Новый Год - новая жизнь, окончание

Страница: 3 из 5

агрессивно заглотила весь ствол, начала елозить языком по мошонке; я застонал, и она начала совершать интенсивные глотательные движения. Я сильно надавил ей на темя и пытался протолкнуть поглубже. Тут случилось нечто невообразимое: дополнительно к ласкам, которые уже сводили меня с ума, она начала покачивать головой из стороны в сторону, будто накручиваясь на член, как на резьбу. Вспышка, подобная взрыву, струя, фонтанирующая прямо в пищевод, предательски подкашивающиеся колени... тут Анжела отпрянула от меня, лишая мой орган горячей и трепещущей тесноты, так, что последние брызги попали ей прямо в глаз. Какой-то слабый писк и Катин голос, разносившийся по голове гулким эхом:

 — Сорок три секунды...

На работе моя тёща также не давала мне загнуться от спермотоксикоза.

Быстрые минеты, вдумчивая дрючба, но нам удавалось соблюсти «облико морале» для коллег. На всякий случай, я даже завёл интрижку с замужней медсестрой из соседнего отделения. У нас был эпизодический, довольно безынтересный для меня трах, хотя женщина была в восторге, и уже через неделю на меня с любопытством посматривало почти всё женское население хирургии. Но место «забито», и я избавился от некоторых навязчивых особ, которые считали, что их телеса всенепременно должны вызывать у меня безумную похоть.

С пациентами женского пола (за мужчин даже речи не может быть!) я весьма корректен. Хотя, очень аккуратно и ненавязчиво включаю в терапию элементы эротического массажа, а в результате предваряющей курс лекции об индивидуальных особенностях восприятия, внезапно возникающее возбуждение и приятные переживания все относят на свой счёт. Некоторые леди сначала замирают, потом начинают смущаться, а я подливаю масла в огонь отсутствием даже намёка на флирт и изобилием сугубо медицинских комментариев. Представьте: симпатичный молодой человек смотрит на женщину как на кусок мяса, с безразличным видом объясняя, какие действия необходимо проделать для того, чтобы избавиться от определённых погрешностей физического состояния.

В результате у женщины формируется отношение к предстоящим сеансам, как к обыкновенной процедуре. Но в процессе она понимает, что иногда ей становится так хорошо, что намокают трусики. Пытается разглядеть в действиях, выражении лица, словах хоть что-то напоминающее флирт, но наталкивается на подчёркнуто корректное отношение врача. По окончанию курса ищут любые поводы, для назначения повторного курса. Цены на услуги растут. Однако меня привлекает больше не финансовая составляющая. Дело в том, что массаж — это огромная часть моей жизни, я испытываю колоссальное удовлетворение от реально действенных результатов своих усилий, постоянно совершенствуюсь, изучаю как совершенно новые, так и древние и довольно экзотические методики. Причем не афиширую это, а просто применяю, оцениваю эффективность, ограничение одно — «... не навреди... «.

И высокий и стабильный доход — прежде всего возможность получать удовольствие от профессиональной деятельности.

Так что историями о сексе с пациентками я вас не порадую — не было.

Но вот недавно удивила Ольга. Она не противница анального секса, но со мной была всегда осторожна, несколько раз мы начинали, но буквально через минуту просила поменять рабочее отверстие. Из всех её партнеров у меня член самый толстый, причем намного толще, чем у обладателя самого внушительного хозяйства Кости — его хер длиннее моего сантиметров на пять.

Со Светой и, тем более, с любительницей экстрима — Анжелой, таких проблем не было. А вот Като и Ольга относились к аналу как к повинности, и я не настаивал на этом виде близости, хотя Като иногда сама выступала инициатором, но мне казалось, что ей это не очень нравится, а чаще — очень не нравится. Всё это я рассказываю к тому, чтобы можно было оценить моё удивление, когда в конце рабочего дня в кабинет зашла Ольга, закрыла на замок дверь, прошла мимо меня к кушетке, задрав халат и юбку и отодвинув полоску стрингов в сторону, легла на неё животом. Потом будничным тоном ответила на моё немое удивление:

 — Выеби меня в жопу, — она отвернула голову, а я, не придумав, что правильнее сделать, подошёл и достал почти готовый член — необычность ситуации подействовала быстро.

Брызнув на ладони немного розового масла, я втёр в головку, уронил капельку на колечко ануса и с сомнением посмотрел на весьма пикантную картину. Ясно, что что-то не так, но как она восприняла бы отказ? Решив не ломать голову над этой дилеммой, я принял решение постараться очень хорошо сделать именно то, чего от меня просили.

Я протолкнул головку внутрь. Задница Ольги была далеко не девственной, однако я помнил, как мои габариты на неё действуют, и двигался предельно осторожно. Она никак не выразила своего отношения к этому событию, только крепко ухватилась за край кушетки и закусила зубами поддерживающий валик. Я продолжал и вдруг вспомнил одну сегодняшнюю пациентку — новенькая, она была не «коммерческой», а попала на восстановление после травмы спины.

Эталон понятия «сексуальность», противоположность понятия «пошлость». Одна из немногих, с кем мне стоило значительных усилий сдерживаться от грубого нарушения профессиональной этики. Трахая Ольгу, я представлял её, как вдруг обнаружил, что уже на границе, после которой экспресс секса остановится на конечной станции — «Мощный Оргазм», где мне, как почётному пассажиру, вручат сертификат на право называться «Главный преждевременный эякулянт года». Я немного попридержал коней, снизил темп, амплитуду и понял, что «перегорел» — это такое состояние, когда эрекция поистине длительная и железобетонная, а возбуждение пропало, и ты двигаешься по инерции.

Почему-то такое случалось со мной только во время секса в «коленно-локтевой» и её вариациях. Трах затягивался. Пожалев Ольгу, я немного подливал масла на трущиеся поверхности каждые три — четыре минуты. Примерно через полчаса этого странного марафона, от которого никто не получал удовольствия, я первый раз в жизни симулировал оргазм: масла и жидкостей было много — в заднице хлюпало, а спермы не всегда бывает вёдрами... В общем, я подрыгался немного порезче, издал рык, как мне показалось, подходящий ситуации, и замер. Потом плавно вытащил ещё торчащий член, спрятал его в брюки, прикрыл халатом и принялся нежно гладить ягодицы и спину Ольги. В голове роились мысли о неправильности ситуации, а также появилось любопытство: как же я действительно выгляжу во время оргазма? Нужно будет попробовать поснимать на камеру. Но это потом.

А сейчас Ольга выпрямилась, поправила одежду и, не поворачиваясь, направилась к двери, довольно заметно раскорячив ноги. Впрочем, я успел рассмотреть слёзы на её глазах.

 — Оль, всё в порядке? — она наполовину повернула голову в мою сторону и прошептала:

 — Да, спасибо большое, не обижайся, дело только во мне... хочу побыть одна.

Она вышла, оставив меня наедине с торчащим членом — лёгкая форма приапизма — и увлекательным занятием: чесать в затылке. Что это была за истерика — загадка до сих пор. Я эту тему не поднимал, а после мы общались, как будто ничего не произошло тем хмурым вечером...

Всё, пипец — автор спёкся. Жена не то, чтобы пилит, но нудит исправно. Нашла мою первую историю, почитала и почти изнасиловала меня. Удовлетворив свою похоть начала требовать удовлетворения своих неожиданно воспылавших литературных потребностей, а именно желания добавить своё «вИдение» описываемых событий. Правда, я немного подредактировал, выбросив довольно пространные объяснения на тему: «как я докатилась до такой жизни» — уж больно на оправдания было похоже, а необходимости в этом, при совместном обсуждении, мы не увидели. Итак, Като:

Лазила в инете и наткнулась на первый рассказ. Сначала удивилась, что так похоже на мою жизнь, но потом поняла, что этот засранец не ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх