Лесбиянки-насильницы

Страница: 4 из 6

больше к нему.

Потом она заставила меня встать раком, я думала она опять будет меня бить, но вместо этого она вынула из меня вибратор и стала пальцем сношать меня в анус! Мне было очень стыдно стоять на четвереньках в маминых чулках и в лифчике, а в это время ее палец двигался у меня в попе. Через две-три минуты я кончила, залив всю кровать спермой. Мама засмеялась и сказала. Вот видишь, ты даже кончаешь как девушка, оттого что тебя трахают! Отныне ты не должна прикасаться к своему члену. С этого дня для меня началась новая жизнь. Мама выбросила все мои мужские вещи и накупила много женского белья. Дома я постоянно ходила в колготках или в стрингах, а на улицу выходила в коротком обтягивающем платье, под котором были колготки и лифчик с подкладками. В моей попе всегда находился плуг. Мама заставила меня пить гормоны. А ночью мы ложились вместе в постель, и я подставляла маме свою разработанную задницу. Мне было так хорошо! Я чувствовала себя настоящей проституткой, которую трахает моя госпожа. А на день рождения мама подарила мне ошейник и «пояс целомудрия» для моего члена и тут же сама надела их на меня.

Еще она спросила, хочу ли я стать настоящей женщиной. Я ответила, что хочу. Тогда мама положила меня в клинику по изменению пола, и там мне сделали груди, а через год мне сделают влагалище. А до этого я должна жить здесь на положении рабыни.

 — А тебе позволяют мастурбировать?. спросила я.

 — Раз в две недели с меня снимают пояс целомудрия и разрешают мастурбировать, сколько мне захочется. Я кончаю несколько раз подряд, — с гордостью сообщила мне Сашенька. — А когда нас запирают в тюрьме, то мы с Женечкой делаем минет друг другу. Только не говори никому. Мне достаточно прикосновения языком к головке члена, чтобы я кончила.

 — А сейчас можешь кончить?

 — Если ты позволишь мне прикоснуться члеником к твоей прекрасной груди, я кончу, потому что ты очень возбуждаешь меня. Если ты не против, я кончу на тебя, а потом слижу всю сперму языком.

 — Конечно, прикоснись, — согласилась я. Сашенька немедленно уселась мне на грудь, и ее членик оказался между моих сисек. Транссексуалка осторожно дотронулась головкой фаллоса до моего левого соска. Я застонала и тут же почувствовала, как рука Сашеньки осторожно массирует мою промежность. Этого оказалось достаточно: я тут же кончила, а через секунду на мои груди выплеснулся поток спермы. Саша стала торопливо слизывать с меня все, что накончала, и тут открылась дверь и вошла Госпожа Тамара. Госпожа схватила Сашеньку за волосы, оторвала ее от меня и влепила рабыне пощечину:

 — Ах ты, блядь! Нашла, где брызгать своей грязной спермой! А ну, вон отсюда! Нет, подожди. Слижи все это, потом принеси мокрое полотенце и вытри ее начисто! А твои хозяйки решат, как наказать тебя.

Сашенька покорно вылизала меня, потом сбегала за мокрым полотенцем и вытерла остатки спермы. Госпожа выставила ее за дверь и вновь улеглась рядом со мной. Она не обратила на меня внимания, сосредоточившись на своем журнале. Я не смела пошевелиться. Через полчаса мне захотелось писать. Я робко сказала об этом Госпоже, но она попросила меня лежать смирно и не мешать. Вскоре мне стало совсем невтерпеж, и я попыталась переменить позу. Тогда Госпожа встала, высунулась за дверь и позвала кого-то.

Опять появилась Сашенька. Госпожа приказала ей лечь на пол, а потом, отстегнув меня от кровати, усадила над лицом транссексуалки. Я уже не могла сдерживаться, и в покорно открытый Сашенькин рот из меня полилась струя мочи. Пока я опустошала свой мочевой пузырь, Госпожа фотографировала нас с Сашей своим мобильным телефоном. Когда я закончила, Госпожа приказала Саше вылизать мою промежность.

Потом я опять легла в постель с Госпожой, а Саша должна была смотреть, как мы любим друг друга. Я подставила Госпоже свое влагалище, и она засадила в меня свой страпон.

Госпожа использовала меня всю ночь с небольшими перерывами, а утром она вывела меня из спальни и передала в руки надсмотрщицы. Проходя через гостиную, я заметила, что клетка уже пуста, а несколько рабынь убирают со стола.

Надсмотрщица отвела меня в подвал, где содержались рабыни. Яна объяснила, что рабыни в этом доме проходят школу послушания. Сначала их запирают в подвале-тюрьме, и только после того как они привыкнут к своему подчиненному положению, им разрешают отдыхать в комнате для прислуги.

Подвал на самом деле оказался тюрьмой. Яна втолкнула меня в просторную камеру, в которой уже находилось несколько девушек. Посреди камеры стояла клетка, в которой лежала моя мама. Она была совсем голая. Надсмотрщица открыла дверцу и заставила меня влезть внутрь. Потолок клетки был такой низкий, что я могла сидеть, нагнув голову. Клетка была тесная, так что мы с Леной прижались друг к другу. Надсмотрщица закрыла нас на замок и ушла. Дверь тюрьмы громко хлопнула.

Я огляделась — вокруг нас столпилось обнаженные девушки в ошейниках, они громко обсуждали наши достоинства. Транссексуалка Саша села перед нами на корточки и сказала:

 — Не пугайтесь, мы все прошли через эту клетку не один раз... Хозяйки называют ее «тренажером покорности». Вечером вас отпустят домой.

Мы попытались устроиться поудобнее, но все равно было очень тесно. Сашенька сказала, что эта клетка сделана специально для того, чтобы приучить рабынь не стыдиться однополой любви. Другая транссексуалка, Женя, посоветовала мне лечь на маму сверху, тогда нам будет удобно. Я видела, что мама стесняется, но у нас не было выхода, и тогда я уложила маму на спину, а сама осторожно легла на нее.

Чтобы отвлечься от того, что мы были голыми выставлены на всеобщее обозрение, я спросила, как прошла ночь. Мама коротко рассказала, что ей пять часов пришлось простоять в клетке, чужие руки постоянно ласкали ее тело. Госпожа Таня засунула банан в мамину вагину, а потом заставила ее съесть этот банан. Какая-то блондинка с маленькой грудью потребовала, чтобы мама перед всеми мастурбировала, а когда она попыталась отказаться, ее выволокли из клетки и отхлестали кнутом по спине и попе. Тогда мама стала выполнять все пожелания своих мучительниц. Рассказывая это, она сильно покраснела, и я поняла, что на самом деле ей все это понравилось.

Как тогда на пляже, мы обе почувствовали возбуждение и желание. Девушки, стоявшие вокруг клетки, ласкали друг друга, глядя на нас, и это возбуждало меня еще сильнее. Я стала целовать маму в полуоткрытые губы, а ее руки в это время гладили мою попу. Моя левая рука оказалась в ее промежности. Мама раздвинула ноги, и я стала дрочить ее клитор... В это время ее указательный палец вошел в мой анус и стал двигаться там. Я спустилась ниже и поцеловала левую грудь моей любимой. Мама сдерживала стоны наслаждения, но я чувствовала, что она вот-вот кончит.

Лариса, Мишель и Юля подошли ближе и с горящими глазами смотрели, как мы ласкаем друг друга. Две транссексуалки оказались прямо перед клеткой. Сашенька встала на колени перед Женей и облизывала головку ее членика. В это время Женя двигала у себя в попе анальным плугом. Вскоре на лицо и грудь Саши обильно полилась сперма. Сашенька стала с наслаждением размазывать ее по своему телу. Тогда Женя тоже опустилась на колени и стала слизывать свой нектар любви с грудей подруги.

Я хотела, чтобы мои груди облизывали с такой же нежностью, и предложила маме поменяться. Я легла на спину, а мама оказалась на мне и принялась возбуждать мои соски губами и языком, и вскоре я кончила. Тогда мама стала мастурбировать, крепко прижавшись ко мне. Чтобы помочь ей, я ласкала ее полные груди.

 — Смотри, любимая, — прошептала мама прерывающимся голосом, — как эти девушки прекрасны! И они любят друг друга, глядя, как я отдаюсь тебе! Ах, как мне хорошо. Люби меня, родная!

Наши губы слились в поцелуе, и мама кончила. Потом мы долго лежали в объятиях друг ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх