Женя. Часть 4 и последняя

Страница: 2 из 3

Женя так и лежал, не меняя позы. Вчера под одеждой не было видно, его попочки на отлете, красивых, стройных ножек, небольших бедер и тонкой девичьей талии. Я засмотрелся на него, его фигура напоминала мою фигуру в юном возрасте. Несмотря на зной, его тело источало свежесть. Слегка расставленные ножки, округлые ягодицы, с зажатыми между ними плавками, руки свободно лежащие вдоль тела, растрепанные ветерком волосы, спина и покатые плечи, мерно вздымающиеся от ровного дыхания, профиль лица с тонкими девичьими чертами лица, распространяли вокруг себя негу и истому, дразнили ароматами юности.

Женя сладко дремал, не обращая на меня никакого внимания.

 — Вот я тебе сейчас!: подумал я, нагибаясь над Женей, так что бы вода капала на него.

Он лишь грациозно выгнул тело навстречу каплям воды, стараясь не упустить ни одной. Не открывая глаз, сладко зевнул, потянулся и тихо сказал:

 — Привет, соня.

 — Здравствуй, жаворонок!

 — Ложись рядом, позагораем.

 — Сейчас маслом для загара намажусь и лягу: ответил я, доставая флакон с ароматной жидкостью.

Дрему у Жени как рукой сняло, он вскочил на ноги:

 — Давай я помогу!

Отобрал у меня флакон и начал втирать масло в кожу. Наверное, волнение придало его движениям порывистость и быстроту, он хотел касаться сразу всех частей моего тела одновременно. Нанеся масло на мою кожу, Женя отдал мне флакон:

 — И меня теперь мажь.

Я был более сдержан в своих эмоциях. Спокойно, нанес, при этом мягко массируя, пахучую жидкость на каждый сантиметр его юного соблазнительного тела. Но удовольствие от прикосновений, возбудило у меня желание, его стало видно так явно что, Женя отводил глаза, подернутые поволокой. Мы легли рядом, подставляя свои тела ласковому солнцу. Молчали, наслаждаясь, обществом друг друга, нечаянными касаниями рук. Становилось жарко.

 — Окунемся?: предложил томно Женя.

Я нехотя встал и быстро, что бы скрыть бугор на моих плавках, побежал в озеро. Женя пошел за мной, глядя себе под ноги от смущения, его плавки показывали такое же возбуждение плоти.

Нет ни чего лучшего, в жаркий летний полдень, чем быстро погрузиться в освежающую прохладу воды. Контраст от перехода с жары на холод, придает бодрости разморенному телу.

Поплескавшись и поплавав вдоволь, охладившись до мурашек на теле, мы снова легли загорать. Контраст холода и жары, то же превосходен, когда твое тело всей своей поверхностью начинает жадно наполняться жизненной силой, несущей каждой клетке тепло и комфорт.

Остатки воды, вначале холодными каплями, стекали с наших тел, доставляя удовольствие от своего бега, освобождая ласковым лучам света кожу под ними, принося облегчение. Потом уже теплыми каплями скользили по нам, вызывая легкую щекотку по всему пути их следования. Все повторялось вновь, мы снова купались и опять загорали, пока солнце не стало медленно уходить за горизонт. Прекрасный летний день тихо угасал. Пришла пора покидать приветливый пляж.

Расставаясь, договорились, что пойдем погулять по вечернему лесу. В назначенное время, Женя не пришел. Я совершенно не представлял как далеко его деревня и, подождав еще с полчаса, пошел домой. Разные мысли приходили мне в голову, немного успокоившись, лег спать.

Засыпал, ворочаясь со стороны в сторону, пока, наконец, заснул. Сны были разные, в зависимости от моих воспоминаний в этот момент.

Пробудившись от сна, решил не ломать голову над поступками Жени, а ждать развития событий.

День начинался. Меня захватили хозяйственные дела, лучший способ для меня, отвлечься от навязчивых мыслей. Проведя ревизию съестных продуктов, обнаружил их катастрофическую убыль, кончилась и прочая нужная мелочь. Помыл машину, долил бензина в бак и поехал. Катаясь с Тимом, я заметил еще пару магазинов, в которые стоило заехать.

Ехал медленно, наслаждаясь запахами леса и теплым ветерком, развивающим мои волосы. По дороге, останавливаясь около местных жителей, стал обладателем пары плетеных из лыка лукошек, которые наполнил малиной и клубникой.

Постепенно багажник моей машины наполнялся, я сказал себе:

 — Стоп! Шопинг вреден!

Проезжая мимо кафе, где мы были с Тимом, хотел завернуть, но передумал, не то настроение, не те воспоминания. Зато, дальше по трассе, нашел кафе, где жарят на углях свежевыловленную рыбу. Происходит это так. Ты подходишь к пруду, кишащему рыбой, можешь, чисто символически, забросить удочку и выловить рыбину. А можешь спросить служителя, и он сачком зачерпнет и вытащит рыбину, какую покажешь. Рыбу эту, пекут на угля и подают к столу на большом глиняном блюде, обложив ее зеленью. Вкусно очень! Незаметно пролетело время, наступил вечер, пора было возвращаться.

Ужинать не стал. Прилег на диван, раскрыв книгу найденную сегодня.

Роман известного писателя был скорее рассчитан на женщин, но, увлекшись им, не заметил, как подкралась ночь. Спал хорошо, даже не слышал, как ночью шел дождь.

Ненастье бушевало весь следующий день. Ветер протяжно гудел в печной трубе, дождь лил как из ведра, молнии сверкали, озаряя округу своим светом, раскаты грома как залпы орудий гремели не смолкая. В доме стало сыро. Когда стихия ослабла, набирая силы для нового разгула, вышел из дому накрыть машину тентом и принести больше дров. Печь долго не хотела разгораться, наконец, огонь весело заплясал в ее чреве. Стало тепло и сухо. Я блаженствовал на полатях, читал, спускался не охотно, лишь, когда деваться было не куда.

Зачитавшись, сразу не услышал настойчивого стука в дверь.

 — Кого носит в такую погоду!?: ворчал я, слезая с теплой печки.

Это был Женя. Вода ручьями текла с него, одежда промокла до нитки. Сам он трясся от страха и холода.

 — Раздеваться, на печь под одеяло, быстро!: скомандовал я.

Помог ему раздеться, дал полотенце, одним краем которого вытирал с Жени воду. Он, молча и безропотно, залез на полати, там затих. Наливая чаю с рябиновкой, я улыбался, давно поняв, что его отсутствие, лишь пауза, которую Женя пытался выдержать. Не выдержал, пришел, не смотря на погоду и перспективу уйти, не соло нахлебавшись. Поэтому притих сейчас под одеялом, еще не уверенный, что прощен. Разуверять его в обратном я не стал, пусть как можно дольше чувствует свою вину. Динамить свидания это неприлично. Подавая ему чай, я старался выглядеть как можно суровее. Женя не смотрел мне в глаза, молча прихлебывал чай из кружки.

Я, в отличие от него, знал длину паузы. Принеся ему халат, сказал примирительно:

 — Ты долго там еще сидеть будешь? Слазь, а то мне на печи жарко. Или ты хочешь провести вечер в гордом одиночестве?

Женя пулей слетел с печи. Перекинувшись парой фраз, мы замолчали. Женя смотрел на меня с нескрываемым желанием. Одно мое движение и он прильнул ко мне. Как можно ласковее, я зашептал ему на ушко:

 — Ты точно уверен, что хочешь этого?

 — Да: тихо прошептал Женя в ответ.

 — Я видел тебя с этим парнем, там ночью на озере, сделай со мной тоже.

Подняв Женю на руки, я понес на кровать спальни.

Его нежное тело трепетало в моих объятиях. Судороги любовной истомы пронизывали все Женино тело.

Его ротик шептал нежные слова, обдавая меня жаром желания. Положив Женю на животик, покусывая и целуя его дрожащее тело, медленно стал спускаться к объекту моего вожделения. Его попочка встретила мои ласки появлением мурашек на прекрасных округлостях. Я раздвинул его ягодицы, стремясь быстрее овладеть скрытым за ними сокровищем. Женино устье сокращалось и разжималось. Губы устья обильно налились прилившей к ним кровью. Мой пальчик начал нежно массировать вход в пещеру страсти. Женя застонал, сужая и без того узкий проход. Немного терпения, и мой палец проник внутрь его попки. Мышцы сократились,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх