История моей феминизации. Часть 4. Идеальная жена

Страница: 1 из 7

... Чтобы побороть сон, я включила на максимум громкость флэш-плейера... Наконец, поезд доехал до нужной станции, и я, выплюнутая толпой из вагона метро, поправила волосы и неторопливо пошла к выходу в город. Ненавижу час пик!

Что ни говори, ночка выдалась бессонная — вчера до глубокой ночи мы с Антоном занимались этим, ну а в пять утра я уже встала, чтобы помочь ему собрать вещи в дорогу. Утренним самолётом мой Антоша улетел в командировку. В Читу, на пять дней...

На улице стоял лёгкий морозец, и я даже немного взбодрилась. — Ща по-быстренькому договорюсь с Равилем, и... домой... спать без задних ног! — думала я не без удовольствия. Кстати, Равиль (точнее, Равиль Маратович) — наш препод по физкультуре, моложавый мужчина лет где-то чуть менее сорока. Хороший мужик — спокойный, интеллигентный, добрый (до последнего будет держать ведомость, пока все прогульщики не получат «зачтено»).

И вот к этому хорошему мужику я сегодня как раз и шла, договариваться о сдаче нормативов — за весь семестр мне удалось появиться на физре всего раза три... Вообще-то я круглая отличница (правда, об этом знаем только мы с Антоном, а все преподы, однокурсники и родные убеждены в том, что я круглый отличник), и, доучившись до середины четвёртого курса университета, ещё не получила ни одной четвёрки. А тут вдруг... какая-то физра несчастная, да и то, не экзамен, а только зачёт... Но прогулов по ней у меня всё же немеренно, и нормативы я вряд ли сдам за один раз. Ну, ничего... пока Антона нет, попробую напрячься и решить этот вопрос... Слава богу, это последний семестр, в котором есть физра.

Одолеваемая этими будничными мыслями, я подошла к университетскому спорткомплексу. Оставив верхнюю одежду в раздевалке, я осталась в свитере, брюках от мужского костюма (что поделаешь, в универе надо соответствовать именно биологическому полу, а не социальному и психологическому), и тяжелых зимних ботинках. Спросив на кафедре у остальных физруков о примерном местонахождении Равиля Маратовича, я услышала в ответ что-то неопределённое. Тогда я решила пройти в наш спортзал. Тренерская была закрыта, и я зашла в туалет (естественно, мужской) пописать. Спустив брюки вместе с ажурными трусиками, я, по привычке, присела и стала мочиться, придерживая членик рукой, чтобы не забрызгать пол.

Внезапно в коридоре послышались чьи-то торопливые шаги, дверь в туалет хлопнула, и в следующий момент дверь моей кабинки распахнулась. За ней стоял наш физрук собственной персоной. — Извините! — вежливо улыбнувшись, сказал он, молниеносно окинув меня внимательным взглядом. Прикрыв дверь, он зашёл в соседнюю кабинку и там громко отлил...

... Препод ушёл несколько минут назад, звонко хлопнув дверью туалета, а я всё сидела в полуприседе, ни жива ни мертва, раскрылатившись над унитазом. — Вот попала так попала! — думала я, — ничего себе картина — заходит препод в кабинку, а там... один из лучших студентов факультета, спустив женские трусики, отливает, присев на корточки! — носилось в моей голове... Застегнув брюки и смыв за собой, я неторопливо помыла руки и вышла из туалета. Равиль Маратович стоял прямо напротив двери.

 — Здрасьте! — выдавила я, густо покраснев. — Здравствуйте! — мягким приятным голосом ответил преподаватель. Я, сгорая от стыда, попыталась пройти мимо. — Смирнов! — обратился вдруг Равиль Маратович ко мне. Я остановилась и обернулась. — Юра, да? — вежливо уточнил он, подходя на пару шагов ближе, и я кивнула головой, — у Вас очень много пропусков в этом семестре, и... чтобы получить зачёт по физической культуре, Вам необходимо будет подойти и сдать все нормативы... Возможно, конечно, Вы считаете мой предмет неосновным, но он есть в учебном плане, и сдать его Вам так же необходимо, как, скажем... математику или информатику, — мягко сказал он, глядя мне в глаза. — Да, конечно, Равиль Маратович, а когда Вам удобно, чтобы я подошёл? — вздохнув, спросила я. Физрук сделал задумчивое лицо. — Так на память трудно сказать, — почесав висок, задумчиво произнёс он, — давайте пройдём в тренерскую, и я посмотрю в еженедельнике, когда я свободен, — и он сделал приглашающий жест в направлении конца коридора.

... Мы зашли в тренерскую, и физрук зачем-то закрыл дверь на ключ. — Ну, что... пришла зачёт сдавать, значит? — улыбнулся он. — Пришёл, — тихо поправила я, холодея от ужаса. — Нее-ет! Именно пришла! — заверил меня препод, — ты что напялила под брюки, дура? Это что, твоя спортивная форма? — его голос вдруг стал резким и грубым. Я молчала, дрожа от страха. Равиль Маратович подвинулся ко мне и коротким движением кулака двинул мне в солнечное сплетение. Я, как подкошенная, упала на пол, держась за живот и судорожно хватая ртом воздух. Физрук, взяв меня за шиворот, одной рукой приподнял и усадил на стул.

 — Спусти-ка брюки и покажи... что у тебя надето под ними! — приказал он мне. Я непонимающе смотрела на него, не шевелясь — дыхание только-только стало восстанавливаться. — Слушай, девочка, — зловеще начал препод, угрожающе хрустнув костяшками пальцев, — я — профессиональный спортсмен и в совершенстве умею избивать... Изуродую, и синяков не останется... ни одна больница ничего не докажет. Так что... хочешь сохранить здоровье — не заставляй повторять дважды, — его голос звучал тихо и спокойно. Я встала и дрожащими руками принялась расстёгивать брюки. — Хорошие трусы, дорогие! — похвалил меня препод, когда я спустила брюки до колен, — что, богатый ё*арь подарил? — спросил он, щупая материал. — Н-н-нет, это мой... п-парень подарил, — заикаясь, ответила я. — Парень? — с любопытсвом спросил Равиль Маратович, — живёте вместе? — ... я вместо ответа кивнула. — На колени! — тихо и резко сказал физрук, и я послушно выполнила приказ. Он приспустил штаны и достал свой уже полувставший конец. — Длина как у Антона, только ствол немного потолще, — пронеслось в моей голове. — Открой вафельницу, шлюха! — безжалостно продолжал командывать мой препод. Я покорно открыла рот. Физрук подошёл и положил головку члена мне на язык. — Давай работай... только ласково, — добродушно сказал он, и я, прикрыв глаза, начала сосать.

Через несколько мгновений член приобрёл каменную твёрдость. — В глаза мне смотри, бл*дь! — послышался вдруг грозный окрик. Я отрыла глаза и посмотрела на своего педагога. Послышался негромкий щелчок... О, ужас! Он сфотографировал меня на камеру сотового телефона! Боясь остановиться и разозлить Равиля Маратовича, я продолжала работать ртом... Вскоре препод кончил мне в рот, после чего насухо вытер член о мои щёки и подбородок. — Хорошая соска! — похвалил меня он, убрав член и сев в потрёпанное кожаное кресло. Я осталась стоять на коленях. — Что стоишь? Вставай и раздевайся догола! — спокойно сказал он, немного помолчав. Я принялась медленно раздеваться — свитер, футболка, ботинки, брюки, трусики, и... (нет, только не это!), носки.

 — Ого! — удивился препод, посмотрев на мои ноги и довольно улыбнувшись (мои ногти на ногах были аккуратно накрашены ярко-красным лаком; это очень нравилось и мне, и Антону, и я не стала смывать этот лак, одевая мужскую одежду — всё равно под носками ничего не видно!), — я, конечно, сразу, с первого занятия на первом курсе понял, что ты не мужик, а баба, но теперь... я вижу, что ты не просто баба, а настоящая бл*дь! — довольно сказал он, — тебе очень идёт этот лачок... как тебя звать-то? — Юра! — подавленно ответила я. — Какая ещё, в п*зду, Юра? Как тебя называют мужики, с которыми ты еб*шься? — засмеялся Равиль Маратович. — Юля! — поправилась я. — То-то!.....

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх