Екатерина (ч.8-10)

Страница: 3 из 8

ещё в большую ярость.

 — Животное, ты посмела своей тухлой кровью испачкать пол в моей комнате, это тебе даром не пройдёт.

Она вызвала Ольгу.

 — Отведи эту, блядь в подвал, подвесь и как следует, отлупи плетью с металлической нитью, нанесёшь столько ударов, сколько считаешь нужным и доложишь мне об этом. Если же нанесёшь меньше ударов, чем заслуживает эта мерзость, или больше, тем самым, превысив свои полномочия, сама будешь наказана. Уведи эту суку с моих глаз, — и она пару раз снова пнула корчащееся тело.

Ольга взяла рабыню за волосы и потащила в подвал.

 — А, ты своим блядским языком вытри кровь с пола, — обратилась она к Лизке.

 — Ну, что лошадка теперь покатаемся. Жалко, что на улице работают рабочие, ничего проедемся по дому, заодно проверю, как поддерживают порядок мои рабыни.

Раб присел на корточки, Госпожа захватила уздечку, поместила ногу в стремя и быстро поднялась на плечи Николая, уселась в седло. Устроившись поудобней в седле, она дернула за поводья, раб почувствовал, как острые шпоры впились в бока.

 — Можешь подниматься.

Раб бережно поднялся с колен со своей драгоценной ношей. Госпожа не была полной и весила не так уж и много, но всё равно её вес ощущался на шее Николая. Да и Николай не был ни атлетом, ни культуристом, а просто обыкновенным человеком. Госпожа натянула уздечку и всё тело раба, пронзила одновременная сильная боль.

Кольца, в которые были продеты ремешки, натянули участки тела, за которые они были закреплены, особенно больно было соскам и ушам, а член когда Госпожа дёргала за уздечку, поднимался и касался шипов. Она ударила его стёком:

 — Но, моя лошадка.

Раб, покачиваясь с прекрасной наездницей, пошёл по дому, ему было трудно сразу без привычки удержать равновесие, но он старался изо всех сил, боясь уронить свою Госпожу. Она его сразу предупредила, чтобы он слушался команд, которые она будет подавать, дёргая за поводья, если он будет не понимать их, то он получит больше боли. Рывок налево — поворот налево, рывок направо — поворот направо, удар кнутом и шпорами по бокам — увеличить темп, натянутые поводья — означали команду «стой».

Они обошли весь дом, Николай думал, что сейчас упадёт, его тело тряслось от напряжения и усталости. Несколько раз они побывали на втором и третьем этажах, ездили в бассейн, прошли все комнаты. Госпожа своим белым платочком проверяла на чистоту уборку помещений. Она протирала им различные места, и если на платке было хоть немного грязи, она велела Машке, которая ползала следом за ними записывать эти недостатки на листок. Потом она его просмотрит, чтобы указать нерадивым рабыням, которые были ответственные за уборку дома на их недостатки, и за каждый просчёт наказать должным образом.

Николаю приходилось ещё трудно из-за того, что он постоянно приседал, так как они проходили в разные двери, чтобы Госпожа не ударилась головой об косяк, сама же Госпожа не желала наклонять свою голову.

Пару раз он присел не достаточно низко, и Госпоже пришлось чуть наклонить свою голову, за это она сильно избила его кнутом и своими длинными ногтями расцарапала всю грудь и шею свободную от ошейника. Вдоволь накатавшись, Екатерина направила раба в гостиную, он аккуратно опустился на колени, Госпожа слезла с него, села на мягкий диван, позвала Лизку и сказала:

 — Какой кайф я получила, теперь буду передвигаться только на этом животном. Я и покаталась и заодно все помещения проверила на чистоту, эти две суки совсем расслабились, запустили весь дом, но я с ними потом разберусь. Сейчас я хочу писать, обслужи меня.

Лизка подползла к Госпоже, спустила с неё лосины и трусики, плотно прижалась ртом к её пещерке, чтобы не пролить мимо не одной капли. Через несколько секунд поток тёплой мочи потёк в горло рабыни. Слизав последнюю каплю, Лизка помогла надеть лосины и трусики на Госпожу.

 — Ну, что покатаемся дальше, Лизка сними с его шеи седло и одень на спину, я хочу покататься теперь на его хребте, — велела Госпожа рабыни.

Как было сказано, Лизка сняла седло с шеи и закрепила его на спине раба. Госпожа вновь уселась в седло и опять поехала кататься по всему дому. Теперь она платочком проверяла чистоту пола. Раб уже не мог возить свою наездницу, его ноги были стёрты в кровь, руки болели, а Госпожа постоянно требовала увеличить темп ударами хлыста. Она загоняла его до такой степени, что не удержался и упал под весом Госпожи. Пинками и ударами плети, она заставила его подняться и отвезти обратно в гостиную. Рабыням тоже досталось, они ползали следом за Госпожой, поэтому тоже стёрли себе ноги, но это совсем не волновало их Хозяйку.

Удобно устроившись в кресле, Катя велела Лизке отвести раба обратно в клетку, предварительно разнуздать и помыть его.

 — Теперь я буду называть тебя, Крепыш, это будет твоё новое имя с сегодняшнего дня. Я буду везде и всегда передвигаться только на тебе. Хотя и Крепышом назвать тебя трудно, больше подходит имя хиляк, но коня надо называть красивым именем, тем более, что после постоянных тренировок, ты войдёшь в хорошую форму. Всё, теперь пошли вон.

Лизка увела избитого стёком раба в подвал, а к Госпоже уже пришли Машка и Олька. Вся спина Машки была «разрисована» кнутом, сразу было видно, что Ольга постаралась от души.

 — Сколько ты нанесла ударов этой дряни, — спросила Госпожа.

 — Семьдесят ударов.

 — Не совсем угадала, я хотела назначить восемьдесят, но это близко, считай, что тебе повезло, ты мне сегодня угодила.

 — Помоги мне переодеться.

Рабыня переодела свою Госпожу. Сейчас на Екатерине было надето обтягивающее платье до колен, пояс с подвязками, чулки телесного цвета, на ногах красовались остроносые туфли на высоком каблуке, на руки были надеты перчатки.

 — Ольга позови этих тварей.

Через несколько минут в гостиную вползли две рабыни, которые были ответственные за наведение порядка в доме. Госпожа смерила их надменным взглядом и обратилась к ним.

 — Я, сегодня проверила вашу работу и оказывается, вы превратили дом в свинарник, кругом пыль, полы не мытые, твари, вы, что совсем разленились. Воспользовались моей добротой и наивностью, что я доверяю вам, верю, что вы убираетесь, каждый день и не контролирую вас. Всё загажено. Вам не хватает времени убираться?

 — Госпожа мы убираемся каждый день, везде, где Вы приказываете, и каждый день убираемся во всех комнатах.

 — Молчать, скотина, это что такое, при вас мрази проверяла, — с этими словами она пихнула под нос рабыне свой белый платок, который во многих местах был грязным.

 — И вы считаете это чистотой, я проверяла в самых доступных местах, а если бы начала проверять все щели, представляю, что там твориться. Машка зачитай список мест, где мы обнаружили грязь.

Машка взяла список переданный ей Лизкой и начала его читать.

 — Ну, что суки поняли свою вину.

 — Госпожа, мы очень сильно перед Вами провинились, простите нас, пожалуйста.

 — Мрази, вы не хотите работать, как следует, но ничего достроят конюшню, сделаю из вас ездовых лошадей, а на ваше место возьму новых рабынь.

Пока Госпожа произносила свою речь, рабыни стояли на коленях, опустив головы и ждали своей участи.

 — Олька, принеси мне кнут, которым ты стегала Машку, я преподам этим гнусностям урок и себе захвати кнут потяжелее.

Ольга бегом сбегала в подвал и через минуту подавала Госпоже кнут.

 — Подставляйте, твари свои спины, пора принимать наказание. Ольга лупи без жалости, по любым частям тела, я скажу, когда остановиться. Машка отползи в сторону, ты своё сегодня получила.

Екатерина поднялась с кресла,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх