Лето в Скадовске

Страница: 1 из 6

I

Лет десять тому назад, когда мне было 18 лет, и когда я уже подумывал о воинской службе, в мое последнее лето мама отправила меня на три месяца на Юг, на Черное море — в маленький белый-пребелый городок Скадовск, где жила моя двоюродная тетя Нина — мамина двоюродная сестра по отцу, 34-летняя красивая женщина, натуральная блондинка с пышными формами при девичьей талии...

Это все я, конечно, узнал позже, после знакомства. С ней жила в одной квартире, — а это оказалась прекрасная 4-х-комнатная квартира на 5-м этаже шестиэтажного дома с видом на море, — ее двоюродная сестра по женской линии Люба, лет так 28-ми, приходившаяся мне, как говорится, пятой водой на киселе.

Еще там резвилось три милых девочки — Ирка, 15-ти-летняя грудастая красавица, Тоня, 12 лет, тоже прелестное созданьице, развитое не по годам, — дочери тети Нины, и Танька, 10-летняя дочурка тети Любы. Четырнадцатилетний сын тети Нины Валерка вначале показался мне довольно нелюдимым парнем, к счастью, как оказалось, вечно пропадавшим на море.

Когда я добрался до Скадовска из Херсона в начале мая и разыскал нужный мне дом и в нем 49-ю квартиру, дверь мне открыла сама тетя Нина. Она показалась мне очень красивой, особенно когда спроектировалась в дверном проеме в тонком ситцевом халатике, под которым она, несомненно, была по-летнему, в чем мать родила.

Меня усадили в самой большой комнате, и весь этот малинник кинулся задавать вопросы гостю. Дело в том, что тетя Нина не виделась с мамой лет пятнадцать и новостей накопилось изрядно.

После сытного обеда с превосходным домашним вином, который состоялся по-английски в шесть вечера, быстро настало время ложиться спать. Я невольно задумался, куда меня положат. В восемнадцать мысли так нескромны! Одну комнату занимала тетя Люба с Танькой. В другой жили Ирка с Тонькой. В третьей — тетя Нина, в четвертой — Валерка. Единственный балкон соединял комнату тети Нины с валеркиной комнатой.

Слегка поужинав часов в девять и еще выпив изрядно вина, народ наконец, начал укладываться. Я к тому времени освоился и был со всеми на «ты». Когда я пошел в ванную, мне навстречу выскочила раскрасневшаяся Ирка, на ходу застегивая халатик, — видимо, она споласкивалась под душем. Я успел заметить, как тяжело качнулись под тонким ситцем ее не по летам крупные сиськи.

Я включил душ и стал с наслаждением под струю. Член мой упруго напрягся и видения женского рая стали дружно возбуждать меня. Я слегка поласкал член правой рукой. По пьянке я забыл запереть дверь и вдруг она скрипнула. Тетя Нина быстро вошла в ванную. Я покраснел до пят.

 — Мальчик мой, возьми свежее полотенечко! — проворковала тетя Нина, вроде бы и не заметив, что я стою перед ней голый с раздроченным хуем в правой руке. Мило улыбнувшись, она вышла, а шустро я защелкнул щеколду.

Когда я, наконец, лег на диван напротив тетинининой кровати, где почему-то была определена моя постель, я смог спокойно собраться с мыслями. В комнате стоял полусвет от каких-то уличных фонарей. Вот дверь тихо отворилась и вошла тетя Нина.

 — Ты спишь, котеночек? — спросила она тихо. Я деликатно промолчал. Она быстро сбросила халатик и осталась совершенно обнаженной. Мне все было прекрасно видно. Робко оглянувшись в мою сторону и убедившись, что я сплю, она на цыпочках подошла к трюмо и стала расчесывать свои пышные светлые волосы, игриво присев на пуФик.

Затем она тщательно расчесала волосы на лобке и подушила половые губы и подмышками экзотическими египетскими духами. После чего быстро легла в кровать, укрывшись простыней, но через минуту сбросила ее, по-видимому, от жары, оставшись нагишом. Она широко разбросала мясистые ноги.

Я замер от волнения. Член мой так сильно набух, что стал виден под простыней. Я молча лежал на спине лицом к тете и не омел дышать.

Через мгновение рука тети скользнула к вульве и стала ее поглаживать. Я задрожал от возбуждения: хотя я уже и встречался тогда с девченками, но половой жизнью не жил, ни одна мне нe давала, так что приходилось обходиться петтингом и онанизмом. Вот и теперь я тихонько опустил руку под простыней и привычно взялся за хуй.

Тетя Нина заметила мое движение и встала с кровати. Таинственно улыбаясь, подошла к дивану. Так подробно я не видел голую женщину еще никогда.

 — Витенька, милый, ты не спишь, шалун? Подвинься!... — прошептала жарко. Я явственно ощутил аромат ее половых органов, увидел набрякшие губки влагалища. Мне бы замереть и не признаваться, что не сплю, но, повинуясь неведомой силе, широко, нисколько не стесняясь, я открыл глаза и одним броском подвинулся к стенке. Диван жалобно скрипнул, когда на него прилегла тетя. Счастливый, я уткнулся носом в прокладные сиси. О, кайф! Но это оказалось только началом. Ее рука властно сдернула с меня простыню и — началось! Она нетерпеливо ухватилась за член и направила его туда, куда он так мечтал забраться уже лет восемь. Не успел я опомниться, как оказался на жаркой похотливой бабе.

 — Еби меня, милый, — шептала она, — я так тебя хочу!..

Я стал сильно дергаться, ведомый генетической памятью, — но, видно, делал движения неумело, так как она, ухватив меня за ягодицы, стала задавать темп. Я был в полуобморочном состоянии, но все-таки распознал, когда она стала прихватывать член половыми губками. О, счастье!... Тут она начала притягивать мою попу реже, но мощнее, и через мгновение я впервые в жизни фантастически спустил в женщину!..

 — О, боже! Какое же это счастье — выебать очаровательную молодую женщину, да еще так внезапно, как говорится, сюрпризом...

Уставший, я откинулся на подушку. Oнa начала нежно поглаживать мне кожу на груди, на животе, нa бедрах... Целовала в соски и в пупик.

Мягкими ласковыми прикосновениями прижималась к измочаленному члену, помогая ему успокоиться, отдохнуть. Крепко засосала меня в губы, ухватив за вихры.

 — Витька, злодей!... — прошептала, радостно улыбаясь. Я неуверенно стал гладить огромные, атласной гладкости, груди. Соски их призывно дыбились, вокруг сосков розовели изрядной величины круги, которые я, не удержавшись, начал неистово целовать. Ухватив губами сосок правой титьки, я потянул его к себе, потом влево-направо, как шаловливый щенок. Она серебряно засмеялась.

 — Подожди минуточку, я сбегаю ополоснусь, — как-то издалека донеслось до меня. Она молодо спрыгнула с дивана, тихо скрипнула дверью. В прихожей щелкнул выключатель, зажурчала вода душа, а немного погодя влажная Ниночка, как я стал ее про себя называть, опять оказалась рядом со мной.

 — Иди ополоснись и ты, — предложила она, — и хорошенько вымой труженика.

Я не стал напрашиваться на уговоры, натянул плавки и тихо вышел. Тем более, что и отлить не мешало. Прикрывая дверь, я заметил, как от окна метнулась вниз за подоконник круглая тень. «Вот гад, Валерка, подглядывал», — подумал я, — «теперь сраму не оберешься».

Быстро ополоснувшись, я нa цыпочках вышел из ванной, не зажигая света в прихожей. Дверь в кухню оказалась открыта и на фоне кухонного окна я различил сначала дрогнувший огонек сигареты, а затем и девичий профиль. Хорошо бы сделать пару затяжек! Я пошел на огонек... Приблизившись, узнал Ирку, которая нещадно смолила курево.

 — Ирка, ты? — неуверенно спросил я.

 — Вот уж не думала, что ты меня в темноте узнаешь, — насмешливо прошептала Ирка. Глаза ее таинственно блестели, когда oнa посматривала в окно. Халатик оказался застегнутым всего на две пуговицы — среднюю и еще одну — повыше. Он бы распахнулся до пупа, если бы Ирка не придерживала полу левой рукой.

 — Уж не совратила ли тебя, Витенька, наша мамочка? — несмело предположила Ирка. — От тебя так несет этими тропическими духами...

 — А ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх