Домик в лесу (Мистическая фантазия)

Страница: 2 из 2

того что ли, у которого нос кривой и третья жена недавно пятого родила?

Девушка обреченно кивнула.

Старуха задумалась.

 — Ты вот что, дочка, — произнесла она строго, — Брось это дело. Не ровня он тебе. Ты купеческой семьи и браку вашему вовек не бывать!

 — Что же мне делать?! — вскричала девушка, — Ведь люблю я его больше жизни!

 — Обещай не ходить более, — продолжала настаивать мамка, вынуждая девушку послушно кивнуть.

Весь день купеческая дочь просидела в светелке, стесняясь показаться перед родительскими очами. А под вечер, едва солнечный диск коснулся далекого, расположенного в полях горизонта, не выдержала и выскользнула за дверь. Там у кромки леса возле свежескошенных стогов ждал ее любимый.

Незаметной тенью метнулась хрупкая фигурка вдоль забора к заветной калитке, но едва лишь закрылась за ней грубо сколоченная дверь, как резко распахнулось небольшое окошко на втором этаже купеческого дома, и высунувшаяся по пояс старуха повелительно махнула в сторону беглянки морщинистой рукой. Тут же из-за сарая бесшумно выскочил невысокий коренастый мужичонка, лет сорока, с черной всклокоченной бородой, и не говоря ни слова поспешил следом за девушкой. Старая мамка не теряла бдительности.

Окрыленная удачным побегом, влюбленная мчалась не разбирая дороги, через небольшой лесок, разделявший городские и крестьянские посевы, прямо в руки к уже заждавшемуся ее возле помятых стогов парню. Преследователь скользил за ней безмолвной тенью.

Молодые обнялись. Сын кузнеца твердой рукой приподнял нежное личико купеческой дочки и страстно впился в ее полураскрытые от нетерпения губы.

Скрежеща зубами затаившийся за соседним стогом шпион наблюдал, как ловкие руки деревенского наглеца проникают под подол длинной рубахи его молодой хозяйки, тонут в отлично видимой между разведенных бедер раскрасневшейся промежности, вызывают сладострастный стон предвкушения удовольствия. Он будто очутился в кошмаре. Наполовину скрытое густой бородой лицо покрылось липким холодным потом. Как тогда, двадцать лет назад! Как же сын похож на отца! Незадачливый шпик вспомнил, как тогда, в юности, красавчик кузнец соблазнил его нареченную. Все девки сохли по тому. Любая готова была бежать на свидание. И ни одну он не обидел равнодушием. И ни одна из них была не нужна. Оскорбленный жених все же сыграл свадьбу со своей возлюбленной, простил девичью слабость. Скрыл от соседей нежданную беременность и принял ее ребенка как своего. Кузнец вскоре успокоился и все пошло своим чередом. И вот, надо же — сын пошел весь в отца. И внешностью, и повадками...

 — Нет! Эту душу тебе не погубить! — сквозь стиснутые зубы прорычал мужик, в бессильной злобе наблюдая, за действиями кузнецкого отпрыска. Тот уже повалил вяло сопротивляющуюся девушку в душистое сено, и, освободив ее от одежды, принялся целовать податливое его грубым ласкам тело. Пальцами одной руки раздвигая намокшие нижние губы партнерши, другой рукой парень спустил до колен выцветшие портки и освободил свое немаленькое орудие. Резко навалившись всей своей массой, он глубоко вошел. Девушка вскрикнула, но тут же благодарно застонала.

Он безостановочно двигался во все убыстряющемся ритме. Все громче и громче становились любовные стоны почти целиком зарывшейся в стог парочки. Находясь более чем в десяти шагах затаившийся наблюдатель отчетливо слышал резкие шлепки мужского тела и звучное чавканье истекающей женской плоти. Находясь на пике наслаждения, купеческая дочка закинула на партнера напряженные ноги и крепко сцепила их, еще глубже вжимая любовника в себя. Не в силах сдержать крик, увидел шпион, она закусила губу.

Парень глухо застонал, и без сил припал к расслабившемуся девичьему телу. Ноги ее разжались, и он безвольно откатился в сторону, хватая ртом воздух. На красивом мужественном лице светилась довольная улыбка. Девушка также с трудом могла перевести дух. Из раскрытой все еще вагины медленно вытекала густая белесая жидкость.

Глаза прятавшегося неподалеку шпиона ярко полыхали огнем. Рука непроизвольно вытащила из-за пояса длинный изогнутый нож с большой тяжелой рукояткой.

Быстро чмокнув протянувшую к нему руки девушку, парень поднялся и натянул портки:

 — Завтра в это же время! — озорно подмигнул он ей.

Явно против воли его любовница оторвалась от теплого сена и позволила ему натянуть на себя рубаху.

 — До завтра, любимая! — он слегка подтолкнул несчастную в направлении ее дома и преспокойно направился в другую сторону.

Точно, как его отец! Никого кроме себя не любит! Не способен! Выследивший купеческую дочку мужик незаметно скользнул следом за удаляющимся мерзавцем.

Едва они скрылись под пологом деревьев, шпион стремительно приблизился к ничего не подозревающей жертве. Резко взмахнул рукой. На крепкий затылок мощного парня обрушился удар тяжелой, усиленной металлическим набалдашником, рукоятки ножа. Даже не вскрикнув, сын давнего соперника без чувств повалился на жесткую траву. Мужик занес было над неподвижным телом свое безжалостное орудие, но, в последний момент, решил не мараться. Не в силах перевернуть тяжеленную тушу, он с трудом сдвинул лишь голову бессознательного противника. Тщательно примерившись, он нанес сокрушающий удар в основание переносицы парня. Раздался хруст костей. Из свернутого набок носа медленно потекла густая темная кровь.

 — Весь теперь в отца, — зло произнес мужик. Когда-то он точно также остановил порочный путь его родителя. С таким то лицом непросто будет совратить честную женщину.

Оставив неподвижное тело, удовлетворенный учиненной расправой мужик устремился вслед за ушедшей уже юной госпожой.

Быстро темнело. В сгущающихся сумерках преследователь уверенно нагонял неспешно бредущую девушку.

Внезапный шорох заставил его насторожиться. Справа? Слева? Он не смог определить. Казалось, весь лес ополчился против человека и угрожающе надвигается. На секунду умудренный жизнью бывалый мужчина даже перепугался: из чащи за ним неотрывно смотрели невидимые глаза. Он поежился, сбрасывая наваждение: почему-то неожиданно стало холодно. Вдруг он услышал легкие, быстро удаляющиеся шаги. Девушка! Позабыв обо всем, мужик бросился следом.

Догнать девушку ему так и не удалось. Пробежав по дорожке сотни две шагов, он обнаружил, что вместо того, чтобы бежать к дому, несчастная, видимо заблудившись, углубилась в лес. Что-то ее по настоящему напугало. Мужик прислушался. Было тихо. Странно тихо и жутко холодно. Он осторожно двинулся, тщательно присматриваясь к почти не различимым в неверном свете ущербной луны, отпечаткам обуви в пыли. Ему показалось, или следы действительно свернули на узкую тропинку? Словно охотничий пес, пошел он по запаху. Да так и есть! Где-то за деревьями мелькнул слабый огонек.

Но ведь это... ! Подождите! Да, то самое место! Мужик смотрел не неясную черную тень домика углежогов на небольшой прогалине. Сквозь многочисленные мелкие отверстия отчаянно вырывался дрожащий свет. Но... ! Но... !

Резкий хруст заставил его резко развернуться на месте. Справа! Теперь точно справа! Это не морок. Он осторожно начал пробираться сквозь густой подлесок. Холод становился нестерпимым. Кто-то неудержимо двигался в темноте...

Только замерев перед неглубокой свежей ямой в десятке шагов от заброшенного домика, мужик с ужасом осознал, что происходит. И этот невыносимый холод, и гнетущие волны отчаянья...

Пять дней назад, рассказывали в деревне, работавший на этой делянке углежог, изрядно выпив, свалился в яму с остывающими углями и заживо там испекся. Его обугленное тело нашли лишь на другой день, и суеверные крестьяне, напуганные этой жуткой смертью, не решились отнести останки на свое кладбище, а попросту закидали их сухими ветками и комками сырой земли. Неупокоенный дух явился мстить живым. Мужик стремительно обернулся — никого! Но ведь упырь покинул свою могилу! Мозг отказывался работать, а руки лихорадочно искали, за чтобы ухватиться. Внезапно под руку попался какой-то инструмент. Лопата! Широкая деревянная лопата. Осиновая? Какая разница! При помощи своего ножа, хоть и с трудом, мужик заточил тупой конец длинной рукоятки. Теперь он вооружен!

Пронзительный скрежет разорвал ночную тишь. Домик! Девушка! Позабыв об опасности, мужик рванулся напролом. Увидев приоткрытую дверь, а ведь она была закрыта, он точно помнил, он понял, что опоздал. Тем не менее, он отчаянно протиснулся вовнутрь сквозь узкую щель. Дверь была надежно приперта дубовой скамьей, и лишь нечеловеческое усилие смогло сдвинуть ее. Внутри его расширившимся от страха глазам предстала жуткая картина: черное человекоподобное существо навалилось на бездыханное бледное девичье тело. Задрав подол до самых грудей, упырь насиловал свою жертву, одновременно впиваясь кровавыми зубами в ее оголившуюся нежную шею.

Издав дикий крик боли и ненависти мужик бросился на мерзкую нежить раз за разом до основания погружая свой длинный нож в его трухлявую мягкую спину, пока, наконец, не смог оттащить от неподвижной девушки. Увидев живого человека, упырь мерзко зарычал и потянул вверх свои когтистые руки. В лицо мужику ударила волна холода и мерзкой вони. Почти автоматически, не раздумывая, защищаясь, он ударил восставшего из могилы деревянной лопатой. Тот рухнул навзничь, и наваждение спало. Сильно размахнувшись, мужик всадил палку острым концом прямо в грудь бывшего углежога, пригвоздив того к земляному полу. Со страшным криком упырь нехотя расстался со своей второй, ненастоящей, жизнью.

Сердце мужика бешено колотилось, холодный пот заливал глаза, но, сделав над собой усилие, он подошел к телу купеческой дочки. К счастью в ней еще теплилась жизнь. Он дотронулся до кровоточащих ран у нее на шее. Девушка слабо застонала, она была холодна как труп.

 — Ничего, — вслух проговорил мужик, сбрасывая кафтан и стягивая с себя льняную рубаху, — Сейчас согрею! Обещал же мамке спасти тебя...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх