Почти семейный секс

Страница: 2 из 6

тем, Надежда Михайловна сняла с себя трусы и протянула их мне.

 — На, нюхай!!! — Она располагалась к двери спиной, поэтому не могла видеть, и не догадывалась о присутствии дочери, что та наблюдает за нами.

В полном замешательстве, я вопросительно посмотрел на Людмилу, с немым вопросом, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ и заметив на её лице выражение одобрения, окончательно осмелел.

 — Ну, что ты застыл, нюхай же: — голос Надежды Михайловны вывел меня из оцепенения.

 — А я посмотрю:, Я слышала об этом и давно мечтаю увидеть, как мужчина нюхает мои ссаные трусы, но попадались, видимо не те мужчины, не гурманы, которым не дано понять, что женщина, по сути, не только объект удовлетворения низменных страстей и желаний, а нечто большее.

Но в тебе я вижу, присутствует изысканный эротический вкус, не сомневаюсь, что есть и опыт и ты знаешь толк во всех этих тонкостях:

С воодушевлением я взял трусы Надежды Михайловны, плотно прижал к лицу, ощутив влагу и душный аромат, затем вывернул их наизнанку и стал нюхать нижнюю часть трусов, непосредственно контактирующую с пиздой блядовитой женщины. В этом месте запах был более пикантным и насыщенным. Моча, смазка и влагалищные выделения, густо смешивались, создавая букет, от которого у меня возникло лёгкое головокружение.

Надежда Михайловна внимательно смотрела за моими действиями, и это её сильно возбудило.

 — Я вижу, ты очень сексуальный, — трепетно проговорила она, — Это хорошо, и теперь я хочу, что бы ты с таким же необузданным желанием, понюхал у меня здесь. Она показала пальцем на свою промежность, — А потом, тщательно вылизал своим горячим языком мои сладкие дырочки, пизды и жопы. С этими словами она улеглась поудобней и широко раскинула ноги.

Вид роскошной пизды Надежды Михайловны был впечатляющим. Бросились в глаза густые заросли волос, покрывающих весь орган. Среди этой гущи, просматривалась зияющая половая щель. Толстые половые губы, развалившись от возбуждения в стороны, образовывали её, а между ними вырисовывались внушительные складки малых половых губ и клитор. Как я безошибочно определил ранее, клитор у Надежды Михайловны был довольно длинным, около четырёх сантиметров в длину и вывалившись из кожных складок наружу, напоминал маленький хуёк. Чуть ниже зияла дыра разбуженной пизды. Всё это было влажным и блестело от смазки. Густые волосы слиплись от этой мокроты и на них были видны капельки белой, мутной жидкости.

У меня потекли слюнки, от предвкушения того, что сейчас я буду нюхать и лизать эту могучую, толстую, лохматую и сырую пиздищу.

Но прежде я снова посмотрел на Людмилу и увидел, что и она уже не стояла безучастно, как некоторое время спустя. Задрав подол юбки она расставила ноги и глубоко засунув одну руку в свои трусики, копошилась там. Её нежные полные ляжки, мелко вздрагивали, а другой рукой, она гладила и мяла свои титьки. Её лицо раскраснелось, она дышала раскрытым ртом и наслаждалась вместе с нами. Такое зрелище привело меня в полный восторг и вдохновило ещё больше. Теперь я хотел доставить удовольствие сразу обоим женщинам.

Я приблизил лицо к распахнутой промежности Надежды Михайловны и глубоко вдохнул, потом ещё и ещё:, обнюхивая каждую складочку пизды, я не мог надышаться этим обалденным ароматом. Надежда Михайловна пальцами широко раздвинула толстые складки половых губ и тут я не удержался и припал ртом к налившейся кровью мякоти. Женщина вздрогнула и застонала. Слизав с волос обилие влаги, мой язык устремился в жаркую, мокрую расщелину. С закружившейся головой, я бросился в омут наслаждений. Я лизал распухшую пиздищу Надежды Михайловны, как одержимый, иногда бросал взгляд на Людмилу и замечая с каким наслаждением она мастурбирует, снова припадал к пизде и ещё жарче лизал её.

Надежда Михайловна трепетно задрожала, когда я захватив ртом возбуждённый клитор, стал сосать и кусать его.

 — О: о: о, какое блаженство, — услышал я её восторженный стон: Соси его, соси: О: о: о... кусай: ещё: ещё:, а теперь лижи дырку влагалища:

Я тут же поспешно выполнил её пожелание и мой язык накрыл заветную дырку.

 — О, какой у тебя чудесный язычок!!! — задыхаясь воскликнула Надежда Михайловна, — Суй его глубже: давай ещё глубже: О, да, вот так: хорошо!!!

До боли в губах и языке, я старался, как можно глубже проникнуть в недра её горячей пизды, желая доставить удовольствие не только Надежде Михайловне, но и Людмиле, которая, уже спустив трусы до колен, дрожащими руками, беспощадно терзала свою взбесившуюся, жаждущую разрядки плоть.

 — Теперь лижи мне жопу, — громко простонала Надежда Михайловна, — Слышишь, жопу лижи: С этими словами, она подняла ноги, прижала колени к груди и руками раздвинула свои массивные ягодицы. Моему взору открылись выпуклые шоколадные складки её рыхлого ануса. Припав к нему ртом, я ощутил специфический привкус горчинки, но вскоре и он показался мне не менее приятным, чем вкус пизды. Я целовал и облизывал его, проникая языком, как можно глубже, в его глубины. Анальный вход не был настолько узким и тесным, насколько можно было предположить, поэтому мой язык свободно проваливался в него так же глубоко, как и в пизду.

Войдя во вкус, я стал облизывать не только дырку ануса, но и всю массивную жопу Надежды Михайловны. Облизывал её огромные толстые ягодицы, скользил языком в глубокой ложбине между ними.

 — Обожаю, когда мне лижут жопу!!! — простонала она удовлетворённо, — Да: да: вот так: отлично!!!

Всё это время я едва сдерживал накал своих страстей, но теперь почувствовал, что не могу и решив не мучить себя, расстегнул брюки и вытащив из заточения моего страдальца, стал яростно дрочить его.

 — Хочу смотреть, как ты дрочишь, — тут же заявила Надежда Михайловна.

Мне пришлось встать и занять положение удобное для её обзора. Она же осталась лежать не меняя положения и с воодушевлением смотрела за моими действиями.

 — О, какой большой и толстый хуй!!! — воскликнула она.

Я не торопливо скользил рукой по всей длине упругого ствола, позволяя Надежде Михайловне наслаждаться увиденным. Круговыми движениями руки, ласкал распухшую багровую залупу, а пальцами другой руки мял отяжелевшие яйца. Поза Надежды Михайловны, вид её развалившейся пизды и жопы, придавали мне ещё больше приятных ощущений. В какое то мгновение я заметил, что Людмила, как зачарованная смотрит на мой вздыбившийся хуй, явно испытывая желание сближения, мне и самому до ломоты в яйцах захотелось выебать её, но в данный момент это исключалось и всё, что я мог сейчас сделать, это только выебать её маму. Надежда Михайловна вдруг вспыхнула таким же желанием.

 — Всё не могу больше: — простонала она, — Возьми меня:

Пристроившись, я бесцеремонно и напористо вонзил упругий хуй ей в пизду. Надежда Михайловна застонала от удовольствия. Сделав несколько быстрых, глубоких ударов, я вынул хуй из влагалища и с таким же диким напором, резко засадил его, ей в жопу. Хуй свободно и беспрепятственно вошёл в эту хорошо разработанную дыру. Надежда Михайловна вздрогнула и громко вскрикнула, скорее от неожиданности, чем от боли, но я не сбавил темпа и, как отбойным молотком стал долбить её, загоняя свою ядрёную дубину, до самых яиц.

Надежда Михайловна зажмурила глаза и громко вскрикивала и стонала при каждом глубоком ударе, и это были почти не прекращающиеся крики и стоны. Я посмотрел на Людмилу, наши взгляды встретились и на её лице, я увидел выражение одобрения. Более того, она тихо приблизилась к нам, оставаясь всё так же не замеченной для матери и с более близкого расстояния стала смотреть, как я ебу её в жопу. Я выкладывался сполна. Получив колоссальное удовлетворение от увиденного Людмила вернулась на место.

Решив дать жопе Надежды Михайловны небольшую передышку, я вынул из неё ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх