Почти семейный секс

Страница: 4 из 6

и, когда я приблизился к ней, она стала расстегивать мои брюки. Они съехали вниз, вслед за ними она стащила с меня трусы.

 — Как же мне хочется его! — прошептала она, едва не задыхаясь от волнения. Она обхватила толстый ствол рукой и стала медленно и ритмично дрочить его. Хуй находился прямо перед самым её лицом и я увидел, с каким восторгом она любуется раздувшейся, багровой залупой и массивными яйцами, лаская всё это великолепие.

 — О, какая прелесть!!! — простонала Люда и, прижавшись щекой, начала тереться лицом о толстую залупу, наслаждаясь этим. Она стала осыпать её горячими поцелуями, затем прошлась языком по задней стороне залупы, скользнула по всей длине ствола до основания, жадно облизала яйца и вернувшись, снова стала лизать шишковатый наконечник. Она покусывала залупу, двигая кожицу на стволе, раздражала отверстие, всовывая в него, насколько могла, кончик своего нежного языка. Её язык бесился, облизывая всё, что ему попадалось. Моё тело охватила дрожь, нестерпимо захотелось сунуть хуй ещё глубже в рот Люде, но едва я подумал об этом, её руки обхватили мои бёдра и властно потянули на себя. При этом она широко открыла рот, и хуй вошёл в него на всю длину. Весь ствол обдало неописуемой волной блаженства. Обхватив голову Люды руками и обезумев от счастья, я стал делать движения бёдрами и толстенный хуй ритмично заскользил между пунцовых, напомаженных губ, в самую глубину её жаждущего рта. В эту минуту появилась Надежда Михайловна.

 — О, вы уже начали! — воскликнула она и поспешила присоединиться. Из одежды, кроме пояса, чулок и трусов, на ней ничего больше не было. Её огромная грудь, украшенная крупными коричневыми сосками, мерно покачивалась в такт её движениям. Она подошла к нам, опустилась на колени и стала целовать мои ноги и пах.

 — Может ты тоже хочешь сосать? — спросил я её, и не дожидаясь ответа вынул хуй изо рта Люды и направил его в горячий рот Надежды Михайловны. Плотно обхватив упругий хуй губами, она стала делать плавные движения головой, погружая ствол всё глубже и глубже в рот, до отказа. Люда не сидела безучастно, в этот момент она играла моими отяжелевшими яйцами. Её голова находилась рядом с головой Надежды Михайловны, и я решил одновременно, по очереди, ебать эти два прелестных женских рта. И тут же осуществил желание.

Вынимая хуй изо рта Надежды Михайловны, я немедленно совал его в рот ее дочеери, и после нескольких энергичных, глубоких качков, направлял обратно. Оба ебливых рта были великолепны. С огромным наслаждением впихивая елдак то в один, то в другой, до самых яиц, я почувствовал волну накатывающегося извержения:. Меня будто пронизало электрическим током, моё тело затряслось, как в лихорадке и я уже не мог сдержать мощного потока спермы, ринувшегося из моих напрягшихся яиц. Выпустив несколько струй в рот Надежды Михайловны, я вытащил хуй из её рта, и насадив на огнедышащий стержень рот Люды, выплеснул все остатки жгучей жидкости в её жаждущее горло. Она глотала все мои обильные излияния, а я чувствовал, как освобождённые от тяжести яйца, постепенно расслабляются и медленно опускаются между ног:

Когда всё кончилось, я взглянул на любимую. Её пунцовые губы, выпустив хуй из своего плена наружу, мелко вздрагивали, подбородок и щёки влажно блестели от стекающей спермы.

 — Замечательно, — тихо сказала она, кончиком языка облизывая влажные губы.

Воспользовавшись паузой, я поспешно разделся и предстал перед дамами в полном обнажении.

 — А теперь помоги раздеться мне, — проговорила Люда. Она встала с дивана и я выполнил её просьбу. Раздевать любимую девушку на глазах ее матери оказалось более приятным и возбуждающим занятием, чем я мог себе представить в своих грёзах.

 — А я, давно мечтал об этом, — сказал я, расстёгивая и снимая с неё блузку, затем юбку и лифчик...

 — Люда, нам пора тоже понаслаждаться, — обращаясь к своей дочери, проговорила Надежда Михайловна, — Как ты на это смотришь?

 — Очень даже положительно, — ответила та, — Что мы ему предложим сначала?

 — Сначала, он будет нюхать наши трусы, он это любит... А потом он вылижет нам пизды и жопы до блеска, а затем, поебёт нас... Сказав это Надежда Михайловна опустилась на диван и широко раздвинула ноги:

 — Давай приступай: — сказала она.

Присев на корточки я приблизил лицо к её промежности. Не сдержавшись я стал лизать трусы языком, увлажняя их своей слюной: Мой поникший, после извержения хуй, в одно мгновение встал и торчал, как кол:

 — А теперь понюхай у меня: — услышал я голос Люды, — Думаю, что они тебе тоже понравятся: Она легла рядом с Надеждой Михайловной и так же широко развела в стороны ноги.

Я незамедлительно придвинулся к ней и окунул голову между её ляжек. Тонкая ткань трусов обрисовывала каждую складку её прелестной киски и глубоко врезалась в распахнутую половую щель. Одурманенный безумным желанием, я припал к её промежности и неистово стал целовать и вылизывать людину пизду, через влажный шёлк трусов.

 — Вылижи меня, любимый, — тихо проговорила она, и проворно стащив с себя трусы, отбросила их в сторону.

Киска Люды, покрытая густыми тёмными волосами была великолепна: Толстые половые губы, клитор, зияющая дыра влагалища, а чуть ниже сморщенное отверстие ануса, притягивали меня словно магнитом. И я снова, как одержимый, стал лизать это великолепие. Люда стонала, а я виртуозно работая языком, щекотал её затвердевший клитор и старался, как можно глубже вогнать горячий язык, в дыры пизды и жопы.

Захватывая ртом набухшие половые губы, облизывал и сосал их, тем самым вызывая у Люды ещё более громкие восторженные возгласы и стоны. Её пизда истекала соками: Я слизывал и пил этот нектар: Казалось, что вот-вот наступит оргазм...

 — Всё хватит, — резко оборвала «музыку рта» Люда, — Теперь полижи маму, она уже ждёт:

Я перевёл взгляд на Надежду Михайловну, она была уже без трусов и приглашала меня к себе.

 — Ложись на пол — сказала она дрожащим от возбуждения голосом и сама уложила меня так, как этого хотела. Я оказался лежащим на спине, на полу. Надежда Михайловна приблизилась, перекинула одну ногу через меня, и стала садиться. Таким образом её могучая пизда и массивная жопа, нависли над моим лицом. В отличие от пизды дочери, её пизда была менее заросшей, но более внушительной. Мясистые половые губы создавали толстые складки и были мокрыми от смазки, которая стекала по её толстым ляжкам. Нестерпимо захотелось слизать эту влагу, но едва я шевельнулся, как Надежда Михайловна остановила меня.

 — Лежи и не двигайся, — сказала она, — Я сама:, а ты, пока, будешь только нюхать меня: С этими словами она приблизила свою раскрывшуюся от возбуждения пизду к моему носу и я ощутил аромат исходящий от неё. Надежда Михайловна смотрела на меня сверху, как я обнюхивал её, не смея прикоснуться, и это ещё сильней заводило её. Затем она присела ещё чуть ниже и её мокрая щель коснулась моего лица, но видимо ей и самой уже хотелось большего, поэтому в следующее мгновение, она почти оседлала пиздой моё лицо:

 — Давай лижи меня: — простонала она в экстазе.

И я тут же запустил свой проворный язык, в её глубокую половую щель и Надежда Михайловна сделала плавное движение бёдрами. Вскоре она интенсивно тёрлась своей пылающей сочной пиздой и толстой жопой о моё лицо. Она делала продольные и вращательные движения бёдрами, не сдерживая своих стонов.

В то же время, я почувствовал, как хуй обдало горячей волной: Это Люда не выдержав соблазна и накала страстей, насела на него своей пиздой и, словно наездница пустилась вскачь. Комнату оглашали сладострастные стоны и возгласы обеих женщин.

 — Люда, давай поменяемся местами, ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх