Екатерина. Продолжение

Страница: 5 из 9

заметила, что всё сухо. Рабыни очень боялись при выполнении роли туалета, упустить мимо своего рта даже каплю мочи Хозяйки за это следовало очень жестокое наказание.

Одну рабыню, которая допустила такую небрежность Госпожа приказала подвесить в пыточной комнате и в течении часа хлестала кнутом, затем воткнула в груди рабыни по пятьдесят иголок, облила тело горячим воском, вставила в п... ду и задницу вибраторы и оставила висеть на трое суток, приказав Ольке наносить через каждые три часа по двадцать ударов плетью. После этого рабыня не допускалась к обслуживанию Госпожи, а делала всю самую грязную работу в доме. Никто из рабынь не хотел попадать под гнев своей Повелительницы. Садистская натура Екатерины требовала постоянно кого-то унижать, кого-то наказывать. Она любила показные процессы наказаний рабынь, за любую самую маленькую ошибку следовало очень суровое наказание, чтобы другие рабыни делали для себя выводы и не повторяли ошибки. Человеческая жизнь для Екатерины была пустяк, она не думала о последствиях, могла и покалечить рабыню, для неё самое главное было лишь её удовлетворение, остальные были рождены, чтобы служить ей.

Благодаря знакомству с директором детского дома она могла постоянно иметь новых рабынь.

Позавтракав, Госпожа приказала одеть себя. Рабыни выполнили приказ Госпожи. На ноги надели чёрные чулки из тончайшего нейлона, пояс с подвязками, трусики стринги, бюсгалтер из тончайшей кожи, сапоги на шнуровке, доходившие до колен, расчесали её волосы и наложили макияж. Взяв собой двух рабынь за поводки, она спустилась в подвал.

Николай проснулся в темноте, от холода и дискомфорта он лежал голый, всё тело болело, руки были скованы за спиной наручниками, ноги были связаны, гениталии были перетянуты верёвкой, во рту был вставлен резиновый кляп, он не мог пошевелиться. Немного придя в себя, он понял, что находится в клетке, причём настолько маленького размера, что он не может даже никуда подвинуться. Николай вспоминал, что вчера с ним случилось, вечером он выпил стакан минералки и отключился. Он не знал, сколько прошло времени, пока он спал, что сейчас было утро или вечер.

Клетка стояла на голом каменном полу, от которого и исходил холод. Ему ничего не оставалась, как ждать, когда его ситуация проясниться. Время шло, казалось, что прошла целая вечность, все члены затекли, начались судороги мышц, он попробовал повернуться, но это сделать было невозможно.

Внезапно в подвале зажёгся свет и он услышал, что по лестнице кто-то спускается. Он не мог видеть, кто идёт, так как не мог поднять голову. На уровне глаз он увидел женские сапоги и услышал сверху голос Екатерины Алексеевны:

 — Ну, что выспался?

Он хотел, что-то ответить, но рот был завязан, и оттуда раздались лишь стоны.

 — Шмара, открой клетку и вытащи этого красавчика сюда, — приказа Екатерина одной из рабынь.

Рабыня открыла клетку и начала вытаскивать Николая, но это было проблематично, так он был связан и не мог передвигаться.

 — Что ты с ним церемонишься, бери за волосы и вытягивай, — посоветовала Госпожа.

Рабыня взяла за волосы Николая и начала тащить из клетки наружу, от резкой боли у него потемнело в глазах и невольно навернулись слёзы. Несмотря на то, что он был обездвижен, он попытался, как мог помочь своей мучительнице вылезти из клетки.

Подняв глаза, Николай и увидел перед собой Екатерину Алексеевну. Такой он не её не видел ни разу, в своём эротическом наряде, она была подобна Богине.

Екатерина села в кресло, по бокам заняли позицию рабыни, встав на колени.

 — Ползи к моим ногам червяк, или может тебе помочь? — сказала Екатерина Алексеевна.

Николаю не хотелось больше испытывать судьбу, и он пополз к креслу Госпожи. Ползти было очень не удобно, руки были за спиной и ноги были связаны.

 — Ползи быстрее, урод, свои тридцать ударов ты уже заработал.

Он подполз к креслу, поднял глаза и перед ним открылась чудесная картина. Екатерина, как царица на троне, восседала на кресле, а по бокам стояли голые рабыни в ошейниках, держа в своих зубах поводки.

Госпожа наступила ногой на лицо Николая.

 — Кто тебе дал право смотреть на меня без разрешения? Отныне твоя жизнь полностью изменится. С этой минуты ты больше не свободный человек, ты моя вещь, мой раб. Ты обязан слушаться меня во всём, выполнять беспрекословно все мои команды и приказы. За малейшее непослушание, будет следовать жесточайшее наказание. Ты понял меня? Если да, то кивни своей бестолковой головой, — с этими словами она подняла ногу с его головы и со всей силы ударила ею по лицу, разбив нос.

 — Фу, я испачкала кровью этого животного свои сапожки. Лизка оближи мне их, да лучше чисть, если плохо вычистишь, пеняй на себя. А ты дура вытащи из его рта кляп, — отдала Госпожа приказы своим рабыням, которые поспешили их исполнять.

Николай не мог поверить тому, что с ним произошло, ещё вчера он был свободным человеком, а сегодня лежал у ног этой беспощадной красавицы. Сначала он думал, что это всего лишь игра, он знал, что есть садомазохизм, но не был поклонником этого, и Екатерина Алексеевна просто решила с ним поиграть, но оказалось всё намного сложнее и серьёзнее, чем просто игра.

 — Екатерина Алексеевна, что это всё значит, — промямлил Никола, когда рабыня вытащила из его рта кляп, язык не хотел его слушаться.

 — Ты, что мразь, так и не понял, что я тебе сказала, ты мой раб и называть меня можешь только Госпожой. У тебя ещё будет много обязанностей, позже я тебе о них расскажу. За то, что ты быстро не усваиваешь, что я тебе сказала, к тем тридцати ударам прибавь ещё тридцать.

 — Екатерина Алексеевна, но у нас в стране нет рабства, Вы наверно шутите, отпустите меня, пожалуйста.

 — Ты скотина очень плохо понимаешь русский язык, я не потерплю неповиновения. Может быть, в стране рабства нет, а у меня есть и тебе придётся с этим смириться, хочешь ты этого или нет, и не надо на эту тему разглагольствовать. Ты мой раб, причём на всю оставшуюся жизнь, теперь твоя душа и тело принадлежат мне. Я хочу, чтобы ты был рабом, и ты им будешь. Я же сказала, как меня называть, — с этими словами она встала с кресла и начала наносить удары сапогами по всему телу Николая, она не заботилась, куда попадала, по лицу или по другим органам, также она специально сильно ударила по его члену и яйцам.

Такую боль Николай не смог стерпеть и из его глаз вновь полились слёзы.

 — Простите, меня Госпожа я больше не буду гневить Вас, — едва выговорил Николай разбитым ртом.

Катерина выбила ему три зуба, но это её совершенно не волновало. Ей надоело пинать тело раба, и она снова опустилась в кресло. Николай лежал в луже крови.

 — Теперь ты понял, что ты раб, — сказала Госпожа и плюнула в лицо лежащего в её ногах раба.

 — Да, — еле ответил Николай.

Опять последовал удар сапогом по лицу, и острый каблук впился в лоб раба.

 — Ты, очень бестолковый, но ничего, через неделю ты будешь, как шёлковый. Запомни, скот, когда обращаешься ко мне, всегда обязан говорить Госпожа. Понял?

 — Да, Госпожа.

 — За свою строптивость получишь ещё сто ударов кнутом, ты сегодня меня разозлил. Сколько всего ты должен получить ударов?

 — Сто шестьдесят, Госпожа.

 — Я думаю, что для ровного счёта двести, пока хватит, если вновь не рассердишь меня.

Рабыням отдала тоже приказ:

 — Что, сучки смотрите, вычищайте своими погаными языками мою обувь, опять я об эту мразь все сапоги испачкала, и не забудьте вылизать, как следует мои подошвы.

Хозяйка сидела на троне, а голые рабыни, находясь на животах, лежали возле её ног и вылизывали сапоги. Когда ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх