Долг

Страница: 1 из 5

Когда раб ушел, Виктория сказала Маше:

 — Сегодня я отдаю тебе раба, можешь заниматься им, а сама вызову свою рабыню, я давно я не воспитывала свою шлюшку, она наверно уже отвыкла от меня, я слышала, что она завела себе без моего разрешения раба. Сейчас я ей позвоню, разберусь с этой тварью.

Она достала телефон и набрала номер, без предисловий она сказала в трубку:

 — Сегодня в 20 часов, я жду тебя у себя дома, — сказав это, она сразу отключила телефон.

 — Вик, больно ты резка с ней.

 — А, как мне вести себя с рабыней, может быть в задницу её поцеловать, можно подумать ты сама добродетель. Вспомни, как пол года назад, ты заездила моего раба, так что он остался на всю жизнь инвалидом, пришлось от него избавляться. А, раб, который несколько месяцев жил с тобой в твоей квартире, когда ты решила пожить без родителей. Тебе было всего лишь 17 лет, а раб думал, как бы поскорей умереть, лишь бы не испытывать твоих каждодневных мучений. Мама постоянно жалуется, что дома ты просто загоняла домработницу, благо родители не знают, что ты делаешь с ней в их отсутствие.

 — Всё, сестра, молчу, я же пошутила.

Сергей разложил все продукты по полочкам холодильника, пришёл в комнату, где сидели Госпожа с сестрой, и встал на колени.

 — Раб, сейчас пойдёшь с Госпожою Марией, она проверит, как ты выполнил мои приказы, которые я тебе оставила с утра. Маш, возьми у него блокнотик, в которые он записывает распоряжения, которые получает от меня и как следует, проверь, как он справился со своей работой.

Маша взяла раба за ошейник, продела в кольцо поводок и они пошли по дому проверять, что сделал Сергей из того, что приказала Виктория. Комнаты были идеально убраны, бельё перестирано, придраться было не к чему. Сергей смирился со своим положением и помнив прошлое наказание за столь незначительные промахи, старался больше не допускать ошибок. Маша подошла к окну.

 — Сейчас я проверю, как ты справился с мытьём окон.

Она отодвинула тюль и начала внимательно осматривать окно.

 — Ой, смотри, развод остался, и ещё один, — Маша нашла несколько еле видимых небольших разводов, но этого было достаточно, чтобы излить на раба весь свой гнев.

 — Так дело не пойдёт, я думала. Что ты прилежный раб, а ты, оказывается халтурщик.

 — Госпожа, я очень старался мыть окна, как следует, но сами знаете, что без единого развода помыть окно очень трудно.

 — Не не знаю, я в своей жизни никогда не занималась такой глупостью, как готовка, уборка, стирка, а тем более мытьё окон. Для этого существуют специальные люди, которые называются — обслуга.

Когда я жила с родителями у нас было две домработницы, которые не только делали всю работу по дому, но и были для нас с сестрой служанками, что мы с сестрой только не вытворяли над ними. Одна до сих пор живёт у родителей. Когда я переехала от родителей в свою квартиру, также пыталась нанять домработниц, но попадались всё время не особо сговорчивые, поэтому приходилось с ними быстро расставаться. У меня даже был раб, но он мне быстро надоел, а другого я пока не смогла найти. Поэтому в последнее время я живу с родителями, ищу для себя подходящего раба, или домработницу, которую можно будет превратить в последствии в свою служанку, и которая будет выполнять все мои прихоти, но найти таких людей пока не могу. Что-то я разоткровенничалась с тобой, раб.

Мария сощурила глаза, выражение её лица приняло агрессивный характер, настроение резко изменилось.

 — Раб, кто тебе дал право разговаривать со мной без разрешения, тебе, что не объясняли правила поведения с Хозяйкой, мне наплевать на твои оправдания, тебе приказали вымыть окна, значит, они должны быть вымыты без единого развода и свои оправдания засунь себе в задницу. Тебя нужно ещё воспитывать и воспитывать, ну ничего я быстро исправлю этот пробел. Живо на колени.

Сергей встал на колени, Госпожа поставила ногу в туфельке на его член и с силой надавила на него. Сергей почувствовал сильную боль внизу, а Госпожа давила всё сильнее и сильнее.

 — Уясни себе червяк, что ты не должен таким тоном разговаривать с Госпожой. Если Хозяйка нашла какой-нибудь недочёт в твоей работе, значит, он существует, и ты должен его безропотно исправить или сделать, что прикажет Госпожа. Сегодня ночью заново перемоешь все окна в доме, и если хоть на одном окне с утра обнаружу даже маленький разводик, ты пожалеешь, что живёшь на этой земле.

 — Госпожа, прошлой ночью я практически не спал, убирался, и за целый день не присел даже на минуту, Ваша сестра дала мне очень большой объём работы.

 — А, ты, как хотел бездельничать, спёр семьсот тысяч евро, теперь отрабатывай, на то ты и раб, чтобы работать на своих Хозяек. Меня совершенно не волнует, спал ты или нет, сколько ты работал, это твоя рабская доля, для меня главное, чтобы ты выполнил моё приказание. Если ты не выполнишь его должным образом, то я сделаю так, что следующие приказания ты будешь выполнять, не задумываясь об усталости, у тебя в сознание будет только одно, любым способом выполнить приказ Госпожи, лишь бы избежать наказания. Хватит ныть, пошли, а то Виктория нас уже заждалась.

Они пришли в комнату Виктории Павловны.

 — Маш, проверила, как он выполнил работу?

 — Отвратительно, да ещё пытался спорить со мной, что-то хотел мне доказать.

 — Ты, что, смерд забылся, кто ты, совсем оборзел, как ты смог перечить Госпоже.

Обратившись уже к сестре, она сказала:

 — Маш, в следующий раз просто выбей ему зубы.

Сергей пытался, что-то сказать в своё оправдание, но был остановлен Госпожой.

 — Молчать, ничего не говори, твоё мнение меня совсем не интересует. Маша возьми плеть, какая тебе понравиться и отхлещи его для начала.

 — Горю желанием это сделать, давай раб наклоняйся, подставляй спину.

Она взяла тонкую кожаную плеть и нанесла около тридцати ударов.

 — Хватит с него, для первого раза.

Тут раздался звонок домофона. Госпожа сказала:

 — Это, наверно, приехала рабыня. Раб пойди, посмотри в домофон, кто приехал и если это Ирка, — впусти.

Сергей подбежал к домофону, увидел, что приехала Ирина Николаевна, сказал ей, что она может заезжать, открыл ворота и пошёл доложить Хозяйке, что приехала Ирина Николаевна.

 — Раб, какая она Ирина Николаевна, она шлюха, и моя рабыня.

Виктория с Марией вышли в гостиную. Ирина поставила машину, быстро вбежала в дом, скинула на ходу с себя шубу, оставшись лишь в чулках, подвязках и в корсете, который плотно облегал её тело. Она была совершенно голой, на ней отсутствовали даже трусики. Она встала на колени и вползла в комнату Хозяек.

 — Госпожа Ваша рабыня явилась по Вашему приказанию.

 — Шлюха, ты плохо понимаешь мои приказы, я приказала прибыть в 20.00, а время сейчас без семи минут восемь, так, что считай, что первое наказание ты заслужила. Какие всё-таки эти рабы бестолковые, ничего не могут сделать нормально. Поприветствуй Госпожу Марию.

 — Госпожа, Мария, разрешите мне поцеловать Ваши туфельки.

 — Целуй падаль, прокурорская сучка.

Вика и Маша уселись в кресла. Маша отпихнула от себя ногой Ирку.

 — Ползи на средину комнаты, становись на колени и внимательно слушай, — сказала Виктория рабыне.

Она отползла на середину комнаты и стала коленями на ковёр.

 — Я слышала, ты завела себе раба и ничего не сказала мне об этом, — начала разговор Виктория Павловна.

 — Откуда, Вы знаете про это Госпожа.

 — Шила в мешке не утаишь, везде есть доброжелатели, которые ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх