться, опасалась, что прибор упадет, и тогда ее не пощадят. Парни наслаждались испугом доставшейся ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх