Как меня сделали секс-рабыней

Страница: 2 из 6

картинка. Вот мама целуется с красивой полногрудой девушкой лет двадцати. У девушки длинные светлые волосы и соблазнительная попка. Потом мама становится перед ней на колени, задирает ей юбку и приникает поцелуем к черному треугольнику трусиков.

 — Соси, проститутка! — говорит девушка. Мама приспускает ее трусики и достает оттуда большой мужской член! Я сначала подумал, что это не настоящий член, а страпон, но увеличив картинку понял, что он действительно настоящий.

Девушка схватила маму за волосы и ткнула ее лицом в свою промежность. Мама стала облизывать яички, потом ее язычок переместился выше, и вот уже головка члена девушки исчезает во рту моей прекрасной мамочки. Девушка начинает двигать бедрами, насаживая рот любовницы на свой членик. Мама обнимает ее за талию, потом я вижу, как правая рука спускается ниже, и указательный палец проникает между девичьими ягодицами.

 — Да, вставь пальчик мне в анус, — шепчет девушка. Мама делает, как ей приказано, не забывая сосать член возлюбленной. Тут картинка останавливается, и я понял, что закончилась память в видеокамере.

Я записал все это на компьютер, потом мне удалось еще несколько раз снять, как мама сношается со своей любовницей. Я безумно хотел их обеих, но я понимал, что если они обе лесбиянки, то они не захотят чтобы я участвовал в их развлечениях.

Вообще-то я всегда был очень женственным. Во мне почти не было ничего мужского, кроме членика. Меня часто принимали за девочку, даже когда я носил короткую стрижку.

Мама со своей стороны часто говорила мне, что хотела родить не сына, а дочь. Она постоянно запрещала мне играть в мальчишеские игры и все подсовывала женские романы или книги про красивых и сильных женщин, покоряющих слабых парней. Я читал такие книги с особым удовольствием, представляя себя на месте персонажей.

Примерно в двенадцать я додумался надеть женские трусики-стринги. Это меня очень возбудило, и я кончил почти не касаясь члена руками.

С тех пор я даже в школу старался надевать стринги, но только в те дни, когда не было физкультуры. На переменах я уединялся в туалете и самозабвенно онанировал.

В пятнадцать лет я впервые осмелился признаться в любви одной красивой девочке, моей однокласснице. Ее зовут Ольгой, она очень сильная и властная. Через неделю я понял, что если хочу удержать ее, то должен подчиняться ей во всем. Первый секс у нас был у нее дома, когда ее родители были на даче. Когда Оля увидела мои стринги, она не стала смеяться надо мной, а наоборот сказала, что ей очень нравится, что я такой нежный и женственный.

Мы легли в постель. Я заикнулся о том, что хотел бы, чтобы Оля отсосала у меня, как в порнофильмах, но моя любимая отказалась, потому что считала, что это унизительно.

Тогда я лег на спину и стал подрачивать свой членик. Он никак не хотел вставать, тогда я просунул вторую руку себе между ног и, сдвинув узкую полоску трусиков в сторону, стал массировать розочку заднего прохода. Мой членик сразу возбудился и стал как каменный. Оля улеглась на меня и я вошел в нее. Подвигавшись на мне какое-то время, Оля сказала, что ей хочется, чтобы я полизал ее, и не спрашивая хочу ли я это делать уселась мне на лицо своей влажной промежностью. Я стал целовать губки влагалища, но Оля легонько шлепнула меня по головке членика:

 — Лижи, шлюшка! Глубже лижи!

И я стал лизать. Мне так понравилось делать это, что я целых двадцать минут работал языком, заставив Олю кончить два раза.

Отдышавшись, Оля сказала, что я лижу, как самая настоящая шлюха-лесбиянка, и что ей хотелось бы сделать из меня свою секс-рабыню. Мое сердце сильно забилось, а членик снова встал. Я спросил Ольгу, как она собирается это делать. Вместо ответа она достала из шкафчика белый кружевной бюстгальтер, чулки и пояс с подвязками, и попросила меня надеть все это. Я подчинился, понимая, что если откажусь, Оля немедленно бросит меня.

Когда я справился со своей новой одеждой, Оля достала косметичку и усадив меня перед зеркалом принялась за работу. Я смотрел, как мое миловидное и безвольное лицо превращалось в прелестную девичью мордашку, и почти умирал от желания.

Когда Оля закончила, я не узнал себя в зеркале.

 — Видишь, ты превратился в красивую и очень сексуальную девочку, — сказала моя любимая. — Теперь осталось дать тебе новое имя. Как насчет Натальи? Молчишь? Молчание — знак согласия. Отныне ты — Наташа, Наташенька, моя нежная и покорная шлюшка-рабыня. Теперь, когда мы будем оставаться наедине, даже если ты будешь в мужской одежде, ты все равно должна называть себя только в женском роде. Поняла?

Я кивнула.

 — А теперь повернись и покажи свою попочку.

Я все еще немного стеснялась, но Оля, видя что я медлю, схватила меня за плечи и развернула спиной к себе.

 — Ну-ка, раздвинь ягодицы руками...

Я сделала, как она просила, ее пальцы отодвинули полоску трусиков, и я почувствовала, что мне в анус входит что-то твердое.

 — Это плуг для попы, не пугайся. — пояснила Оля. — Ты должна ходить с ним все время, когда мы вместе. А теперь, шлюшка, встань передо мной на колени и повторяй: «Я — конченная блядь, личная собственность моей Госпожи и ее секс-рабыня».

Я повторила. Оля крепко поцеловала меня в губы и вышла из комнаты, приказав продолжать стоять на коленях. Вернулась она через полчаса, одетая в черный бодистокинг, а на поясе у нее болтался толстый страпон. Я поняла, что моя любимая собирается трахнуть меня в попу. Оля приказала мне раздвинуть ягодицы и извлекла из меня плуг. Ее нежные пальчики смазали мой задний проход каким-то кремом. Потом Оля снова оказалась передо мной. Ее розовый страпон закачался перед моим лицом.

 — Соси! — потребовала Госпожа. Я послушно взяла страпон в ротик и начала сосать. Оля двигала бедрами, насаживая мой рот на свой страпон. Через пару минут она приказала мне лечь животом на кровать. Я подползла к постели и легла на живот, выставив свою попочку. Оля взяла меня за бедра и резко насадила мой зад на свой страпон. Я вскрикнула, но Оля зажала мне рот рукой. Ее указательный палец оказался у меня во рту, и я стала сосать его. Оля трахала меня сильными движениями бедер. Я схватила себя за членик и стала дрочить его. Через полминуты я кончила в руку. Оля заставила меня слизать мою сперму.

 — Ну вот, теперь ты окончательно стала моей девочкой, — сказала Оля. — Наташенька, у тебя такая нежная попка!

 — Я очень тебя люблю, моя Госпожа! — ответила я.

 — А теперь — последний штрих, — сказала Оля, доставая фотоаппарат. — Ну-ка, смотри в объектив!

Вспышка ослепила меня. После этого Оля отправила меня домой. Я успела переодеться за полчаса до возвращения мамы, но мой членик был все еще возбужден, и мне пришлось убежать в ванную и подрочить под душем.

С тех пор для меня началась совсем другая жизнь. Я постоянно подсматривала за мамой и ее любовницей. Два-три раза в неделю встречалась с Олей и отдавалась ей. Моя Госпожа была так довольна мной, что даже разрешила мне несколько раз трахнуть ее во влагалище. Мой членик постоянно стоял, потому что в мою попочку был постоянно вставлен плуг.

Однажды я призналась Оле, что подсматриваю за мамой. Оля потребовала чтобы я принесла видеозаписи. Я не могла отказать ей. Оля просмотрела их все и сказала, что мы должны устроить групповой секс. Я стала отказываться, но Оля пригрозила, что покажет наши фотографии в школе, и я покорилась.

На следующий день мы пошли ко мне домой, заперлись в моей комнате, Оля заставила меня одеть белый бодистокинг, а сама надела черную комбинацию с чулками. После этого мы стали ждать. Прошло полчаса. 3а эти полчаса я отлизывал у Оли два раза и оба раза она обкончала мне все лицо.

Наконец, мы услышали как в замке поворачивается ключ. Голос мамы ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх