Новый Год - новая жизнь, окончание

Страница: 2 из 5

лежала с задранной попкой, расслабленная, по промежности и ногам размазалась кровь вперемешку с нашими выделениями. Ладонями массировал ягодицы, область поясницы и немного необычными, но крайне возбуждающими движениями добился от Като прерывистого дыхания и пупырышков на коже. Начав ласкать языком покрытый едва заметным пушком крестец, опускался ниже, пока не добрался до узенькой дырочки, которая сжалась в тугой узелок, как только я её коснулся. Под интенсивными движениями попка опять расслабилась.

Тут, на цыпочках, чтобы не попадаться на глаза Катеньке, ко мне подошла Света. Полностью обнажённая, со свежими белыми пятнами на груди, в руках держала тюбик со специальной смазкой. Только теперь я глянул на зрителей нашего пира: все без исключения жадно смотрели на нас, мужчины теребили свои гениталии, а Ольга и Анжела орудовали в своих попках фаллоиметаторами, правда, небольшого размера.

Я поднял лицо от округлостей Кати, повинуясь жестам Светы, придвинул к ней свой пах. Она выдавила довольно много смазки себе на ладони и держала, нагревая своим теплом. Потом обильно смазала мне член, и немного налила мне в руки, кивнув в сторону оттопыренной Катиной попки. Я, по образу и подобию, подержал смазку в руках до тех пор, пока перестал её ощущать, в это время я водил членом по промежности, иногда слегка нажимая головкой на колечко сфинктера. Из груди лежавшей девушки слышались стоны.

Я начал тереться членом о половые губки и клитор, а пальцами, скользкими от лубриканта, начал исследовать новую дорожку. Вот уже указательный палец свободно двигается, добавляю средний, ещё через пару минут — безымянный. Сам не заметил как, но член протиснулся в киску и орудует вместе с пальцами. Като отвела руку назад, взяла меня за основание и направила себе в анус. Я немного ошалел от такой смелости, но возбуждение набрало критическую массу, и мне огромных усилий стоило сдержаться и не вонзить со всей силы на полную длину. Однако я довольно резко протолкнул головку внутрь. Катя закричала в подушку, вцепившись в неё зубами. Света начала меня успокаивающе гладить по спине. Я перевёл дух и начал немного колебать тазом, стараясь, чтобы плоть не двигалась внутри Като.

Постепенно начал увеличивать амплитуду, и член начал скользить внутри кишки, скрываясь уже больше, чем наполовину. Светочка легла между моих ног и впилась языком в мой анус. От неожиданности я застонал, и она восприняла это как одобрение и ускорила движения, периодически облизывая мне яйца. Като кричала непрерывно, но почти всё поглощала подушка. Я наращивал темп, и Света уже не могла вылизывать меня, поэтому просто лежала, положив мне руки на ягодицы. Раздались шлепки моего живота о попку Кати, и мошонки об её половые губы. Я резко выдернул член и тут же с силой вогнал его обратно, повторил ещё, ещё и ещё. Като жалобно заскулила, но продолжала подмахивать тазом. С бешеной скоростью, протыкая её внутренности, я начал кончать. Мир померк. По телу разбегались судороги, и не могу вспомнить больше ни одного раза, чтобы оргазм продолжался столько времени.

Очнулся я в спальне на большущей кровати. Рядом свернулась калачиком Катенька, а из соседней комнаты раздавались звуки оргии. Судя по интенсивности стонов — процесс был в самом разгаре. Но никакого желания участвовать у меня не возникло, и, обняв милое создание, я заснул.

Двадцать девятого марта мы сыграли свадьбу. Были только близкие родственники и друзья, и была потрясающая «первая брачная ночь». Вдвоём.

Сам не ожидал, что будет так здорово, ведь за три месяца мы с Катей перепробовали столько всего и столько раз, что, казалось, ничем уже не удивить друг друга. Но уникальность момента и, наверное, искренние и сильные чувства превратили близость после тяжёлого дня в фейверк оргазмов и оставили самые приятные и будоражащие воспоминания. После этого в наш сексуальный рацион прочно вошли ролевые игры, но я предполагаю, что в восторге от них только я, а Като хотя бы не против.

«Междусобойчики» по типу новогодних устраивались не реже раза в неделю, но мы побывали там ещё дважды.

К моему удивлению, Катюша не горела желанием участвовать, а может просто боялась, что я буду ревновать? Или ревновала сама? Не знаю, но и у меня появились проблемы. Я, как оказалось, очень люблю смотреть на лесби и даже принимать активное участие. Но на мужиков... , нет никто никого не принуждал, но зрелище Игоря, сосущего член Кости, когда я увидел такое впервые, перевел мои стрелки на полшестого, и никакими усилиями поднять их было невозможно.

Да какое, на хер возбуждение! Меня едва не вывернуло на живот Светы, киску которой я в это время обрабатывал. Моё отвращение выпирало так сильно, что больше на нашем присутствии никто не настаивал.

Следующий раз, когда мы пришли, обошлось без пидорства, но моё отношение к процессу изменилось, например, когда мы в два смычка трахали Ольгу, меня постоянно напрягало, что у мужиков причиной эрекции могут служить не только женские округлости, но и моя задница. Появилась натянутость, и я тоже понимал, что ради меня они лишают себя привычных удовольствий, а мне уже не получиться расслабиться и отдаться эмоциям без остатка. Так что, общение наше свелось к обыкновенному и вскоре мы стали просто приятелями.

Хотя я иногда развлекался с дамами, но в отсутствие мужей, правда, с их ведома. Они оценили мой отказ от участия в оргиях, чтобы не лишать их маленьких радостей, и с удовольствием разрешили женам общаться со мной в любых орогенитальных проекциях. Променяли женщин друг на дружку. А я и не против: такого горла, как у Энжи вряд ли сыщешь.

Като целых четыре месяца практиковалась, прежде чем смогла принять меня всего в рот, после чего её всё равно стошнило. Анжела едва не проглотила член вместе с яйцами в нашу первую встречу и получает от процесса действительно сильное удовольствие. Однажды она пришла к нам в гости, мы сидели, потягивали сок и разговор зашел о преждевременной эякуляции. Я с гордостью отметил, что у меня таких проблем никогда не было даже в подростковом возрасте, а уж теперь, так я вообще могу полностью контролировать процесс. Като подтвердила:

 — Ага, иногда кажется, что я умру от оргазмов раньше, чем он кончит хотя бы раз.

 — Готова поспорить, что твой милый не продержится и минуты, если, конечно, он не трахался меньше двух часов назад.

 — Эйей! Мадамы! Ничего, что я тут недалеко? Я вам не мешаю? — но Като не обратила на мои ужимки внимания, достала мобильник:

 — У нас был легкий утренний трах, — она повернулась ко мне: — на работе дрючил кого-нибудь?

 — Нет, сегодня не довелось.

Като с предвкушением победы посмотрела на Энжи:

 — Я включу секундомер, как только ты коснешься его члена, раздевайтесь.

 — Генерал сказал, что «надо», а солдат ответил «есть», — немного вольно процитировал я, развязывая пояс халата, под которым ничего не было.

На Анжеле по случаю прохладной погоды были плотно облегающие брючки, которые ясно давали понять, что под ними только кожа, и чёрная кофточка-сеточка, не скрывающая красивого кружевного белья. Она дождалась, когда я встал возле неё полностью обнаженный с поднимающимся на глазах членом.

Като прохихикала:

 — Ах ты, предатель, облегчаешь ей работу!

Анжела, не раздеваясь, опустилась передо мной на колени и переводила наполненные вожделением глаза от моей головы к головке. Вид коленопреклонной женщины не вызывает возбуждение, разве что у пассивных питарофф. Мой дружок уже почти упирался ей в нос. Встревоженная Като поторапливала нас:

 — Так, приступайте, а то так можно целый час облизываться, что любой мужик спустит, не прикасаясь к себе.

Анжела медленно открыла ротик, пошевелила язычком и обхватила влажными губами головку. Пикнул секундомер, обозначая моё погружение в сладкие грёзы наяву. Энжи довольно ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх