Отдых на Кавказе

Страница: 5 из 6

фрикцией все глубже и глубже. Ашот не торопится, размеренно раскачивая член и стараясь не причинять Леночке боли. Лена чувствует, как его кривой член каждым своим движением ласкает стенки ее влагалища, как раздутые головка и изогнутые участки заставляют ее киску то растягиваться до предела, то расслабляться.

Дальше я попытаюсь описать события глазами Леночки, восстановленные, из ее рассказа:

Уже кружится голова, и низ живота пульсирует, готовый взорваться мириадами брызг оргазма. Вот очередной толчок, член ударяет в матку, и это как спусковой крючок заставляет ее содрогнуться в оргазме. Она ещё успевает достать другой член изо рта, чтобы не прикусить его в порыве страсти. Всполохи, зарево, вспышки в глазах. Ничего вокруг не остается, только дикое ощущение счастья. Постепенно как издали появляется ощущение растягивающего до боли члена, который то врывается, то исчезает. Вкус крови на губах. Неужели она все же укусила его член? Нет, вот она прокушенная губа. Своя. Пожалуй, сейчас этот член, снующий в ней пока лишний, но она не может даже пошевелиться, даже отрыть рот, и попросить остановиться. Вот он останавливается. «Спасибо, родной, сам понял». Выходит. Нега. Полная расслабленность. Появляется какое-то неприятное ощущение. Медленно до нее доходит, что этот же член из киски, сейчас пытается ворваться в ее попку. Нет. Не надо. Больно. Какой он твердый и горячий, и нет сил, даже сжать ноги. Нет, не вошел. Снова расслабленное состояние. На анусе размазывается что-то скользкое. Приятно. Гладит то киску, то анус. Вдруг опять, что-то твердое и горячее прижимается к попе. Ой, он же просто смазки перетащил на мою дырочку. Аааай! В этот раз так сильно не давил, но отчего же так больно. Он уже во мне? Головка так легко скользнула внутрь? Пульсирующая тупая боль. Хорошо хоть он больше не двигается. Постепенно боль проходит. Оргазм отступает. Появляется ясность. Так и есть, Ашот стоит над ней. Гладит по щеке. Ее ноги все также на его плечах. Его длинный член упирается в ее попку. Нет, не упирается, он уже в ее попке. Правда, пока только одной головкой. Он начинает раскачиваться. Кольцо ануса плотно охватывает его и не дает двигаться. Выйти члену не позволяет капюшон на головке. Войти дальше — сухой без смазки ствол. Но эти раскачивания начинают расслаблять плотное кольцо. Больновато, но терпимо. Вдруг, с чмокающим звуком головка выскакивает, и, не дав попе сомкнуться, врывается снова. Видимо выскакивая, головка смазала стенки находящейся внутри смазкой. Как хорошо, что я выдавила тогда смазки. Я чувствую, что головка распирает уже где-то глубже. Чмок. Опять свобода. В этот раз головка не сразу врывается внутрь, а сначала елозит снаружи, смазывая дырочку. Я чувствую приятный холодок, остужающий боль ануса. Похоже, действует обезболивающее средство. Вот головка снова направляется вглубь. Сейчас уже не так больно. Продирается по прямой кишке, обратно почти до конца. Снова вглубь, вот первый узел. Здесь его член изгибается. Как же приятна была эта шишка трущаяся во влагалище. Сейчас же опять приступ боли, попка не может пока привыкнуть к такой толщине. Немного надавил и медленно назад. Ещё и ещё. Вот колечко ануса пропускает толстый изгиб члена и плотно обнимает его, не желая выпускать обратно. Постепенно болезненное ощущение растянутой прямой кишки, сменяется чувством заполненности, и восторга от совершенного. В рот настойчиво тыкается толстая головка, видимо он боялся, что я от боли могу и прикусить, а теперь решил наверстать упущенное. И вот уже снова во мне двое. Попа правда, побаливает, но я ведь сама этого хотела. И толстый член Вахи не получается проглотить, только обсасываю. Хорошо он не такой настырный, не пихает мне его в глотку. Но я же мечтала попробовать «бутерброд». Меня последнее время так заводила эта фантазия. Сейчас ещё немножко попку пускай растянет, и попробуем...

От меня, из темного угла комнаты, было видно, как Ашот долбил попку моей жены, с каждым разом проталкивая свой длинный член все глубже. При этом он, как опытный любовник, был достаточно аккуратен. Как только к стонам Лены начинали примешиваться нотки боли, он ослаблял натиск, давая ей привыкнуть к новым ощущениям. Это продолжалось достаточно долго, и видно устав стоять над ней на коленях, он, не вынимая члена, опустился на бок и продолжил медленно, но настойчиво долбить Лену. Вахе видимо тоже захотелось заменить ротик Лены, чем-то более горячим. Они вполголоса поговорили между собой. Ваха лег на спину, Ашот помог Лене забраться на него верхом. Лена со стоном насадилась своей писечкой на его толстую головку и начала раскачиваться. Видимо сказались недавно перенесенный оргазм или болезненные ощущения в попке, но смазки практически не было. Толстый член не проваливался, а лишь вминал лепестки губ и выворачивал их обратно, вызывая гримасы боли у обоих. Впрочем, продолжалось это недолго, Леночкина киска исторгла очередную порцию смазки, и вот уже блестящий толстый член, как отбойный молот, врывается между ее ягодиц. Я уже давно забыл о том, что я должен притворяться пьяным. Сидя в кресле, я с упоением смотрю на это зрелище, поглаживая через брюки давно уже стоящий член. Ашот подходит ко мне: «Бля, охуительная телка! Братан, если бы ты у меня тогда дорогу не спросил, я бы такого секса и не попробовал. Спасибо! Давай присоединяйся. Я сейчас в жопу ее выебу, только боюсь порвать. У тебя вазелин есть?». Я сказал, что видел смазку в ванной на полочке, и он ушел туда.

Послышался звук унитаза, потом включился душ, я подумал, что он надолго, и решил сам пристроиться к свободному отверстию. Приставил член к ее попочке, она сама легла на Ваху, облегчая мне путь. Я толкнул, и мой член легко исчез в ней. Сквозь тонкую перегородку я чувствовал снующий в ней второй член. Это было незабываемо. Мы то одновременно, то поочередно врывались в ее глубины, изредка сталкиваясь головками или скользя, друг по другу. Ваха тяжело дышал, мял руками ее полные груди, вдруг схватил ее в объятия, прижал к себе и, хрипя, начал забивать тазом свой член, подбрасывая нас обоих. Кончал он долго, а я постарался ему не мешать, чувствуя как даже после того, как он успокоился, вздрагивает его член глубоко во влагалище. Постепенно он обмяк, стал меньше, и я почти перестал его чувствовать, продолжая свои движения. Но из Лены так и не выпал.

К Леночке подошел Ашот, с потерявшим форму, но почти не уменьшившемся в размерах членом. Лена сразу же схватила его, и начала ласкать ротиком. Член тут же начал набирать силу. Когда он полностью выпрямился, Ашот предложил мне поменяться с ним местами. Я встал перед Леной, получая наслаждение от ее ротика. Ашот же зашел со стороны попки, открыл, зажатый в руке, тюбик с любрикантом. Густо нанес его на анус Лены. Потом полил на свой член, растирая рукой по всей длине и начал пристраивать свое орудие к попке моей супруги. Я во все глаза глядел, как исполинская дубина легко скользнула в Лену и сразу наполовину скрылась в ее недрах. Я и сам не ожидал, что это зрелище вызовет во мне такие эмоции. Член просто готов был взорваться от возбуждения... Горло Лены, вздрогнуло, пытаясь издать стон, и ещё изысканнее лаская мою головку члена. Я не выдержал, втолкнул член ей в горло, и начал изливаться, наполняя ее ротик своими соками. Лена, в первую секунду поперхнулась, потом всосала член, и в прямом смысле начала его выдаивать, глотая содержимое моих яичек. Излившись в ее ротик, я отошел к столу, налил себе сока и, усевшись на свое место, продолжил наблюдение.

Ашот, продолжал долбить Лену. Причем сейчас его блестящий от смазки член, легко сновал между ее ягодицами. Ваха так и лежал под Леной. Его толстый член снова начал обретать упругость. И вот они уже натягивают Леночку одновременно. Жаль мне не видно ее лица, но судя по ее стонам, она очередной раз на грани оргазма. Ещё несколько синхронных ударов, и все ее тело выгибается дугой. Она задыхается и по ее телу пробегают судороги. Разошедшиеся мужики, не останавливаясь, продолжают забивать в нее свои орудия. Лена ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх